Градостроительство

НЕПРОСТО ВХОДИТЬ В ПРОЕКТ В СЕРЕДИНЕ ПУТИ

О перспективах реконструкции и реставрации «Детского мира» — Архитектор вообще, а особенно работающий с историческим наследием, быть может, в наиболее сложной профессиональной области реконструкции и приспособления, постоянно пребывает в режиме уворачивания – от спущенных сверху инициатив, давления заказчика, претензий экспертов и т.п. Универмаг «Детский мир», который достался вам в состоянии полуразобранной, распадающейся субстанции, от которой фактически осталась одна оболочка, и мытарства предыдущих проектных команд – тому пример. Вы после Манежа воспринимаете это стоически? Для вас это не акт заклания?

П.Андреев. Я воспринимаю это как новый профессиональный вызов. Есть задача, которую необходимо сформулировать – сначала виртуально, затем вербально и, наконец, в архитектурно-пространственных категориях. До сих пор работы на объекте осуществлялись, вне какой-либо преемственности с оригиналом. Необходимы мостики, связывающие новую концепцию со старым «Детским миром».
На сегодняшний день от него ничего, кроме наружных стен, не осталось, поэтому мы сконцентрировались на сохранении экстерьера и воссоздании пространства атриума. В остальном же постарались обеспечить наиболее функционально оправданные и комфортные решения – с точки зрения эксплуатации, бизнеса, инженерии, навигации и т.д.


Внутреннее пространство главного атриума «Детского мира». Фотография с макета.

— Вы не могли не ознакомиться доскональным образом с результатами исследования конструкций здания. Предыдущий и нынешний застройщик уверяли и продолжают уверять, что качество строительства «Детского мира» удручающее – вплоть до работающих вразнобой фрагментов фундамента и наполнения железобетонных колонн ватниками и всевозможным мусором. Не говоря уже о включении старых стен еще дореволюционных построек в структуру «Детского мира» А.Душкина. Насколько это соответствует действительности?

П.А. Здание, в самом деле, находится в плачевном, практически аварийном состоянии. Оно покоится на разных фундаментах, сложено из разного кирпича, реализовывалось в несколько очередей, переделывалось в ходе строительства. Сегодня прилагаются невероятные усилия для укрепления основания, фундаментов и самих внешних стен в целях обеспечения их устойчивости и сохранности.
В еще более удручающем состоянии находится облицовка универмага. За время существования «Детского мира» огромное количество керамических элементов пришло в нерабочее, аварийное состояние, многие из них были утрачены, а возникшие пробелы заполнены цементным раствором и покрашены, чего никак нельзя не заметить. Каждый без исключения элемент с лицевой стороны зафиксирован двумя металлическими стержнями. Окончательного решения по технологии реставрации фасада пока нет, но уже два пред-приятия подготовили опытные усиленные образцы по аналогичному составу «черепка».

— В одном из интервью вы заметили, что бизнес-схема и – соответственно – ТЗ зависят от того, ведет ли компания, собственник объекта, самостоятельный торговый бизнес своими силами или же занимается управлением коммерческими площадями комплекса, в последнем случае фактически выступая в роли оператора. Как конкретно эти институциональные различия материализуются в архитектурно-планировочной структуре реконструируемого «Детского мира»?

П.А. Это две совершенно разные концепции. Одно дело, когда управляющая компания сама ведет торговлю на площадях коммерческого заведения, другое дело, когда она занимается управлением объектом недвижимости, сдавая его в аренду. В первом случае это подразумевает огромный штат сотрудников, необходимость заниматься маркетингом, формированием заказов на поставки и производство, инвестициями и т.п. На мой взгляд, сегодня это уходит в прошлое, среди крупных магазинов разве что IKEA является исключением. Остальные магазины, владеющие собственными торговыми марками, продолжают вести торговлю только на некоторой части площадей. Даже родоначальники подобной системы – крупные магазины Парижа – и те пустили в свое пространство разнообразные торговые марки, сохранив лишь малую долю фирменных брендов.
Все универмаги превращаются в «торговые молы». Расширяется и спектр деятельности. Если прежде хватало только торговой функции, то сегодня сложно представить такой комплекс без кинотеатра, ресторанного дворика, досугового общественного центра. Тот же ГУМ в целях привлечения покупателей регулярно организует выставки и концерты. Здесь в полной мере и широчайшим образом должна раскрываться творческая составляющая менеджмента и PR-маркетинга.
В случае же с «Детским миром», который неизбежно трансформируется из центрального магазина в общественный центр, присутствует еще и детская тема, которую необходимо специально создавать и развивать.


Продольный разрез

— В отличие от предыдущей проектной версии вы стремитесь по возможности при-близиться к первоначальной структуре комплекса, предлагая мысленную реконструкцию атриума – каким бы он мог быть у А.Душкина, если бы не тогдашние ограничения типа необходимости размещения административных и складских помещений в верхних уров-нях, в том числе над атриумом, в то же время насыщая его современным содержанием, вменяя ему роль фокуса общественной активности, увязывая комплекс с окружением, в буквальном смысле раскрывая его на город. Основное для вас проскочить между Сциллой и Харибдой – глухо оборонительной стратегией консервации либо воссоздания и оптимистически-технократической трансформацией всего, что стоит на пути прогресса?


План 1-го уровня

П.А.
Очень грозно, все проще. Ни о консервации, ни о неуемном желании станцевать над поверженным речи не идет, так как предмета практически нет. Мы уже говорили о том, что кроме оболочки здания нам в качестве основы работать было не с чем. Фабула любого произведения должна быть проста. Мы приняли основной «бренд» — знаковый, визуально активный внешний образ здания, символический для Москвы и москвичей и на этом выстроили всю тему проекта, введя его в новое пространство атриума, создав новую «городскую площадь» — прообраз ренессансных пространств, формами которых и вдохновлялся Алексей Николаевич, работая над проектом.
Философия этого пространства, центрального места комплекса — всегда быть в соответствии со временем. Сегодня здесь карусель, а завтра — современное, технологически наполненное пространство. Это требование времени: мультимедийные и визуальные эффекты, презентации, экшен, развлечения – все это в рамках классической, старой как мир по форме и существу базарной площади, где постоянно живет «городской театр».


План 6-го уровня

— Главные претензии градозащитников к вашей концепции сводятся к игнорированию вариантов восстановления овального вестибюля со стороны Лубянской площади, парадных лестниц и светопрозрачного покрытия атриума на исторических отметках. Очевидно, это проблематично в связи с видоизмененной по сравнению с концом 1950-х гг. социально-функциональной программой, использованием современных технологических средств, необходимостью корректировки конструктивной схемы здания?

П.А. Светопрозрачного покрытия в атриуме не было никогда, оно всегда было глухим, с электрическим освещением в уровне третьего этажа, и скрывало кошмарные неоштукатуренные стены внутреннего двора – складских этажей.
Наверное, проект мог развиваться иначе, что-то из утраченного сегодня могло быть со-хранено. Не мне судить, ведь нас тогда не спрашивали. В 2001 г. наша мастерская выполнила концепцию реконструкции, после чего десять лет работа лежала на других столах. В остальном же позиция градозащитников слишком ортодоксальна, однозначна и поэтому слаба и уязвима. Функция – такая же часть памятника (предмета охраны), как и его материальная составляющая. Она изменилась кардинально, а ведь форма обязана соответствовать содержанию, не говоря уже о техническом состоянии, требующем активного вмешательства и лечения.
Так называемые «парадные», а на самом деле – угловые лестницы – далеко не самое удобное решение входа в магазин. Попадать с Рождественки в универмаг с «главного угла», поднимаясь на целый этаж по высоким лестницам – решение, продиктованное необходимостью создания колоссальной загрузочной зоны, превратившей центральную улицу го-рода в замызганный дебаркадер. Теперь там предлагается устроить дополнительный вход непосредственно в торговую зону. Возможно, какие-то элементы декора этих лестниц и ограждений удастся применить в новых решениях.
Что касается овального вестибюля со стороны Лубянки, то воссоздаваться в новых конструкциях он не будет, а вариант интеграции его элементов в новое пространственное решение сейчас обсуждается. Работа ведется на основе материалов проекта реставрации элементов интерьера здания, выполненного коллективом под руководством Л.В.Лазаревой.
Западный фасад с трехарочной лоджией, выходящий на Лубянскую площадь — безусловно, самый активный, отвечающий градостроительному положению, при этом эта часть здания в отличие от остальных наименее доступна.
Основной поток покупателей идет со стороны Рождественки, и поэтому крайне важно со-здать простую и понятную систему внутренних галерей, структуру, позволяющую легко ориентироваться внутри комплекса, не теряя связи с внешним городским пространством.
С этой целью внутренние связи представляют кольцевой коридор, повторяющий периметр здания, наложенный на крест основных, взаимно перпендикулярных коммуникаций, продолжающих оси от станции метро «Кузнецкий мост» к Театральному проезду и дальше, в «Китай город» — от улицы Рождественка до Лубянской площади.

— Объектом профессионального внимания реставраторов является только периметр – оставшиеся после погрома внешние стены? Или подключение реставрационного режима возможно и «по эту сторону» от предмета охраны?

П.А. Безусловно, достойны внимания и воссоздания решение галерей атриума, балюстрада второго этажа, элементы декора, отделка стен, материалы облицовки, осветительные приборы. Что касается самих торговых залов, то об участии реставраторов в их воссоздании речь не идет. Здесь правильнее будет подобрать наиболее нейтральные решения, выработать некий регламент, позволяющий фирмам выразить свою индивидуальность. В то же время следует ограничить натиск излишней и утомляющей информации и рекламы, помня о том, что речь идет, в первую очередь, о детях, безопасность и влияние на психику которых должно контролироваться при эксплуатации комплекса.

— Вы вводите в интерьер атриума экстерьерную тему титанических кирпичных арок, заведомо подставляя себя под удар историков. За этим стоит убежденность в оправ-данности такого приема?

П.А. Сам по себе атриум как архетип представляет собой внутренний двор, открытый внешней среде. Я считаю этот прием абсолютно оправданным, потому что с ним ничто не спорит, скорее наоборот – примиряет и уравновешивает внешнее с внутренним.
Это не подлог, не прямая копия, которая могла бы ввести в заблуждение посетителей – материалы (скорее всего, это будет естественный камень), применяемые для облицовки возводимых стен и пилонов, отличаются от тех, что используются на фасадах. Это будет декорация, выступление на тему. На мой взгляд, такое решение достаточно остроумно устраняет неизбежный конфликт старого и нового. Это своего рода паллиатив, который, привнося новизну, позволит сохранить общее настроение.
Мы все наследники тех или иных архитектурных стилей. Почему А.Душкин мог использовать традиционные формы и приемы ренессанса, а мы не можем позаимствовать что-то у него самого, призвав его в соавторы? Архитектура «Детского мира» индивидуальна и уникальна на общем фоне застройки центра Москвы. Она задает редкий и несвойственный ей масштаб, решая один элемент фасада на четыре этажа. Трудно подобрать подобные примеры в центре города, которые таким гиперактивным образом обращали бы на себя внимание. Именно внемасштабность «Детского мира» формирует его столь запоминающийся образ. Мы же, пусть и в несколько ином формате и с иной целью, пользуемся тем же приемом.

— Вертикальное зонирование комплекса имеет возрастную привязку – чем старше юный «потребитель», тем выше приходится забираться. Туда, где раньше сидела администрация и располагались склады. Не существует ли опасности «простаивания» верх-них этажей?

П.А. Это вопрос торговой концепции. Конечно, проблема привлечения покупателей на верхние этажи во всех крупных торговых центрах стоит довольно остро.
Изначально мы разрабатывали концепцию, при которой верхние этажи предлагалось использовать для размещения автостоянки, с тем, чтобы одновременно, решить проблему паркинга и сократить торговые площади до традиционных четырех этажей. Но коммерческие расчеты, к сожалению, отличаются от взгляда проектировщика. В результате, от данного предложения пришлось отказаться. Там, где прежде помещались складские и административные помещения, будут устроены ресторанный дворик, киноцентр, центры раз-влечений и детского развития, обслуживающие точки и т.д. Торговле отдано далеко не все. Но как в точности функции будут распределяться по этажам, мне пока сказать трудно.

— Одноуровневая автостоянка, вмещающая около 180 машиномест, похоже, в аккурат обеспечит потребности персонала магазина. Проблема с гидрогеологией (рядом — Неглинка) или с секретностью (через площадь – ФСБ)? Что делать в таком случае – вряд ли все потенциальные покупатели готовы приезжать (и уж точно – отоварившись, уезжать) на метро?

П.А. Мы уже говорили о том, насколько рискованна, зависима и хрупка инвестиционная модель такого сложного комплекса. Имеется в виду финансовая рентабельность операции, возврат вложений. Стоимость работ по сооружению объекта и эффективность операции просчитывались неоднократно для каждого нашего проектного решения и, поверьте, здесь речи нет о суперприбылях. Честно говоря, если прибыль и будет, то ох как не скоро, ведь это хоть и амбициозный, но во многом знаковый проект компании «Галс Девелопмент», финансируемый банком ВТБ.
Что же касается количества покупателей, приезжающих на автомобилях и сталкивающихся с проблемой отсутствия парковок в центре города, то, думаю, что эту проблему не ре-шить за счет «Детского мира», даже если устроить внутри его стен многоярусный паркинг. Многие мировые столицы разными мерами ограничивают возможность въезда личного транспорта в центр города, отдавая приоритет общественному. Поэтому это вопрос скорее общей организации городской логистики и стратегии его социально-экономического развития.
Перед нами стоят задачи огромной сложности, времени катастрофически мало. Непросто входить в проект в середине пути.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of