Архитектура

Калининберг — Кенигсград — воссоздание образа? Комплексный диплом реконструкции центра Калининграда

Публикация В.Бабурова, посвященная истории, современному состоянию и перспективам развития Калининграда*, возымела продолжение. Одна из команд-участниц международного семинара 2007 г., имевшего своей целью выработку концепции градостроительного развития центральной части города, на свой страх и риск продолжила поиски – уже в рамках дипломного проектирования в Московском архитектурном институте. Профессор МАрхИ Андрей Некрасов и Кирилл Фомин возвращаются к основным идеям проекта двухлетней давности, предъявляя его развитие и трансформацию во времени.

Летом 2007 г. архитектурные власти Калининграда обратились в МАрхИ с предложением принять участие в международном проектном семинаре, посвященном проблеме реконструкции центра города. В течение двух месяцев группы архитекторов из Германии, Польши, Финляндии, Голландии, Калининграда и Москвы, получив задание на разработку эскизного проекта, прослушав вводные лекции и посетив проблемные участки города, разъехались по своим городам, чтобы продолжить работу. Спустя пару месяцев группы снова собрались в Калининграде, чтобы организовать общую экспозицию, обсудить результаты и выработать рекомендации. В московскую группу вошли студенты 6-го курса МАрхИ, которые были уже знакомы с проблемами города в связи с работой над конкурсным проектом на Музыкальный театр.

Основные положения проекта 2007 г.
Выделены три зоны режима воссоздания застройки:
1-я зона — Кнайпхоф, Альтштадт, прибрежная зона вдоль реки Преголь. Предполагается строгое следование довоенным красным линиям застройки, сохранение прежних габаритов и основного характера архитектуры существовавших зданий. Высотность 3-4 этажа.
2-я зона — более отдаленные от центра кварталы. Частичное соблюдение исторических красных линий с известной корректировкой в соответствии с современными градостроительными и транспортными требованиями. Этажность может быть увеличена до 6-7 этажей. Возможно появление вертикальных акцентов или доминант местного значения.
3-я зона — включает застройку при условии частичной реконструкции фронта вдоль основных улиц города — Проспекта Мира и Ленинского проспекта. Этажность может достигать при необходимости 9-12 этажей при соблюдения принципа воссоздания городского пейзажа небольших европейских городов.
В составе воссоздаваемой застройки предусмотрена пешеходная кольцевая улица, проходящая по улице Шевченко, улице В.Гюго, Ставропольской набережной и набережной Ветеранов. Возможна корректировка исторической застройки с целью образования новых небольших площадей раскрытых в сторону реки Преголь. В зоне между проектируемым Музыкальным театром и Собором размещается так называемый Каскад — террасированная структура с лестницами, пандусами и фонтанами – некий аналог площади Испании в Риме.
Остров Кнайпхоф связан с «материком» системой существующих и вновь воссоздаваемых старых разводных мостов таких как Кремер мост, Кузнечный мост, Кеттель мост. Сама же застройка, точнее – воспоминание о ней воссоздается с помощью ландшафтных средств — специальным образом подстриженными деревьями. Поддержана идея восстановления объемов существовавшего здесь когда-то Старого университета, а также Старой Ратуши.
Административное здание Дома Советов, которое само по себе представляется вполне удовлетворительным, совершенно неуместно в данном месте и должно быть демонтировано.
На всей территории ядра города за исключением острова Кнайпхоф предлагается воссоздание исторической довоенной застройки по прежним красным линиям и в соответствии с сохранившимися чертежами и фотодокументами. При этом воссоздание не должно являться точной копией существовавших когда-то зданий – предполагается реконструкция образа города, его кварталов, улиц и площадей с использованием современных материалов и активного использования стекла. В воссоздаваемых кварталах разместятся многочисленные отели, небольшие гостиницы, жилые дома, студии художников. Первые этажи и подвалы будут отданы кафе, ресторанам, барам, картинным галереям, магазинам сувениров, туристическим бюро, рыбным рынкам, мастерским ремесленников, музеям и т.д.
Предполагается, что Королевский замок как главная доминанта центра должен быть восстановлен. Сохранившаяся часть замка восстанавливается в режиме реставрации. Верхняя не сохранившаяся часть может быть воссоздана в прежних габаритах, позволяющих сохранить образ замка, с ясным указанием, что достраиваемые объемы относятся к нынешнему времени. Этот метод предполагает тактичное использование художественных приемов и должен определиться в результате поиска решений при вариантном проектировании или в результате проведения конкурса.


Международный семинар. 2007 г. Проект А.Некрасова, А.Цыбайкина, А.Мен, С.Лебедихина и др.
Схема режимов воссоздания застройки.
«Большой каскад». Аксонометрия.
Королевский замок и Альтштадт. Аксонометрия.
Эскиз застройки набережной.

Комплексный диплом
Вернувшись в Москву, группа из шести студентов под руководством своих преподавателей приступила к проверке возможностей выдвинутых идей в рамках дипломных проектов.
Коротко предлагаемый ответ выглядит следующим образом: в условиях наличия богатой истории места и невозможности научной реставрации, речь должна идти о воссоздании структуры градостроительной ткани, ее масштаба и, самое главное, образа исторического города, исключая лобовые экзерсисы «на тему», равно как и интервенцию чужеродных форм.
Дипломница Варвара Домненко разрабатывает престижный многозвездочный отель «Гофман», расположенный к востоку от Замка, состоящий из нескольких кварталов и выходящий на эспланаду (Каскад), спускающуюся к реке Преголь и острову Кнайпхоф.
Евгении Яцюк достался восточный район ядра центра – часть северного берега и территория к востоку от реки Преголь. Согласно концепции, принятой еще на семинаре в Калининграде, сооружения водного индивидуального туризма составляют доминирующую функцию в многообразной жизни центра города.
Ольга Яцюк выбрала участок к западу от острова Кнайпхоф, где в советское время было построено множество общественных зданий разного назначения, включая лапидарный объем типовой крытой спортивной арены. Было решено не отказываться от этих функций, ставших привычными для нынешних горожан, а включить их в пространство воссоздаваемого города. Так родилась идея организации площади Вагнера для проведения открытых музыкальных концертов на открытом воздухе с подземной универсальной спортивной ареной, которая также может быть использована как концертный зал.
Ирина Ливиева занималась районом центра южнее острова Кнайпхоф, по довоенной застройке которого сохранилось мало исторического материала. В результате анализа исторических документов, а также соседства главного собора Кенигсберга, где планировалось воссоздать старый Университет, было решено запроектировать студенческий квартал под названием Форштадт наподобие Латинского квартала в Париже, соответствующий современным требованиям, но с учетом традиций жизни немецкого студенчества XVII-XVIII вв.
Темой двух других дипломантов Сергея Помелова и Михаила Бейлина явились новый офисный центр «Калининград Сити» на юго-западной границе центра города и воссоздание разрушенной еще в начале прошлого века цитадели Фридрихсбург для размещения уникального гостиничного комплекса для туристов, приплывших в город на собственных яхтах.

Отель Гофман.
Дипломантка Варвара Домненко.
Руководители: профессор А.Б.Некрасов, доцент А.А.Цыбайкин, конструктор А.Л.Дукин.
Гостиничный комплекс представляет собой квартал из зданий средней этажности, положенный на сетку улиц, соответствующей или приближенной к исторической, с архитектурой, перекликающейся по масштабу и силуэту с застройкой довоенного периода. Планировочная структура усложняется благодаря введению градостроительных осей, ориентированных на доминанты, а также проходящей рядом транспортной магистрали.
Заслуживает особого внимания органичная связь между функциональным приемом и объемной структурой – здания квартала воспринимаются как ряд небольших гостиниц, в то же время нижние уровни образуют единую общественную зону с развитым набором услуг. Другая формообразующая идея связана с общей ориентацией на туристическую специфику – городское пространство впускается внутрь комплекса. Эти два приема реализуются в разработке внутреннего двора гостиницы с его куполом, пандусами, переходами, продолжающими улицы, нижним уровнем, который является и залом, и площадью, и местом коммуникации. Для проекта характерна неоднозначность: комплекс одновременно и монолит, прорезанный щелями, и группа зданий, в месте встречи которых происходит активное пространственное событие. Представляется, что в этой структурной сложности — одно из основных достоинств проекта.

К другим качествам работы относится тщательная проработка хорошо нарисованного плана, правдоподобность функционального решения при высокой степени творческой свободы. Если представить возможное дальнейшее развитие проекта, можно было бы подумать о более активном выявлении реакции архитектуры комплекса на здание проектируемого музыкального театра.

Водный туристический комплекс.
Дипломантка Евгения Яцюк.
Руководители: профессор А.Б.Некрасов, доцент А.А.Цыбайкин, конструктор А.Л.Дукин.
В данном проекте основные идеи коллективной работы представлены, быть может, в наиболее чистом виде: уличная сеть по масштабу и характеру соответствует исторической подоснове, физические размеры застройки и характер архитектуры также определяются стремлением в максимальной степени воссоздать средовые образы Кенигсберга. Сдержанность решения – принципиальная позиция автора, объясняющаяся, в первую очередь, непосредственной близостью участка к собору.
Застройка насыщается функциями, которые находятся в гармонии с ее объемно-планировочными характеристиками. Это – туристические гостиницы и жилье, обслуживание и мелкая торговля. Большая часть сервиса убрана на подземный уровень. Дополняет картину миниатюрная гавань. Автору даже видится здесь рыбный рынок.
Через бульвар располагается небольшой жилой квартал с аналогичным объемным построением. Квартал задуман как кондоминиум, но визуальные связи улиц и дворов сохраняются.

Еще большую убедительность композиции придает архитектура зданий. Фасады нарисованы очень убедительно, точно воспроизводя образный строй северной готики современными средствами.
Плотность застройки, близкая средневековой, привела к трансформации типа жилища, которое стало многоуровневым с раскрытием к небу через мансардные покрытия. Жилье спроектировано очень тщательно — проект содержит множество проработанных неповторяющихся квартир.

Площадь Вагнера.
Дипломантка Ольга Яцюк.
Руководители: профессор А.Б.Некрасов, доцент А.А.Цыбайкин, конструктор А.Л.Дукин.
Трудно представить себе что-либо менее сочетаемое, чем средневековая городская ткань и крупное спортивно-зрелищное учреждение. Тем не менее, именно такую задачу решает в своем проекте автор. Это еще одна вариация на тему насыщения принятой объемно-планировочной схемы современной функцией, с одной стороны, и поиска образного эквивалента – с другой. Обе эти линии разработаны на самом высоком уровне.
Образ строится на двух мифах – мифе участка, к которому за полвека приросла спортивная аура (хотя это и типовой ФОК), и мифе города как очага германской культуры.
Зал на 3500 зрителей убран под землю. Взамен получается роскошная сценическая площадка для архитектурного спектакля — площадь, свободная от транспортных функций, окруженная ледяными скалами, которые время от времени оборачиваются средневековыми фасадами.
Три подземных уровня обеспечивают весь набор обслуживающих помещений. Несколько входных групп позволяют рассредоточить зрительские потоки. Ледяные скалы начинены гостиницами для артистов и спортсменов. Паркинг рассчитан по нормам. Эвакуационные лестницы ведут откуда и куда надо. В общем, на все вопросы у автора есть ответы. Такое впечатление, что проект можно сдавать в экспертизу и подыскивать опытную конструкторскую фирму, перед которой возникнут непростые задачи.
И это при том, что проект в высшей степени лиричен и совершенно лишен сухости.

Еще следует обратить внимание на разработку нулевого уровня, где находится основная часть развлекательно-ресторанных заведений. Используя высоту структурного перекрытия зала, автор предусматривает ряд пространственных событий, включая диагональные переходы над залом.

Студенческий квартал Форштадт.
Дипломантка Ирина Ливиева.
Руководители: профессор А.Б.Некрасов, доцент А.А.Цыбайкин, конструктор А.Л.Дукин.
Данный проект показывает, как модифицируется проектируемая градостроительная структура в пограничной ситуации – там, где заканчивается реконструируемая центральная часть города и начинается суровая ткань недавней постройки.
В первую очередь меняется масштаб. Уличная сеть относится к послевоенному периоду, она гораздо крупнее, чем в центре. Вертикальные параметры застройки определяются стремлением создать плавный переход от высоких зданий на южной периферии города к историческому масштабу прибрежной территории. Выбранная этажность (12 этажей) – это оптимум для данной ситуации, учитывая общую массу застройки квартала. Второе – функция и связанный с ней образ. Если другие части общего проекта разрабатывают преимущественно туристическую и рекреационную тематику, то в данном случае предлагается функция сродни парижскому Латинскому кварталу – комплекс работает непосредственно на город. Интересно проследить, как разрешается всегдашний конфликт между стремлением к замкнутости и проницаемости пространств. Начав с ассоциаций с изолированными образованиями английских университетов, автор приходит к сложному переплетению пространств и коммуникаций, в гораздо большей степени отвечающему представлению об образе жизни современной молодежи (в конце концов, даже замкнутый двор Гейдельбергского университета является городской коммуникацией). Сравнительно спокойный периметр комплекса, оживляемый разрывами в застройке и включениями зданий, подлежащих реставрации, при проникновении внутрь квартала сменяется предельно активной архитектурой. Наклонные объемы, парящая улица, лестницы-амфитеатры, иерархия пространств – все это характеризует образ жизни.

Радикальность выбранного приема подкреплена тщательной разработкой функциональной составляющей проекта и содержит планировочную «изюминку» в виде 2-уровневых ячеек группового проживания, из которых набраны экзотические вертикальные образования, достаточно автономно произрастающие во внутреннем пространстве квартала.

Офисный центр.
Дипломант Сергей Помелов.
Руководители: профессор А.Б.Некрасов, доцент А.А.Цыбайкин, конструктор А.Л.Дукин.
Данный проект связан с общей концепцией двояко. Позитивно, поскольку в его основе лежит то же отношение к истории города, его мифам, реалиям и структуре, что и в других частях этой работы. И негативным образом, поскольку он связан с изъятием офисной функции из той части города, где тщательно воспроизводится масштаб, структура и образ исторического Кенигсберга. Время контор эпохи первоначального накопления капитала прошло, под землю сотни тысяч метров офисных площадей не спрячешь, а что для офисного здания хорошо, то для его окружения плохо. Это проблема любого живого города с активной исторической составляющей – Москвы, Парижа, Петербурга и т.д. Как ни относиться к Дефансу – все лучше, чем Монпарнас.
И Сергей Помелов (вместе со своим коллегой М.Бейлиным) предлагает в данной ситуации решать проблему радикально: вся деловая жизнь депортируется на периферию. Вроде бы — по пути Дефанса. Но есть существенное отличие — и, собственно, здесь начинается архитектура. Деструктивность свойств офисного строительства — не столько в физической массе, сколько в его неизбежной амбициозности. Плюс в огромных, вымирающих с концом рабочего дня лакунах в городской ткани.

В рассматриваемом проекте комплекс по отношению к городу ведет себя довольно тактично. Вроде бы трудно говорить о смирении, глядя на разрезы с поверхностями, извивающимися в трех измерениях, но при взгляде из города — это спокойный, даже нейтральный объем, скорее – кулиса. Внутри же комплекса могут быть удовлетворены претензии любой корпорации. Жесткая квадратная сетка с блоками 80 х 80 м оказывается не более, чем рабочим инструментом, на эту сетку наложены прорези визуальных связей с центром города, с его доминантами. А система внутренних дворов как будто создана с целью провоцировать самые активные эмоции. Возможно, при реальном восприятии этот комплекс мог бы восприниматься, как более гуманный, чем, скажем, тот же Дефанс или другие Сити сопоставимых размеров, поскольку здесь превалирует череда пространств, а не объемов.
Во избежание вечернего омертвления среды есть сосед – гостиничный комплекс с его избыточной архитектурой, но без территории. Тем самым для Фридрихсбурга офисный комплекс выступает в роли абстрактной кулисы, выгораживающей мифологический форт из реального мира и тем самым усиливающей его воздействие.

Гостиничный комплекс Фридрихсбург.
Дипломант Михаил Бейлин.
Руководители: профессор А.Б.Некрасов, доцент А.А.Цыбайкин, конструктор А.Л.Дукин.
Эта работа вместе с офисным центром на соседнем участке (дипломант С.Помелов) образует внутри комплексного проекта свою комплексную пару. Причем объединяет их не подобие, а активнейшее противостояние архитектурных форм, которые, однако, исходят из общей структурной сетки. Общее есть и в наличии игровой составляющей в методе проектирования. Кроме того, общий для всех шести авторов интерес к истории города и своего участка проявляется в этих работах особенно сильно.
Михаилу Бейлину с участком повезло. С одной стороны, существующий на этом месте форт, его контуры, местоположение и т.п., дает мощный толчок для фантазии. С другой же, отсутствие каких-либо достоверных исторических сведений об облике сооружения дает возможность эту фантазию ничем не ограничивать.
Участок расположен на самой периферии центрального района города. Автор этими преимуществами воспользовался в полной мере. Форт был последовательно построен, разрушен, восстановлен, разрезан и начинен современным экзотичным гостиничным комплексом.
За трехметровыми стенами форта располагаются несколько отелей малой вместимости, феерически разнообразных по планировке и архитектурным формам. Есть номера интравертные, заполняющие цилиндрический колодец, есть обращенные к водным просторам, есть те, что смотрят сквозь бойницы, есть расположенные по кругу, по сторонам треугольника, по кривой. А еще – гавань с яхтами, городская магистраль на уровне 10-го этажа, железная дорога, которая тут раньше заканчивалась, а теперь проходит под водой на другую сторону города.

Самое же главное то, что архитектура нигде не переходит в китч. Интересно, что идея обитаемой крепости, видимо, носится в воздухе – если М.Бейлин воссоздает форт по его отпечаткам, то в Голландии группа крепостей-поселков создана на голом месте (район Хаверляй).

P.S. Дипломники успешно защитились. Члены ГАКа под председательством нынешнего президента СА России А.В.Бокова поставили всем участникам калининградского эксперимента «отлично». Их быстро разобрали престижные московские архитектурные бюро. На международном архитектурном фестивале «Зодчество» в рамках всероссийского конкурса молодых архитекторов три из шести проектов получили золотую, серебряную и бронзовую награды за лучшие проекты по теме «Новая архитектура в историческом городе». Казалось бы, калининградские власти должны были бы заинтересоваться проектом. Тем более что сейчас идет подбор участников заказного конкурса на лучшее объемное решение для центральных объектов и реконструкции центральных участков города, и команду МАрхИ, учитывая ее опыт работы над данной темой, трудно не заметить и не пригласить. Однако власть-то уже другая – сменился главный архитектор города, администрация наняла новую фирму для подготовки конкурса – вроде как из Санкт-Петербурга, у которой свои приоритеты, так что им удобнее рассматривать предложения группы МАрхИ как незрелые игры подростков. Скорее всего, у них свои – взрослые – игры вокруг застройки центра.
Но проблема застройки центра остается, и мы еще увидим финал эксперимента – хотя бы в проектах других архитекторов.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments