Дизайн

Пространственные арабески

С июня по октябрь на территории элитного курорта «Пирогово» прошла выставка «Арабески», представлявшая собой подборку выполненных для него ещё не реализованных проектов. Впрочем, для некоторых из них уже подготовлен котлован, другие пока находятся на стадии концепции. Напомним, что курорт занимает всю территорию популярного и весьма престижного в советское время пансионата «Клязьминское водохранилище», построенного по приказу Хрущева на берегу так называемой Ухты бухты (название придумано в это веке). В 2002-2005 годах здесь проходил фестиваль современного искусства «Арт-Клязьма», благодаря которому на территории осталось много интересных объектов современного искусства в большинстве своем архитектурно-ландшафтной направленности. Например, здесь находится премированный на нескольких конкурсах «Павильон для водочных церемоний» Александра Бродского, собранный из старых окон партийного пансионата, а также «Леса в лесах» от «Обледенения архитекторов», возносящие посетителя над верхушками деревьев. При этом с начала 2003 г. в прошлом зона общественного отдыха обрела нового хозяина и идеолога. По его заказу Евгений Асс разработал генеральный план, в соответствии с которым началось архитектурное освоение территории. Был введен строгий регламент застройки с запретом на возведение заборов и рекомендациями не только ко внешнему виду домов, но и их конструктивным решениям. Курорт совмещает два клуба: гольфовый — на внутренних территориях, и яхтенный — на берегу в общественной зоне. На данный момент построено уже более 20 строений, большая часть которых спроектирована в мастерской Тотана Кузембаева, среди других проектировщиков, чьи идеи успешно претворены в жизнь: Александр Бродский, Николай Лызлов, студия «А-Б. Еще здесь запланировано построить не более 40 домов-вилл, причем некоторая часть застройки будет расположена в непосредственной зоне гольф-полей. На косе же (общественная часть), отделяющей Ухты бухту от основного рукава Клязьминского водохранилища расположены домики яхтсменов, в соответствии с регламентом они имеют ширину 7,5 м, а глубину 16-20 м, и размер не более чем 5х8х6 м.

Генплан. Влевой части — небольшой мыс с домиками для яхтсменов и причалом для яхт, справа — гольфовая часть курорта..

Организация выставки нереализованных проектов имеет сразу две цели: художественную, как любая нормальная выставка, и коммерческую. То есть гости курорта могут зайти и присмотреть себе домик, впрочем, пока нет официальной информации о продажах курортных шедевров. Куратором нынешнего мероприятия, обеспечившим ему, несомненно, высокое художественное качество, выступил Юрий Аввакумов. Он создал не то чтобы очень сложную — а именно сложность и изощренность считается отличительной чертой арабесок, будь то орнамент или танец — но весьма многоплановую и информативную экспозицию. В выделенном под выставку пространстве эллинга, спроектированного когда-то также Е.Ассом, он выстроил из паллет, окрашенных синей краской, 16 П-образных отсеков и объединил их в дугу, нарушив привычную прямоугольность этого гаража для яхт. В каждом были размещены материалы, относящиеся к одному проекту (всего 16 проектов от 13 архитекторов). В выставке на равных выступили проекты маленьких домиков яхтсменов, которые строятся в общественной части курорта на Завидкином мысу, и внушительных домов для внутренних территорий. Аввакумов постарался представить максимально полные досье на каждый из них: макеты, чертежи, компьютерные, ручные эскизы и даже фотографии тех видов, что окружают каждую из предполагаемых строительных площадок на сегодняшний момент. Впрочем, они не учитывали появления соседей. Главными же арабесками стали танцы, в которых была сделана попытка описать будущие жилые пространства. Режиссером стал Дмитрий Булыгин, исполнение — танцевальная группа «Цех», а аккомпанемент обеспечила группа «Ядерный лось».

«Гута вилла».

Пространства, надо сказать, авторами предлагаются разноплановые, даже интересно, когда же наконец их фантазия иссякнет. Вот, например, одни четко разделяют общественный и приватный блоки, так сделано у Александра Бродского в доме «у 5-й лунки». А у Эрика ван Эгераата в его вилле «Гута» закрытые объемы спален «плавают» в общественном пространстве, как в физрастворе. Кто-то создает пространства, максимально соединяющиеся с природой, остекляя почти весь фронт, продолжая внутреннее мощение пола снаружи и заводя рельеф в дом. Ярким примером такого подхода можно считать дом «Дракон» Тотана Кузембаева. Тогда как Юрий Аввакумов в доме «Контррельеф» внешний мир достаточно жестко отделил от внутреннего. В качестве еще одной пары противоположностей стоит отметить классические «сараи» прямоугольных очертаний со скатными крышами: дом «у 1-й лунки» «Проекта Меганом», проект мастерской Сергея Скуратова и криволинейные структуры вроде тех, что получились у Николая Лызлова в его домах 1 и 2. Особняком стоят — по-разному, но оба классицистические — проекты Михаила Белова и Ильи Уткина. Кроме того, в каждом доме есть собственные неповторимые истории, вроде внутреннего садика в скуратовском проекте, перемещающихся стен в кузембаевском доме «Баяне», трансформируемых перекрытий у Гари Чанга в доме «Экспрессе». Самое интересное, что каждый из 16-ти вариантов уникален для подмосковного коттеджного рынка. 6 из них и еще одну концепцию, не участвовавшую в выставке, мы представляем на следующих страницах.

Дом «Дракон».
comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments