Градостроительство

ОСТАЕТСЯ ЛАТИНОГЕРМАНСКАЯ МОДЕЛЬ

Мировой опыт регулирования архитектурной практики чрезвычайно разнообразен. Можно часами рассказывать о замечательном законе французской республики «Об архитектуре». Завидовать независимости и мощи немецкой Камеры архитекторов. Можно вспомнить об уникальном законе провинции Квебек в Канаде, который называется «Об обществах свободных профессий». Нельзя не упомянуть модельные законы, которые разрабатываются для принятия в различных штатах США, и новейший закон Словацкой республики, название которого звучит так — «О правоспособности в области строительства».
Можно углубиться в их изучение, но дело в том, что мировой опыт давно исследован, проанализирован и обобщен. Надо сказать, что ХХ век был веком становления национальных правовых систем, а ХХI век – это уже век наднациональных законодательств. Здесь отражены принципы регулирования архитектурной деятельности в мировом масштабе. Начало этому положило «Соглашение Международного Союза архитекторов порекомендованным международным стандартом профессионализма в архитектурной практике», закладывающие принципиальные основы мирового законодательства.
Примечательно, что работа над этим Соглашением началась в 1994 г., — практически одновременно с принятием Соглашения об образовании Всемирной торговой организации. Читая этот документ, я то и дело обнаруживал параллели и прямые цитаты из Соглашения о ВТО.
Преамбула этого документа тоже замечательна — ее стоит выучить наизусть.
«Первейшим долгом архитекторов как профессионалов является забота об обществе, которому они служат. Этот долг превалирует над личными интересами и интересами заказчика. Международный Союз архитекторов полагает, что в мире, где торговля в сфере профессиональных услуг быстро расширяется и где архитекторы регулярно предоставляют свои услуги сообществам, не являющимися для них родными, существует потребность в разработке единых стандартов профессионализма в архитектурной практике. Архитекторы, удовлетворяющие стандартам, приведенным в настоящем Соглашении, благодаря полученному образованию, уровню компетентности и усвоенным морально-этическим нормам поведения, будут способны блюсти высшие интересы тех сообществ, которым они служат».
[float=left]
[/float]
В этом фундаментальное отличие роли архитекторов в России и в мире.
В 1999 г. все архитекторы мира единодушно признали и проголосовали за то, чтобы целью профессиональной деятельности, первым долгом архитектора было служение обществу. Образование, компетентность и морально-этические нормы – это и есть принципы профессионализма. Это три кита, на которых еще в ХХ веке произошло становление профессии во всем мире. И, наконец, эти три кита приплыли в Россию.
Бесконечно жалуясь на то, что архитекторов в России не уважают, что нас ставят то вровень с государственными чиновниками, то вровень с подсобными рабочими строительного бизнеса, которые должны приносить ему прибыли и сверхприбыли, мы почему-то не задаемся вопросом: а насколько мы, российские архитекторы, близки к пониманию и принятию тех самых принципов служения обществу, о которых говорит Международный Союз архитекторов.

«Представители архитектурной профессии свято
соблюдают стандарты профессионализма, честности и компетентности, тем самым, привнося в общество свои уникальные навыки и способности, существенно важные для устойчивого развития архитектурной среды, благосостояния общества и поддержания культуры. К основополагающим принципам профессионализма, закрепленным в законодательствах, а также в кодексах этики и нормах, определяющих профессиональное поведение, относятся: компетентность, независимость, преданность делу, ответственность».

Вот эти принципы – компетентность, независимость, преданность делу, ответственность. Если мы готовы их принять, то архитектурное сообщество мира готово принять нас. Если нет, то мы будем в стороне от архитектурного процесса, нас в этот клуб не пустят.
Первейший принцип компетентности является основой любого законодательства об архитектурной деятельности. Цель закона – защита общества от некомпетентности, чреватой опасностью для жизни, здоровья и имущества граждан, уничтожения природы и памятников истории.
Мировая практика выработала несколько механизмов обеспечения компетентности – это регистрация, лицензирование, сертификация.

«Определение:
Регистрация/ лицензирование/ сертификация служат официальными юридическими подтверждениями квалификации данного лица, позволяющими ему/ей практиковать в качестве архитектора, поскольку процесс регистрации увязан с соблюдением норм, препятствующих выполнению неквалифицированными лицами определенных функций.
Предпосылки:
Учитывая заинтересованность общества в создании качественной и устойчивой
архитектурной среды, а также потенциальную опасность и возможные негативные последствия, связанные с дальнейшим развитием этой среды, очень важно, чтобы ради адекватной защиты общества архитектурные услуги предоставлялись профессионалами надлежащей квалификации.
Политика:
Союз МСА должен способствовать введению во всех странах регистрации/ лицензирования/ сертификации деятельности архитекторов. В интересах
общественности меры по обеспечению такой регистрации/ лицензирования/
сертификации должны быть закреплены законодательно».

«Регистрация/ лицензирование/ сертификация – это официальное юридическое признание квалификации какого-либо лица, позволяющее ему или ей практиковать в качестве независимого архитектора.
В интересах обеспечения потребностей общества в основу регистрации/лицензирования/ сертификации должен быть положен необходимый минимальный набор стандартов компетентности по таким аспектам, как образование, практический опыт и проверка знаний. Лицензирование любого рода деятельности – это проявление присущей государству функции по охране порядка.
Эта функция призвана обеспечить защиту здоровья, безопасности и благосостояние его граждан.
Регулирование практики», т.е. регулирование профессиональной деятельности, означает, что только те лица, которые удовлетворяют конкретным законодательно закрепленным критериям профессиональной пригодности (наличие образования, практической подготовки и прохождение тестирования), имеют право предоставлять
соответствующие профессиональные услуги.
Регистрацией звания достигается цель предоставить обществу и потребителям услуг возможность отличать обученных и квалифицированных лиц от необученных при минимальных затратах для государства и для потребителей. При регистрации звания те лица, которые не отвечают требованиям к регистрации, не лишаются своего куска хлеба. Такие лица могут и дальше предоставлять услуги; им просто не разрешается пользоваться защищенным законом званием».

На этих принципах надо остановиться подробнее, опираясь на законы разных стран, где сложились две модели регулирования архитектурной деятельности, между которыми имеется множество подвариантов.
Англосаксонской модели придерживаются в США, Великобритании, Канаде — провинция Онтарио, большинстве стран британского содружества. Последней присоединилась Эстония. Данная модель предполагает государственное регулирование через лицензирование. Подтверждение квалификации осуществляется либо профессиональными организациями по соответствующим методикам, либо непосредственно крупнейшими профессиональными корпорациями, такими как Институт американских архитекторов, Британский королевский институт архитекторов и т.д. Членство в этих ассоциациях не обязательно – в отличие от государственной регистрации. Без лицензии работать нельзя – это уголовное преступление.
Фактически эта модель принята и Украиной: регистрация происходит в государственном органе, а проверку квалификации осуществляет Союз архитекторов и саморегулируемые организации, которые создаются с добровольным членством, представители которых вправе входить в государственную квалификационную комиссию.
По сути, эта же модель в 1995 г. была введена и в России и существовала до 2002г. вплоть до отмены лицензирования. Лицензию выдавало государственное учреждение — Российский лицензионный архитектурный центр, а аттестацию проводила комиссия, состоящая из членов Союза архитекторов России. Реанимировать эту модель не представляется возможным.
Вторая модель – латиногерманская – в основе ее лежит жесткое саморегулирование. По этому пути пошли Германия, Италия, Греция, Испания, Франция, Турция и еще множество стран Западной Европы. Согласно этой схеме государство делегирует право регулирования архитектурной деятельности Палатам и Камерам, включая право признания квалификации, ведение реестра, признание звания «архитектор», контроль за соблюдением стандартов и кодекса профессиональной этики. Членство в этих организациях обязательно для всех практикующих архитекторов.
На этот путь вступили практически все страны Восточной Европы, последней — Литва, которая в этом году учреждает свою Палату.
Возникает вопрос — есть ли в мире страны, живущие без всякого регулирования? Да, есть. Это страны Африки, Латинской Америки и Азии, где нет никакого регулирования, никаких Палат, никаких законов об архитектурной деятельности. Но как это ни парадоксально, обязательного членства в саморегулируемых организациях нет и в ряде высокоразвитых стран, таких как Швеция или Япония.
На этом нужно остановиться подробнее. В этих странах, как правило, существует один союз, добровольно выполняющий функции Палаты. В этот союз добровольно входит 95% всех практикующих архитекторов страны. На наш вопрос шведским коллегам — что заставляет шведского архитектора, для которого членство в Союзе архитекторов Швеции необязательно, все же вступать в эту организацию, брать на себя дополнительные финансовые и морально-этические обязательства и пр.? Ответ был очень простой: «Какой же псих-заказчик доверит свои деньги, свою жизнь, здоровье, имущество архитектору, который даже не является членом Союза?» Это обычай делового оборота, который превратился в культурную традицию. Нет необходимости заставлять людей быть дисциплинированными, ибо они уже с рождения дисциплинированы и приучены к порядку. Но, к сожалению, этот замечательный опыт только подчеркивает невозможность для нас в России им воспользоваться. Он может быть востребован только в небольших мононациональных странах с очень высокой культурой, в том числе, правовой.
Излишне говорить о том, что для наших заказчиков такая психология — это из области фантастики, поэтому у нас остается единственная возможность наведения порядка на рынке профессиональных услуг. Под порядком мы понимаем исключительно обеспечение компетентности тех, кто выходит на этот рынок. Именно вторая схема – обязательного участия архитекторов и инженеров в саморегулируемых организациях — сейчас необходима России.
В любом случае МСА рекомендует
Международный союз архитекторов рекомендует, чтобы законы или уставы, регламентирующие архитектурную профессию, базировались на регулировании архитектурной практики.
Нижеследующее «Руководство» отражает данную рекомендацию и оговаривает подходы к решению только тех проблем государственного регулирования, последствия которых выходят за пределы отдельных государств.
Для краткости термин «Регистрация» используется в данном Руководстве» для обозначения регистрации/ лицензирования/ сертификации.
Следует отметить, что в случае заключения каких-либо договоров о взаимном признании между отдельными юрисдикциями, как внутри государств, так и между ними, МСА занимает позицию, согласно которой признаются только зарегистрированные архитекторы (т.е. те, которые прошли либо регистрацию практики, либо регистрацию звания)».
Точка! Эти рекомендации МСА практически вычеркивают из всемирного рынка архитектурных услуг страны, в которых нет никаких форм регистрации архитекторов — физических лиц! Россия среди них! Под № 1!

Возникает вопрос: а что делать со столь любимыми в России юридическими лицами, деятельность которых только и регулируется нашим законодательством? На это вопрос тоже есть четкий ответ. В Международном Союзе архитекторов предлагают закрепить ряд простых правил. Юридическое лицо получает право заниматься архитектурной деятельностью, только если оно находится под контролем и руководством аттестованного, лицензированного или зарегистрированного архитекторами. И это правило закреплено в законодательстве большинства стран.

«Процедура регистрации корпоративных форм практики.
Если архитектурные услуги предоставляются корпоративными юридическими
лицами, следует потребовать, чтобы они находились под эффективным контролем архитекторов и чтобы они соответствовали и придерживались тех же профессиональных стандартов в предоставлении услуг, в работе и поведении, что и архитекторы, работающие индивидуально.
Структура корпоративных форм практики.
Руководящие документы МСА рекомендуют, чтобы законом допускалось образование товариществ (включая зарегистрированные товарищества с ограниченной ответственностью), компаний с ограниченной ответственностью или корпораций, имеющих право заниматься архитектурной практикой в пределах данной юрисдикции, в случае, если:
— по крайней мере, две трети генеральных партнеров (в случае товарищества);
или две трети директоров (в случае общества с ограниченной ответственностью или корпорации) прошли регистрацию по законам любого государства или юрисдикции на право заниматься архитектурной практикой;
— лицо, под руководством которого осуществляется архитектурная практика является генеральным партнером (в случае товарищества), директором (в случае компании с ограниченной ответственностью), или директором (в случае корпорации) и имеет регистрацию на право ведения практики в ассматриваемой юрисдикции».

Подводя итоги, хотел бы еще раз задать вопрос – все же, какая профессиональная организация нам нужна? Это организация, выполняющая три основные функции, главная и первая из которых — защита интересов потребителя. Вторая – защита интересов общества. И только после этого – собственно личные интересы профессии.

«Профессиональные организации должны выполнять три основные функции и защищать интересы следующих групп: интересы потребителя, интересы общества и профессиональные интересы – интересы архитекторов».

Итак, существует несколько возможных типов организаций. Прежде всего, саморегулируемые профессиональные организации с добровольным членством, которые сами решают, каковы их задачи и роль. Они организуются на основании Хартии. Имеется в виду закон, составляемый вместе с властями, которые передают данным организациям необходимые полномочия, чтобы выполнять возложенные на них обязанности. В этом случае часто приходится создавать еще и другие органы с обязательной регистрацией и дополнительными, но ограниченными обязанностями.
Второй путь – это регистрационные органы, такие как Палаты, Ордена и Коллегии архитекторов. Это саморегулируемые организации с обязательной регистрацией, которым государство передало необходимые полномочия, чтобы организовать выполнение архитекторами роли и функций, определенных для них согласно закону. В этих случаях необходимо создавать еще и другие независимые организации — союзы, подобные Союзу архитекторов России — чтобы защищать существенные интересы своих добровольных членов.

«С учетом всех этих принципов, можно рассматривать несколько возможных типов организаций:
— Саморегулируемые профессиональные организации с добровольным членством, которые сами решают, каковы их задачи и роль. Они организуются на основании Хартии, составляемой вместе с властями, которые передают данной организации необходимые полномочия, чтобы выполнять возложенные на нее обязанности. В этом случае, часто приходится создавать еще и другие органы с обязательной регистрацией и дополнительными (по отношению к первой организации), но ограниченными обязанностями.
— Регистрационные органы, такие, как: «палаты», «ордена» или «коллегии» архитекторов с обязательной регистрацией, которым государство передало необходимые полномочия, чтобы организовывать выполнение архитекторами роли и функций, определенных для них согласно закону. В этом случае, необходимо создавать еще и другие независимые органы (союзы), чтобы защищать существенные (материальные) интересы своих добровольных членов.
— Административно-государственные органы (установленные законом), в ведении которых лежит контролирование, регулирование и проверка правильности выполнения закона.
На самом деле не существует какой-то одной образцовой модели организации.
Различные функции могут быть сгруппированы вместе при создании новых
профессиональных организаций или для того, чтобы помочь существующим
организациям повысить уровень оказания услуг архитекторам и обществу в
целом».

И наконец, административно-государственные органы, в ведении которых лежит контролирование, регулирование и проверка правильности выполнения законов.
Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что Соглашение Международного Союза архитекторов практически продолжает Соглашение об образовании ВТО. Ст. 6 Соглашения ВТО об услугах вовсе не запрещает меры, относящиеся к квалификационным требованиям к определенным профессиям, а требуют, чтобы они основывались на объективных и гласных критериях, такие как компетентность и способность выполнять услуги.
Мировой и отечественный опыт показывает, что обеспечить эти требования невозможно, если регистрация, лицензирование, сертификация осуществляется только чиновниками без участия и контроля со стороны профессиональных организаций, как предлагает Минрегионразвития в последней редакции Закона об архитектурной деятельности. Ничего кроме коррупции из этого не выйдет. Вспомним хотя бы лицензирование проектной деятельности, которое было отменено пять лет назад. И эта модель — по терминологии ВТО, — неоправданный барьер в торговле услугами, что прямо запрещено Соглашением ВТО, подписанным в том числе и Россией.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments