Дизайн

ВЕНТСООРУЖЕНИЯ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ. НА ПРИМЕРЕ МОСКВЫ

На этот раз «Тема года» вовлекла в свою орбиту державшуюся особняком рубрику дизайна. В течение восьми лет автор проводил мониторинг на предмет классификации объектов, влияющих на качество городской среды столицы. В результате появилось его исследование «Художественная норма и формирование архитектурной среды на примере сооружений сопровождения городских инженерных сетей и пространств в г. Москве», представленное в прошлом году Главному художнику г. Москвы И.Н. Воскресенскому.
Современная подземная инфраструктура Москвы – это десятки и сотни километров линейных сооружений, таких как тоннели метрополитена и инженерных коллекторов, путепроводы автотранспорта, а также вспомогательные технические помещения зданий. Все эти сооружения оборудованы вентиляционными объемами для обеспечения воздухообмена, без которых функционирование современного городского хозяйства немыслимо.

Постановка проблемы
Вентшахты и наземные венткиоски, сопровождающие подземные коммуникации и технические сооружения, представляют собой постройки с габаритами до 5-6 м и высотой до 5,5 м. Это по преимуществу весьма непритязательные в художественном отношении объемы, как правило, серого или зеленого цвета, стоящие вдоль трасс или внутри кварталов, в том числе исторически сложившихся, в центральном ядре столицы. Назовем лишь несколько общеизвестных адресов: Красная и Манежная площади, Ильинка, Моховая, Большая Дмитровка и др. Более того, можно назвать и места повышенного скопления подобных незамысловатых объектов, когда они образуют композиционно значимые акценты, как это имеет место, например, на Цветном и Строгинском бульваре, к сожалению, так и не удостаиваясь художественного осмысления. Справедливости ради заметим, что с венткиосками метро дело обстоит не в пример лучше – они находятся под надзором архитекторов метрополитеновской выучки, которые редко предоставляют повод для критики.
Как известно, форма с функцией находятся в диалектических взаимоотношениях, но только не в нашем случае. Вентшахта – это в функциональном смысле, можно сказать, нейтральный объект: «не за что зацепиться». О конструктивной составляющей говорить не приходится. Таким образом, остаются два основных источника формообразования: художественная изобретательность архитектора и городское окружение.
Если обратиться к специальной литературе, посвященной наземным объектам сопровождения подземных коммуникаций и технических сооружений, то выясняется, что проблемы их устройства освещены лишь в части обеспечения воздухообмена, то есть сугубо технико-технологических аспектов; архитектурно-художественная сторона остается за скобками. Возможно, это и не так уж плохо – отсутствие нормативных предписаний развязывает руки архитектору.

Об аналогах
Наряду с инженерными объектами для размещения электро- и теплового оборудования – ТП и ЦТП – вентсооружения различной типологии являются неотъемлемой частью мегаструктур, скрытых под землей. Однако ТП и ЦТП обнаруживаются практически в каждом квартале, а иногда сопутствуют группе зданий. В отличие от вентиляционных шахт, инженерные павильоны возводятся вместе с жилыми домами в кварталах и микрорайонах, хотя не бывает правил без исключений. Эта одновременность строительства, как правило, обусловливает общность архитектурного языка.
Другой пример – выносные блоки кондиционеров, которые поначалу вывешивались без оглядки на их вторжение в архитектурный облик зданий. Когда стало ясно, что они вносят существенные коррективы с первоначальный архитектурный замысел, архитекторы стали предусматривать технические балконы или специальные корзины на фасадах домов для их размещения.
Так же «антихудожественно» могут вести себя датчики и форсунки противопожарных систем, пожарные и электрические шкафы и т.п. – в данном случае речь идет об интерьерах, если эти инженерные аксессуары вовремя не «усмирит» архитектор.
Очевидно, наконец-то дошла очередь и до вентшахт и венткиосков…
Финансовый и организационный аспекты
И все же возникает вопрос: если внешний вид этих объектов не влияет на городскую среду в той же мере, что и «большая архитектура», то стоит ли тратить на это средства, которые всегда ограничены? Художественные изыски, как известно, стоят денег. Сегодня становится все более ясно, что экономоцентричный, упрощенно-хозяйственный подход неприемлем, по крайней мере, на исторически сложившихся территориях, являющихся лицом столичного города.
В качестве аргумента приведем пример из нашего недавнего прошлого. В советское время были определены правила выделения финансовых средств на художественные работы при сооружении строительных объектов. В частности, в 1986 г. было принято постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему развитию изобразительного искусства и повышению его роли в коммунистическом воспитании трудящихся», где в статье 11 было оговорено, что при сооружении объектов культурно-бытового назначения, народного образования, здравоохранения, спортобъектов, зданий партийных, советских и общественных организаций, других типов общественных и производственных зданий затраты на художественные работы должны составлять до 2% от сметной стоимости строительно-монтажных работ, а при жилищном строительстве и формировании новых градостроительных массивов – до 1%.
Вообще же строительный объем вентсооружений смехотворно мал в сравнении с гигантскими инженерными подземельями. Да что там говорить – затраты даже на любой иной средовой объект – от детских площадок и ларьков до рекламных щитов и росписей – заметно выше. Так что экономические аргументы в данном случае вряд ли уместны.
У Главного художника Москвы И.Н.Воскресенского на этот счет нет сомнений. По его словам, со вновь строящимися объектами нет проблем – вменить заказчику и подрядной организации внести в смету затраты на архитектурное осмысление вентиляционных сооружений не представляет труда. Сложнее дело обстоит с уже построенными объектами. Но ведь негоже, чтобы на Красной площади или перед Манежем маячили эти то ли гробы, то ли комоды, зримо свидетельствующие о дефектах отечественной визуальной культуры…

Вентвытяжка на улице Моховая рядом со старым зданием МГУ препятствует нормальному движению пешеходов

Вентобъект на Красной площади близ Исторического музея. Без комментариев

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments