Без рубрики

Зима 2009-го. Париж. Дизайнерские выставки. Три фото со вспышкой.

Понятно, в столице арт-инноваций экспозиций, посвященных дизайну, великое множество – если иметь в виду десятки и сотни функционирующих художественных галерей. Перед вами – фоторепортажи с «Meuble-Paris’2009», проходящей в рамках зимнего салона «Maison & Objet», «No discipline», бенефиса Р.Арада в Центре Бобур, и первой персональной выставки парижского сценографа Э.Файф, дочери Г. и С.Файф, в Шато де Сент-Уэн.

Зимняя «Maison & Objet» традиционно делает акцент на дизайне мебели, выведенной в особый раздел и на отдельную выставочную площадку – в экспоцентр Ле Бурже. На этот раз из некоммерческих блоков всего три: один, демонстрирующий новые материалы-хамелеоны, созданные в центре Innovateque Технологического института FCBA в Париже, второй, который называется «Трамплин» — поддерживающий молодые таланты, третий – предъявляет работы избранного дизайнера года: на этот раз им стал Франсуа Азамбур.
В рамках последнего – представлены в основном мебель и интерьерные объекты, выполненные во второй половине 2000-х гг. Типологическое однообразие – преимущественно это кресла, стулья, табуретки, чуть разбавленные светильниками, коробчатыми и гиперболоидными, компенсируется едва ли не уникальной палитрой задействованных материалов: это и самые разные металлы – от меди и стали до серебра, и пластик, и дерево, и кожа, и полимерная пена по сетке, и жеванная бумага с пропиткой, и резина, и льняная ткань. Странным образом на стенде отсутствует только саксофон – любимое детище Ф.Азамбура, которое он модернизировал, сделав на 40% легче — при сохранении функциональных свойств.
Инженер с абсолютным музыкальным слухом – так характеризуют мастера французские арт-критики.

На Рона Арада кое-кто идет с предубеждением как на «модную штучку». Выставка «No discipline» (равно как и сопутствующий ей шикарный каталог) не способна в этом разубедить, но зато она поражает и привлекает своей структурной выстроенностью при криволинейной изобретательности, профессиональным диапазоном и множественностью задействованных экспозиционных приемов и средств.
Из трех разделов «Экспериментальный дизайн», «Индустриальный дизайн» и «Архитектура» — наиболее интересен последний: в узких проходах между стендами с макетами полно народу. Предъявленные более двух десятков проектов дают исчерпывающее представление о творческом методе Р.Арада, в основе которого педалированный и всячески обставленный контраст между биоморфными и существующими или вновь создаваемыми ортогональными структурами и нагнетание экспрессии, иногда – вплоть до эпатажа, как это имеет место, например, в строящемся офисном здании в Иерусалиме, добрая половина которого оказывается консольно вывешенной с сугубо имиджевыми целями.
Что касается и в хвост, и в гриву эксплуатируемой контрастности, то поначалу присматриваешься к оттенкам, но на третьем десятке такая творческая цельность приедается, хочется скорострельно завершить просмотр, но взгляд натыкается на реализующееся в настоящий момент (по крайней мере, так написано) проектное предложение по обустройству пространства атриума в комплексе «Добрынинский» в Москве, принадлежащем компании «Хорус Капитал». Гигантское покрывало ниспадает с верхней отметки атриума, укутывая в своих складках общественно-рекреационные зоны – ресторан, бар и т.п. Экстравагантность не всегда противоречит комфортности и удобству – это тот самый случай.

Эмили Файф на своей персональной выставке продемонстрировала работы последних нескольких лет, большую часть которых «АВ» уже публиковал (см.: АВ, 2008, №4, с.200-205). Как нам кажется, наиболее интересные из них — «трансформирующиеся, или мобильные объекты», позиционируемые как своего рода перпетуум мобиле: безостановочно сокращающиеся подвешенные к потолку матерчатые сердца и «дышащие» ландшафты из шелка, или прерии, как их называет сам автор. Дарованная им «вечная» жизнь побуждает зрителей к рефлексии относительно оснований бытия и цены, которую человечество платит за свои прегрешения.
Впрочем, социально-философские коннотации не мешают им оставаться объектами реального заказа – Э.Файф уже более пяти лет тесно сотрудничает с Изабель Маран, выполнив для нее сценографию десятка витрин.

[thumb]/files/u2/70c9b6a40f705022199e28a91fc03a13.jpg[/thumb]
[thumb]/files/u2/265e23c8741626ee6d7b5099583a142d.jpg[/thumb]
[thumb]/files/u2/303272a2c04bbfcf87c5dfeb787edba3.jpg[/thumb]
Со слов французских критиков, дизайнер «Meuble-Paris’2009» Ф.Азамбур — это инженер с абсолютным музыкальным слухом. На его стенде помимо полчищ стульев и табуреток есть еще и светильник-гиперболоид.
[thumb]/files/u2/7d007fd65a972c80464e6bd521461d10.jpg[/thumb]
[thumb]/files/u2/765101631ecad151a4472c57adca3fe3.jpg[/thumb]
[thumb]/files/u2/67630e147a958f15edb5762508392763.jpg[/thumb]
«No discipline» Р.Арада в Центре Помпиду считывается как киношный блокбастер – настолько изобретательны как концепция, так и дизайн. Пусть и «модная штучка», но действует гипнотически.
[thumb]/files/u2/f0d5bccd731a458a36ad5890c856b269.jpg[/thumb]
Р.Арад. Макет организации пространства атриума в комплексе «Добрынинский» в Москве для «Хорус Капитал». Гигантское покрывало ниспадает с верхней отметки, укутывая в своих складках общественно-рекреационные зоны.
[thumb]/files/u2/04cf9cbe2a47684fbc0952ee39712174.jpg[/thumb]
[thumb]/files/u2/3db85b4525157401a1597beb9ae68970.jpg[/thumb]
Перпетуум мобиле от Э.Файф – сокращающиеся сердца и «дышащие» ландшафты.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of