Архитектура

Презентация Санкт-Петербургского академического центра МААМ и II Архитектурная биеналле оказались предусмотрительно запараллелены.

В начале апреля в северной столице России состоялось открытие Санкт-Петербургского центра МААМ. Параллельно прошла II Санкт-Петербургская биеннале «Архитектура С.-Петербурга 2007-2009», организованная Объединением архитектурных мастерских Спб и Институтом «Pro Arte». Оба события сопровождались длинным шлейфом мероприятий, среди них – выставка на тему «Социальная ответAственность архитектора», знакомство с внутрипрофессиональным положением дел и современной архитектурой Питера, выставка «Архитектура Петербурга 2009», проведение мастер-классов петербургских, московских и зарубежных архитекторов, встреча с руководством Комитета по градостроительству и архитектуре, презентация архитектурных изданий и пр.

ИЗ ОФИЦИАЛЬНОЙ ХРОНИКИ
8 апреля в Бронзовом зале Дома архитекторов на Б.Морской состоялось открытие Санкт-Петербургского Академического центра МААМ*. Сугубая официальность процедуры, предусматривавшей длинный перечень протокольных мероприятий – от утверждения Академического Совета центра до выборов новых членов МААМ из числа питерских архитекторов, не воспрепятствовала постановке и обсуждению злободневных профессиональных проблем. Так, в своем выступлении президент Академии Ю.П.Платонов говорил о необходимости противостояния накрывающему архитектурный цех «облаку» в виде нынешнего финансового кризиса, борьбе «на уничтожение», развернутой узкопрагматичными девелоперами против творческих личностей – как российских, так и зарубежных, приводящей к нивелированию и усреднению оригинальных архитектурных решений, внутрицеховым стандартам, продиктованным современными узкотехнологическими данностями и деформирующим облик российских городов, столичных в том числе, и др. Одним из способов противодействия гибельным трендам является как раз формирование и функционирование Академических центров – как свершившийся факт: в Беларуси, Казахстане, Сочи, в перспективе — в Ростове-на-Дону, Иркутске, Западной Сибири (здесь конкурируют Новосибирск и Екатеринбург) и др.
Состоявшаяся на следующий день встреча руководства МААМ с главным архитектором Санкт-Петербурга Ю.К.Митюревым носила неформальный характер. Президент МААМ Ю.П.Платонов, вице-президент В.Д.Красильников и почетный президент САР Ю.П.Гнедовский подняли тему своеобразия генетического кода исторически сложившихся городов и его влияние на восприятие архитектурно-градостроительных инноваций. Москва, казалось бы, обладающая повышенным потенциалом адаптации и аппроприации нового, чем дальше, тем больше обрекается на следование в фарватере «сувенирного» подхода – Ю.П.Платонов в качестве невдохновляющего примера, имеющего шанс теперь уже распространиться в масштабах города, привел церковь Симеона Столпника на Новом Арбате. В этой патовой ситуации поворотную роль могло бы сыграть утверждение ПЗЗ – в Питере, принявшем Правила в декабре минувшего года, они оказываются своего рода инструментом балансировки в пределах, а точнее — вокруг правового поля. Среди других затронутых тем – парадоксальное, если иметь в виду понижение статуса главного архитектора, оказавшегося под руководителем Комитета, юристом по образованию, реальное возвышение возглавляемого им Градсовета, получившего приставку «при Правительстве Санкт-Петербурга»; непредусмотренность в генплане города площадки под размещение сити, что вызывает известные градостроительные дисфункции и провоцирует общественные конфликты; однобокость и предумышленная необъективность со стороны памятникоохранных движений, регулярно приводящая к третированию представителей архитектурного цеха, лучших в том числе; перспективы совершенствования института конкурсного проектирования и др.
Итогом же встречи можно считать договоренность руководства МААМ и Комитета по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга о демонстрации выставки «Архитектура Петербурга 2009» в Москве и других городах России.
С БИЕННАЛЕ
Эта выставка – вторая по счету, первая состоялась два года назад. Отрицательной динамики пока не наблюдается – дело в том, что выставлены работы последних двух тучных лет.


Открытие Санкт-Петербургского
академического центра МААМ.
Бронзовый зал Дома архитектора. Выступление президента МААМ Ю.П.Платонова.

Мраморный зал Этнографического музея был заполнен, включая обходную галерею. Унифицированная подача вносила дисциплинирующее начало, равно как и строгая иерархия: внизу – работы членов ОАМ, на галерее – кандидатов и примкнувших к ним. Единственное исключение – М.Филиппов, развернувший наверху ретроспективу построек последнего времени начиная от «Римского дома» и сюиты подмосковных особняков, а в главном зале представивший проект развития «Набережной Европы» четырехлетней давности, но как будто выполненный в аккурат к недавно прошедшему международному конкурсу – на глаз соблюден даже функциональный регламент и плюс-минус выход площадей; театр Б.Эйфмана предстает в качестве композиционного и смыслового центра территории, вот только зал заглублен вопреки пожеланиям маэстро.
Экспозиция на галерее включала также выставку – дань памяти скончавшемуся в прошлом году крупнейшему советскому зодчему, народному архитектору СССР А.Жуку. Лента истории советской архитектуры развернута во всей своей эпической мощи – начиная от сталинского времени и заканчивая отблесками постперестроечной эпохи.
Строчки экспозиционных стендов оживлялись выставленными макетами – по преимуществу крупных градостроительных объектов. В объектив нашей камеры попали:
— проект загородного кампуса Высшей школы менеджмента СпбГУ на территории дворцово-паркового ансамбля «Михайловская дача» «Студии 44», на прошедшем «Зодчестве удостоившийся Золотого диплома и представляющий собой комплексную работу по реорганизации и развитию территории с реставрацией отдельных исторических зданий руки Штакеншнейдера и Боссе и деликатным новым строительством, распадающимся на отдельные кластеры-наборы архетипов: общежития, учебные корпуса, объекты обслуживающей инфраструктуры и пр. Строительство разбито всего на две очереди, первая из которых в настоящий момент реализуется(!);
— проект реорганизации территории грузового двора станции «Московская-Товарная», принадлежащий бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и «Студии Эгре Вест» и вслед за московским поисковым опытом по застройке территорий станции «Рижская» и у платформы «Северянин» ставящий целью использование едва ли не последнего территориального ресурса города. Офисы вынесены к магистрали и железнодорожным путям, экранируя жилье с пошагово равномерными вкраплениями общественно-культурно-деловой функции. Местной достопримечательностью оказывается зигзагообразное обводнение (подводка от соседнего Обводного канала);
— конкурсный проект выставочно-конгрессного комплекса в поселке Шушары компаний «Евгений Герасимов и партнеры» и «НПС Чобан Фосс», завоевавший первую премию и в настоящее время продвигающийся к реализации. Строгое полукаре выставочных помещений, отороченных развитыми торговыми площадями, перекрытыми светопрозрачными конструкциями, контрастирует с биоморфным крылом общественно-культурно-конгрессной части, вбирающей в себя маркетологически просчитанный набор конференц-залов и аудиторий, перемежаемых разногабаритными атриумными пространствами.
Из реализаций отметим:
— Бронзового лауреата «Зодчества-2008» многофункциональный офисный комплекс на Аптекарской набережной мастерской М.Мамошина, неомодернистским языком непринужденно перелагающий идеологические постулаты классицизма: ритмизованная симметрия, тройственный характер членений – база, тело, венчание, облегчение композиции снизу вверх и т.д. Приветствуется сложная рифма с расположенной по соседству 300-метровой телевышкой с ее работающей на просвет пространственной конструкцией;
— жилой дом на Малом проспекте мастерской О.Романова «АМР» с его игривой деконструкцией фасада посредством безобидной поэтажной сбивки линии эркеров. Этот прием варьируется в его же проекте общественно-делового центра на улице Грибалевой – напару с высотной перебивкой коммуникационных башен, а также в работах компании «Витрувий и сыновья», претендуя на то, чтобы стать одной из местных фишек;
— серию бывших промышленных сооружений, перепрофилируемых под офисы с узнаваемой принтованной оболочкой, от мастерской С.Чобана. Ее открыл «Дом Бенуа» на Пискаревском проспекте – маркетинговый ход «фасад как бренд» сработал, после чего инвестор аппроприировал его в качестве рабочего инструмента и – одновременно – визитной карточки.
Меня интересовало состояние и градус падения местного рынка проектных услуг, однако добиться от питерских архитекторов членораздельного ответа, по возможности подкрепленного статистическими данными, нелегко – они технично держат дистанцию. Пришлось сделать спецвылазку на Крестовский остров – поглазеть на стройки, которые здесь на каждом шагу.
В жилом квартале на набережной Мартынова мастерских «Евгений Герасимов и Партнеры и «НПС Чобан Фосс» работяги докладывают брусчатку при въезде. На жилом комплексе на Депутатской улице «Земцова, Кондиайна и партнеров» дым столбом – вертятся все три крана. А вот на жилых домах «А.ЛЕН» и Ю.Митюрева на Морском проспекте, несмотря на их близость к завершающей фазе (особенно последнего), шевеления не обнаружилось – и это в будний, пополудни, на небе ни облачка, как видно из нашего фоторепортажа.
Не секрет, что на московских стройплощадках – примерно та же картина: функционируют через одну, точнее – через две, если не через три…


Встреча руководства МААМ и Комитета по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга.
Справа – недавно назначенный новый главный архитектор города Ю.К.Митюрев.

ЕЖЕГОДНИК
В рамках Биеннале прошла презентация нового, седьмого по счету «Архитектурного ежегодника, 2007-2008», выпущенного Объединением архитектурных мастерских (Спб., Пропилеи, 2009). Сличение его с материалами выставки дает известное расхождение. Тем интереснее рассматривать, время от времени натыкаясь на откровения типа концепции застройки центральной площади в г.Онега мастерской М.Мамошина, изобретательно интерпретирующей архитектурные решения, характерные для Русского Севера пополам с более дальними – финскими и, шире, скандинавскими – прообразами: плотно сбитые композиции с многочисленными пристройками, многоскатные и вальмовые кровли, многогранные башенные объемы, увенчанные шпилями, и т.п.
И все-таки лично на меня самое большое впечатление произвел завершающий книгу блестящий текст О.Явейна из рубрики «Дискуссионный листок». Автор, констатируя обнаружившее себя в начале нового тысячелетия предчувствие «новой эры» или «новой парадигмы» в архитектуре, предвидит ее вероятную несовместимость с параметрами пространственной структуры Петербурга. Привлекая материалы недавнего международного конкурса на реконструкцию и развитие Апраксина двора, он возводит проекты ведущих западных архитекторов-участников конкурса – от ОМА и MVRDV до Wilkinson-Eyre – к нескольким архетипическим мегаструктурам – «дому-городу», «висячему городу», «городу под оболочкой», «подземному городу» и др., известным нам еще со времени выхода книги М.Рагона «Города будущего». Трудно прозрения полувековой давности квалифицировать как нечто новое – тем не менее, это-то как раз и происходит с завидным постоянством из десятилетие в десятилетие, правда, каждый раз в новом обличии – метаболистском, деконструктивистском, нелинейном. Новаторство, не желающее видеть себя в качестве воспроизводящейся традиции, превращается в профессиональную догму. Выход за ее пределы профессиональной общественностью, мягко говоря, не приветствуется, воспринимается как нечто нецивилизованное и ретроградное. Новаторство – это всего лишь жанр, — подводит черту О.Явейн.
Далее он безжалостно анатомирует это мнимое, имитационное новаторство, которое должно отвечать последним международным vip-стандартам, быть репрезентативным и китчево привлекательным, образуя со своим бывшим антагонистом в лице классицизма своего рода сообщающиеся сосуды. Архитектура постепенно мутирует в направлении дизайна с его позывом отвечать сезонной моде – дуги, пороги, спойлера, противотуманки… И еще – история необходима современной архитектуре в качестве фона, антуража, для достижения искомого монтажного эффекта. Иначе говоря, «нарастающее массированное паразитическое разъедание исторического наследия» прекрасно уживается с формальным соблюдением положений Венецианской хартии.
Сегодня мир архитектуры, — заключает О.Явейн, — становится все более однополярным, подобно тому, как это имеет место в социально-политической практике. Главенствует «исключающий», а вовсе не «включающий» взгляд на вещи. Для каких-то городов это, быть может, благо, для других – удобоваримо, для Питера – разрушительно.
Это статья-констатация или все же предупреждение, предполагающее различные варианты конструируемого будущего, а значит – оставляющее надежду?..

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о