Без рубрики

По просьбе «АВ» результаты конкурса комментирует член жюри, академик А.В.Боков.

По просьбе «АВ»
результаты конкурса
комментирует член жюри,
академик А.В.Боков
Этот конкурс многие, и я в том числе, рассматривали как своего рода соперничество двух команд: российской и зарубежной.
Надо отметить, что конкурс был организован намного лучше, чем все предшествующие. Одним из подтверждений этого явился список приглашенных зарубежных участников – это не самые громкие имена, не коммерческие, не брендовые фигуры, но весьма профессиональные, тонкие, архитекторы-интеллектуалы. Тем сложнее и престижнее был выигрыш российского коллектива.
Поставленная задача зарубежными и отечественными специалистами была понята по-разному. Материал, представленный российскими и западными архитекторами, не совпадал ни по наполнению, ни по степени проработанности, ни по расставленным акцентам.
Проекты наших конкурсантов, безусловно, отличались большей проработанностью. Однако основное соперничество происходило на концептуальном уровне. Именно здесь российские архитекторы в последние годы существенно проигрывали западным. В данном же случае столкновение, как мне показалось, завершилось в пользу россиян в силу точности их ответов, а кроме того, из-за склонности зарубежных коллег к некоторым концептуально сильным и привлекательным жестам, но не имеющим потенции к развитию.
Проекты, подобные «Набережной Европы», едва ли могут являться жестами, это позволительно в отношении небольших или изолированных зданий. Здесь же деятельность архитектора ограничена сложившимся контекстом, регламентами, отношением публики. Все эти факторы гости чувствовали в меньшей степени, чем «туземные» авторы. В российских предложениях содержались достаточно сильные идеи, и при этом были отчетливо продемонстрированы пути движения вглубь.
Напомню, что конкурсу предшествовала серьезная работа, проделанная мастерской «Земцов, Кондиайн и партнеры», без которой результаты были бы куда менее продуктивными. На мой взгляд, ни одному участнику не удалось существенно опровергнуть концепцию, заложенную Ю.Земцовым.
За время, прошедшее после первого конкурса, тем более после скандала, связанного с башней Газпрома, петербургское общество прошло серьезный путь, который вернул его к ощущению ценности города, ландшафта, природы, органики, структуры. Это во многом предопределило командную победу российской стороны.
Авторы проекта-победителя выбрали определенный язык подачи, явно отсылающий нас к графике Серебряного века, в лице Остроумовой-Лебедевой. Это оправданный и понятный выбор, который я не берусь критиковать. Архитекторы обращаются к неоклассике начала ХХ века и делают это достаточно качественно.
Что является объектом критики, это транспортная проблема, включая отсутствие гостевых стоянок, возможности подъезда к входам в апартаменты и пр. Пожалуй, только у Н.Явейна не было явных проколов.
Отмечу еще один существенный недостаток – отсутствие социальной инфраструктуры в крупном жилом районе, что теоретически необходимо было предусмотреть еще на стадии мастер-плана, разрабатывавшимся Ю.Земцовым на предварительном этапе. При том, что изначально предполагалось вполне завершенное и отчасти закрытое в социальном отношении образование.
Так что инфраструктурный вопрос ни в отношении транспорта, ни в отношении социальной обеспеченности во всех представленных проектах оказался недосказанным. Забывать об этом и устроителям, и авторам непростительно.
В проекте Е.Герасимова-С.Чобана смущает также непрозрачность жилых блоков и дефицит зелени. Чего нельзя сказать о предложении Н.Явейна, где дворы наполнены водой и светом, довольно хорошо озеленены – это отдельно стоящие невысокие деревья, газоны, напоминающие зелень Марсова поля, сдержанную, северную. Н.Явейну удалось понизить высоту зданий примерно на 6 метров при большем выходе площади за счет довольно остроумного решения партера.
Замечания относительно заданной высоты Дворца танцев более 40 м при допустимых в соответствии с регламентом 30-ти мне не совсем понятны, равно как и нежелание Б.Эйфмана опускать пол зрительного зала ниже нулевой отметки. Все это мне представляется не вполне оправданным и принципиальным. Как известно, здание, превышающее регламентную высоту, не обязательно должно разрушать пространство, и наоборот, соблюдение высотности не страхует от появления всеубивающего убожества.
Понятно, что проект-победитель требует доработки, хотя препятствий к его воплощению я не вижу. Что касается перспектив реализации, в первую очередь надо оценивать возможности инвесторов. Смогут ли они начать финансирование столь сложного объекта в нынешних условиях? Многие сегодня не в состоянии завершить даже практически реализованные проекты…

Материал подготовила Алла Павликова

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of