Градостроительство

АРХИТЕКТУРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И ПРОФЕССИЯ АРХИТЕКТОРА В США

Роджер Шланц, почетный член AIA, является профессором и бывшим деканом Университета Нью-Мексико в Альбукерке, США.



В ходе моей научной карьеры мне посчастливилось учиться на архитектурном факультете в пяти различных университетах США и в разное время возглавлять три из них.
Еще в самом ее начале, с 1977 по 1980 гг., я работал в качестве исполнительного директора Ассоциации университетских школ архитектуры (ACSA). Так что у меня была уникальная возможность лицезреть разнообразие моделей архитектурного образования по всей стране, и прояснить то, в чем школы похожи, а также то, чем они отличаются.
Несколько лет назад я работал в Национальном архитектурном совете по аккредитации (NAAB). Будучи членом комиссии, посещающей различные школы, нацеленные на аккреди-тацию или переаккредитацию, я получил возможность, которая выпадает немногим. Спустя годы пришло понимание того, как вектор академической мысли смещается с течением вре-мени.

Краткая история и обзор архитектурного образования в США
После возникновения в 1776 г. новой нации архитектура как дисциплина развивалась весьма постепенно. На протяжении большей части XIX, а также в ХХ в., обучение архитектуре про-исходило по образу и подобию Школы изящных искусств в Париже. Первые архитектурно-образовательные программы, которые возникали в США, как правило, исходили от профес-соров, обучавшихся в Школе изящных искусств. Они являлись почти точным воспроизведе-нием доктрины Эколь де Боз Ар. Таким образом, на начальном этапе формирования архитек-турного образования Америка во многом обязана французскому наследию.
Многие провинции Канады были более тесно связаны с Англией и Шотландией, нежели с Францией, поэтому в первых школах факультеты создавались по модели факультетов на Британских островах.
Однако были и другие два пути, по которым шло формирование архитектурной школы в Но-вом Свете.
В 1862 г., сразу после гражданской войны, когда большая часть континента была еще мало-населенной, Конгресс США принял закон, закладывавший основу существования государ-ственных университетов. В каждом из штатов предусматривались обширные территории, призванные удовлетворить нынешние и будущие потребности университета или колледжа.
Как оговаривалось в законодательстве, основной целью являлось обеспечение «практическо-го образования». Сельское хозяйство, машиностроение и горнодобывающая промышленность являлись основными дисциплинами. Проектирование попадало в сферу гражданского строительства.
В отличие от университетов, находящихся на государственном попечении, частные универ-ситеты поддерживали образовательную традицию Школы изящных искусств на протяжении ХХ в. С 1934 г. вплоть до Второй мировой войны Колумбийский университет в Нью-Йорке был единственным, где впервые появилась программа, предполагающая отход от француз-ской методики образования по направлению к европейском модели, примером которой явля-ется немецкий Баухауз.
В 1936 г. в США эмигрирует Вальтер Гропиус, где вскоре становится деканом факультета архитектуры в престижном Гарвардском университете. Но еще до его появления Гарвард разработал специальные программы профессионального обучения в сферах ландшафтной архитектуры и градостроительства. Объединение этих смежных дисциплин с архитектурой лежит в основе организации многих школ архитектуры и сегодня.
Так как численность нации росла и продолжает расти по сей день, число архитектурных школ также растет. В настоящее время в США насчитывается 120 учреждений, которые имеют аккредитованные программы в области архитектуры, три программы получили начальную аккредитацию в прошлом году, а четыре других школы сейчас находятся в процессе получения аккредитации.
В ряде университетов в основе программ лежат проектные дисциплины. Есть архитектурные школы, делающие акцент на искусстве и других творческих предметах. Небольшое число архитектурно-образовательных программ связано с инженерными дисциплинами, однако такого рода учебные заведения — среди них SCI-Arc в Лос-Анджелесе, Бостонский архитектурный колледж и архитектурная школа Ф.-Л.Райта — являются скорее исключениями.
Как уже говорилось, архитектурно-образовательные учреждения бывают двух типов — госу-дарственные и частные университеты. Несмотря на то, что затраты учащегося на обучение в частном университете могут быть довольно значительными, большинство этих школ оказы-вает студентам существенную финансовую помощь. Вообще надо сказать, сегодня учебные программы заведений частных и государственных отличить друг от друга не так просто.
Некоторые из этих программ покрывают относительно небольшое число учащихся — бывает, менее 50, другие охватывают более 1000 студентов. Среднестатистическая школа выпускает от 30 до 50 человек каждый год. Многие школы располагаются в крупных городских центрах, другие — в относительно малонаселенных сельских районах в западных, южных и северных регионах США.
В совокупности этим школам присвоено 6191 аккредитованных профессиональных степеней в области архитектуры в течение предыдущего учебного года, это почти на 30% больше, чем десять лет назад. Менее 50% из тех, кто получает профессиональное образование, в конечном итоге становятся зарегистрированными практикующими архитекторами. В прошлом году порядка 3100 человек получили лицензию на архитектурную практику.
В США на сегодняшний день около 104000 зарегистрированных (то есть лицензированных) архитекторов, часть из них сейчас на пенсии или, к сожалению, безработные. Другие, как я, работают в сфере образования или в смежных областях.

Архитектурное образование и профессиональная регистрация
С конца XIX в. с индустриализацией и коммерческой экспансией на Юг Соединенных Шта-тов регистрация (лицензирование) становится обязательным требованием для занятия архи-тектурой в некоторых частях страны. Для этого способности будущего профессионала долж-ны были быть сведены в систему. Навыки человека в различных профессиональных областях, например, в градостроительстве, проектировании, строительстве, технических дисциплинах, тестировались, прежде чем выдать лицензию.
Неудивительно, что на архитектурные школы возложили ответственность за систематизацию профессиональных знаний и умений, необходимых для практической деятельности.
На сегодняшний день существует три основных требования для лицензирования (регистра-ции) практики в области архитектуры в Соединенных Штатах. К ним относятся:
(1) Получение образовательной степени в соответствии с аккредитованной програм-мой,
(2) Наличие контролируемого практического опыта (обычно не менее трех лет после университета) и
(3) Сдача экзамена на получение лицензии.
Следует отметить, что в США федеральное правительство не обеспечивает прямой контроль ни над высшим образованием в университетах, ни над профессией архитектора. Предостав-ление лицензии на архитектурную практику является обязанностью каждого из 50 штатов. Для того чтобы архитекторы могли практиковать и за пределами своего штата, 50 государ-ственных экзаменационных комиссий разработали комплексную систему, которая предоставляет возможность получить дополнительную лицензию в другой юрисдикции.
Эта взаимопроницаемость полномочий, которая дает возможность архитектору зарегистри-ровать свою практику в более чем одном штате, координируется организацией, известной как Национальный Совет Комиссий по Архитектурной Регистрации (NCARB). Хотя это, по сути, некоммерческая и неправительственная организация, NCARB имеет значительный вес в области профессиональной регистрации в 50-ти юрисдикциях и, в меньшей степени, в вопросах учебного плана архитектурных школ.

Академические программы, аккредитация и архитектурная практика
Сегодня NCARB занимается разработкой и проведением лицензионных экзаменов в каждом из штатов. В этой связи архитектурные школы должны принимать во внимание, что их вы-пускники рассчитывают на достаточную подготовку, чтобы успешно пройти этапы лицензи-рования.
NCARB связан ещё с одной, также негосударственной организацией. Это Национальный Архитектурный совет аккредитации (NAAB), имеющий официальные полномочия, предоставленные Департаментом образования США, обеспечивать аккредитацию профессиональных образовательных программ в области архитектуры. Три другие организации, которые представлены в NAAВ — это Ассоциация Университетских Школ архитектуры (ACSA), Американский Институт студентов архитектуры (AIAS) и Американский Институт архитекторов (AIA). Все эти неправительственные организации имеют свои офисы в Вашингтоне.
NAAB может рассматриваться как стул с четырьмя ножками — полномочия распределяются между: профессией — через AIA, лицами, ответственными за регистрацию / лицензирование — через NCARB, педагогами — через ACSA и студентами — через AIAS. Таким образом, пропи-сывание требований аккредитации и принятие решений обычно являются результатом кон-сенсуса. Другими словами, будущее профессии, как это обозначено образовательными требо-ваниями в архитектурных школах, оказывается результатом сотрудничества между практи-ками и педагогами, иначе говоря, профессией и образовательными институтами.
Степенями, аккредитованными NAAB, являются: магистр архитектуры (около 100 на сего-дня) и бакалавр архитектуры (51), в последнее время — также доктор архитектуры (1 или 2).
Некоторые школы предлагают как курс бакалавриата архитектуры, куда возможно поступить прямо из средней школы (обычно в 18 лет), так и магистратуру, что предполагает наличие степени бакалавра. Причем эта степень бакалавра может быть в совершенно другой области, отнюдь не только архитектурной. Таким образом, в зависимости от программы получение степени в области архитектуры занимает от пяти до восьми лет после окончания школы.
Специализация в области архитектурных исследований в большинстве американских архи-тектурных школ не слишком распространена, особенно по сравнению с факультетами маши-ностроения или строительства. Однако ряд учебных заведений предлагает непрофессиональ-ные (т. е. не аккредитуемые) степени магистра наук в области архитектуры. Около десятка школ также предлагают ученую степень в сфере исследований архитектуры, что соответству-ет вашему кандидату архитектуры.
К сожалению, финансирование таких исследовательских программ весьма ограничено за ис-ключением нескольких избранных направлений. Например, министерство энергетики США в течение многих лет финансировало научно-исследовательские работы, связанные с сокращением энергозатрат и использованием солнечной энергии. Бывает, архитектурные фирмы напрямую сотрудничают с архитектурным факультетом по тем или иным научно-исследовательским темам. Такого рода партнерство, связывающее архитектурную теорию с профессией, в школах приветствуется.

Процесс аккредитации и предъявляемые требования
Несмотря на то, что может не существовать ни стандартизированного учебного плана для аккредитованной программы, ни государственного экзамена при поступлении или окончании образования, различные программы имеют определенное сходство, которое, в немалой степени, обусловлено требованиями аккредитации. Как отмечается на сайте NAAB:
«Учебный план NAAB — аккредитованная программа, включающая в себя общеобразователь-ные дисциплины, профессиональное обучение и факультативы, которые вместе составляют гуманитарное образование в области архитектуры. Программа гарантирует, что выпускники будут технически компетентными, обладать критическим мышлением, способными опреде-лить варианты карьеры в рамках меняющегося социального контекста».
«NAAB требует наличие аккредитованной программы для выпускников, которые являются компетентными в различных интеллектуальных, пространственных, технических, социаль-ных навыках; понимают исторический, социально-культурный и экологический контексты; способны решать проектные задачи, включая интеграцию технических систем, обеспечение здоровья и безопасности, а также понимать роль и обязанности архитектора в обществе».
Для того чтобы получить официальную аккредитацию архитектурной программы, имеющей степень, необходимо предоставить в NAAB соответствующие доказательства. Речь идет об отчетах и проверках специальной комиссии, состоящей как из профессионалов, так и из пре-подавателей данной школы. Все студенты должны проявить компетентность в 32 тематиче-ских областях.
Эти 32 критерия сгруппированы в три категории:
Realm А — критическое и образное мышление,
Realm B — комплексный опыт в области проектирования и технические навыки,
Realm C — лидерство и практические навыки.
В дополнение к оценке имеющихся ресурсов, таких как помещения, персонал и преподавате-ли, аккредитация предполагает поиск доказательств того, что школа:
(1) удовлетворительно отвечает требованиям академического устройства и контекста,
(2) готовит студентов к «жизни и работе в глобальном мире, где разнообразие, само-бытность, самоценность и достоинство воспитываются и уважаются»,
(3) обеспечивает студентов твердым пониманием перехода к лицензированию в рам-ках международного, национального и государственного регулирования,
4) предоставляет студентам возможность «понять разнообразие и совмещение ролей, что подразумевает профессия архитектора», а также разнообразные совмещенные роли и обя-занности смежных дисциплин,
(5) готовит студентов к тому, чтобы стать «активными, заинтересованными граждана-ми, оперативно реагирующими на потребности меняющегося мира; и воспитывает атмосфе-ру гражданского участия».
(Подробнее см.:www.naab.org).
C подачи NAAB критерии аккредитации подвергаются переоценке и изменяются каждые три года. В последнее время наблюдается все большее внимание к требованиям, связанным с понятием устойчивости в проектировании, зеленой архитектурой, а также современными материалами и всеобъемлющим, или интегральным проектированием.

Образовательные оценочные услуги для иностранных архитекторов (EESA-NCARB)
От имени NCARB, NAAB управляет программой EESA-NCARB, которая оценивает полно-мочия архитекторов, обучавшихся за границей с помощью образовательного стандарта NCARB. EESA-NCARB оказывает помощь лицам, которые не имеют профессиональной сте-пени в области архитектуры аккредитованной NAAB архитектурной школы, и тем, кто желает обратиться в NCARB либо за сертификацией, либо за регистрацией.

Канберрское Соглашение
В 2008 г. аккредитационные и проверочные комиссии из США, Австралии, Канады, Китая, Кореи, Мексики и Содружества Союза Архитекторов объявили о ратификации соглашения, которое провозгласило эквивалентность дипломов о профессиональном образовании в обла-сти архитектуры, охватываемых их аккредитационной / проверочной системой. Степени или квалификации, присвоенные до января 2010 г., не включены в это соглашение. Канберрское Соглашение имеет целью упрощение процедуры признания документов об образовании между странами, чьи аккредитационные комиссии подписали соглашение.

Из Соглашения:
«Рассмотрев соответствующие критерии аккредитации научной квалификации в области ар-хитектуры, подписавшие пришли к выводу, что их системы, по существу, эквивалентны. С помощью Канберрского Соглашения, подписавшие признают существующую эквивалент-ность своих систем … академическая квалификация в области архитектуры, аккредитованная / подтвержденная одним из подписавших, должна быть принята как имеющая эквивалент-ность и рекомендована для признания всеми участниками, с учетом дополнительных требо-ваний, установленных местным регламентом».
«Соглашение считается отражающим основные принципы Хартии ЮНЕСКО-МСА по архи-тектурному образованию (новая редакция 2005) и соответствующих разделов соглашения МАУ по рекомендуемым Международным стандартам профессионализма в архитектурной практике (пересмотренная версия 2005)».
(Подробнее см.: www.CanberraAccord.org).

Перспективы и будущие проблемы
Несмотря ни на что, сохраняется значительный разрыв между академическим образованием и профессией. Факультеты архитектуры в университетах часто ориентированы на передачу знаний, а не практического опыта. Архитектурные же фирмы заинтересованы в приеме на работу выпускников, которые обладают специальными навыками. Для преодоления этого разрыва и существует программа, которая обязывает пройти три года стажировки под руко-водством архитектора прежде, чем получить лицензию.
Другой проблемой является то, что обучение, как правило, сосредоточено на личности сту-дента. В результате многие выпускники, которые приходят в профессию, не готовы эмоцио-нально или интеллектуально для работы в команде.
Заботы и интересы ряда школ в последнее время связаны, по-видимому, с цифровыми техно-логиями продуцирования оболочек и изготовления макетов — с использованием соответству-ющих программ, лазерных резаков и 3D-принтеров — технической инфраструктуры, которой, в отличие от средних бюро, располагают университеты. С доступностью технологий, на мой взгляд, возникло чрезмерное увлечение деланием вещей, а не проработкой внутреннего со-держания собственно архитектурных объектов.
Многие преподаватели в возрасте сожалеют об отсутствии интереса среди своих младших коллег к преподаванию рисунка, результатом чего является отсутствие навыков рисования у большинства студентов. Следует заметить, что эта обеспокоенность сохраняется на протяже-нии десятилетий, но с растущим разнообразием цифровых программ сегодня складывается впечатление, что очень немногие студенты заинтересованы в проектировании с карандашом в руке.
И еще один важный вопрос — как соотносится то, чему мы сегодня учим, с тем, что населению — и планете в целом — понадобится в будущем. Брайана Келли, заведующего кафедрой архитектуры в университете Мэриленда, волнуют те же вопросы, что и меня. В заключение процитирую Б.Келли:
«Архитектурное образование озабочено ролью архитектора как гения креативности. Новизна и капризы стилистического изобретательства тиранили воображение преподавателей и сту-дентов в ущерб серьезным социальным, культурным и профессиональным обязанностям. Теория, которая когда-то перебросила прочный мост между историей и проектированием, техникой и практикой, превратилась в нечто герметичное и самодостаточное».
«Современный дискурс перегружен вопросами, выходящими за пределы архитектурной дис-циплины. Порой кажется, что архитектура оказалась банкротом, она не способна определить, куда двигаться дальше. Создается впечатление, что выход из тупика связан с припаданием к чему-то вовне».
«Эффект от этого обращения к «другим вещам» таков, что многие школы уже, кажется, стре-мятся не к архитектуре, а, скорее, к внешним новинкам, которые могут — или не могут — быть полезными для образования студента».

Перевод Анны Фесенко

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of