Градостроительство

МАРШ – НОВАЯ АРХИТЕКТУРНАЯ ШКОЛА

Новая архитектурная школа — это название имеет двоякий или даже троякий смысл. Во-первых, потому что МАРШ — это действительно новая школа. Во-вторых, потому что наша школа является принципиально новой для России. В-третьих, потому что самим фактом своего появления она создает новую конфигурацию во всем российском архитектурном образовании. И наконец, МАРШ, как нам кажется, представляет собой некий образ, идею новой архитектурной школы — школы XXI века.
Что, собственно, определяет новизну любой школы? Два главных фактора — это новая структура обучения и его новое содержание.
В чем структурная новизна нашей школы? МАРШ – первая российская школа, полностью встроенная в международную образовательную структуру. МАРШ не формально, а по существу соответствует Болонским условиям и принятой в Европе модели высшего образования.
Важнейшая системная особенность заключается в том, что МАРШ — это полноценная магистратура по специальности «Архитектура и урбанизм», предполагающая и обеспечивающая получение необходимого числа зачетных баллов (кредитов) для получения диплома МА (мастер) в любом европейском вузе. Основой для этого является партнерство МАРШ с ЛМУ и полученная от него валидация, т.е. подтверждение полномочий для выдачи этого диплома. Таким образом, выпускники МАРШ гарантировано получают МА по архитектуре и урбанизму в ЛМУ. И это важная характеристика новой школы – универсальность диплома.
В скобках надо заметить, что факультет искусств, архитектуры и дизайна ЛМУ признается как одна из ведущих школ в Англии.

Далее – наши студенты автоматически включаются во все европейские системы и программы межвузовского обмена, будь то Эразмус или какая-либо другая. Студенты новой школы должны иметь возможность свободно перемещаться в мировом образовательном пространстве.
Еще один аспект интеграции — наши студенты по получении диплома могут претендовать на получение лицензий в любой европейской стране. Прежде всего, части второй лицензии РИБА (RIBA, part II). Таким образом, еще одна черта новой школы – она должна быть связана с лицензионной системой и гарантировать выпускникам лицензирование.
Последний по порядку, но не по существу элемент интеграции – это участие в учебном процессе иностранных профессоров и преподавателей. Уже сегодня в нашей школе инженерные дисциплины преподают специалисты из лондонского бюро Хапполд. У нас есть предварительные договоренности с известными европейскими архитекторами, заинтересованными в сотрудничестве с МАРШ. Пока мы, при поддержке посольства Франции и центра Гараж, в этом семестре организовали цикл критических сессий и мастер-классов для наших студентов с французскими архитекторами. Новая архитектурная школа должна быть прочно связана с мировым профессиональным сообществом, быть включенной в актуальный международный дискурс.
Говоря об изменении образовательной конфигурации в стране, я имею в виду тот факт, что МАРШ является первой в России независимой и самостоятельной магистратурой по архитектуре и градостроительству. Независимой и самостоятельной в том смысле, что не является подразделением какой-либо образовательной структуры. Такой статус обеспечивает полную свободу в формировании учебных программ, выборе учебных модулей и, благодаря этому, становится весьма привлекательным для учащихся. И в то же время открывает широкие возможности для образовательных экспериментов.
Думаю, эти обстоятельства не в последнюю очередь способствовали тому, что в первый же год конкурс для поступающих составил более двух человек на место и привлек студентов со всей России – от Владивостока и Нижневартовска до Вологды и Петербурга. И даже нескольких студентов из ближнего зарубежья – Украины, Казахстана, Латвии. Можно сделать вывод, что наша новая школа предлагает весьма востребованный образовательный ресурс.
Совершенно новой для отечественного архитектурного образования является образовательная система, принятая в нашей школе. Хотя сегодня во всем мире модульная система является практически общепринятой во всех школах, в том числе и архитектурных, в России мы пока единственные. Не вдаваясь в пространные интерпретации понятия «модуль», скажу лишь, что в обучении архитектурному проектированию модульная система предполагает неограниченную свободу в выборе тем для учебных заданий как по типологии, так и по объему. Но при этом каждый модуль точно предписывает набор навыков и знаний, или, иначе говоря, компетенций, которые должны получить студенты в итоге освоения этого модуля.
Нужно отметить и то, что в рамках модульного обучения заметно меняется роль преподавателя и система взаимоотношений преподавателя со студентами. Преподаватель не проектирует вместе со студентом, а то и за студента, как это часто бывает у нас, а в большей степени определяет траекторию движения студента, оставляя студента двигаться самостоятельно и корректируя это движение в основном с помощью критических комментариев. Здесь следует заметить, что самостоятельность является ключевым понятием модульной системы. От студента ожидается высокая степень мотивации, которая заставляет его самостоятельно решать многочисленные задачи, поставленные педагогом, причем делать это в контролируемые сроки. Соответственно такая система требует и несколько другой компетенции и другого типа ответственности от педагога. Он не просто консультирует студента в процессе выполнения проекта, а он, метафорически говоря, сочиняет всю игру, формулирует ее правила и следит за ее течением и развитием.
И такую игру, то есть программу, он должен придумывать каждый следующий семестр. Студенты в нашей школе могут учиться у одного педагога не более, чем один семестр. Мы убеждены, что для современной школы традиционная система многолетних мастерских под руководством одного профессора более не работает. Наиболее точно сегодняшним профессиональным вызовам отвечает система авторских студий, комплектуемых по принципу свободного выбора студентами и программы, и преподавателя.
Наряду с внедрением инновационной формы, мы существенно обновляем и содержание образования. Мы исходим из того, что главное в современном архитектурном образовании – это глубокое понимание реальности. С этой точки зрения главной проблемой является полный разрыв нынешнего архитектурного образования с реальностью современной жизни во всех ее проявлениях.
Мы видим задачу образования в том, чтобы установить связи студентов с реальностью человеческого бытия, с реальностью чувственного опыта и реальностью поведения в пространстве – студенты должны научиться фиксировать повседневный опыт, приобрести навык пространственной рефлексии. Они должны проникнуть в суть социальной, экономической и политической реальности – должны понимать общественные отношения в окружающем их мире и научиться ориентироваться в нем. Мы должны связать студентов с культурной реальностью – сегодня студенты не знают ни современной философии, ни современного искусства, не ориентируются в актуальных художественных практиках, не понимают сегодняшней культурной ситуации в целом. Как ни парадоксально, но сегодня мы фиксируем разрыв образования с актуальной архитектурной культурой – студенты не знают концептуальных основ актуальной архитектуры, не могут и даже не пытаются осмыслить того, чему пытаются подражать. Задача образования — связать проектные практики с интеллектуальными. Необходимо преодолеть разрыв школы с реальностью профессиональной практики – дать студентам ясное представление, чем и как им придется заниматься в жизни. Мы должны связать образование с научной и технологической реальностью – дать студентам знания современных технологий и научить их владеть ими. К сожалению, мы наблюдаем в конечном счете разрыв с реальностью самого предмета деятельности – студенты лишены способности критического суждения, не понимают, что они сами проектируют и не в состоянии оценить чужие работы. Во многом все эти проблемы сегодняшнего образования связаны с известной абстрактностью в постановке задач – в нашей сегодняшней архитектурной школе многие учебные задания предлагают нереальные типологии, на нереальных участках, для нереальных людей. Компенсировать эти пробелы в обучении призваны специальные курсы МАРШ. Теоретические модули – «История пространства и времени», посвященный взаимосвязи архитектуры с философией и естественными науками, и модуль «Современные культурные практики», который рассматривает архитектуру в контексте современного искусства. Модуль «Профессиональная практика» ставит задачу изучения различных аспектов современной профессиональной практики:

• Законодательных рамок архитектурной деятельности, ответственности архитектора
• Организации архитектурного проектирования
• Профессиональной этики архитектора
• Презентации и продвижения проекта

Новейшие технические достижения студенты исследуют в рамках курса advanced technology (продвинутая тенология).
Но преодолеть все упомянутые выше разрывы с помощью одних только лекционных курсов невозможно.
Идеология новой архитектурной школы должна строиться на обращении к реальности. В первую очередь это касается развития навыков изучения окружающей действительности во всем ее многообразии. Поэтому в нашей программе огромное значение уделяется исследовательской, аналитической работе. С этого начинается и на этом строится наше обучение. На первом (пятом) курсе проектная студия открывается модулем под названием «Проект-исследование – проблема и контекст», и, что принципиально важно, в итоге этот модуль оценивается тем же количеством кредитов, как и собственно проект.
Говоря о реальности, очень важной установкой новой школы является приглашение к преподаванию только практикующих архитекторов. Естественно, что мы выбрали для работы в этом году, и будем придерживаться этого принципа и впредь – самых ярких и незаурядных коллег — как российских, так и зарубежных.
Приближаться к реальности мы будем так же, выстраивая программы на основании реальных проблем. И при этом наши программы будут открытыми, то есть оперативно реагирующими на меняющуюся действительность.
Тут хотелось бы отметить, что новая школа принципиально переориентирует обучение с проектирования объектов на решение проблем. Как мне представляется, в таком подходе заключен важный принцип новой архитектурной школы – научить архитектора видеть проблему, уметь ее проанализировать и найти адекватные пути ее решения.
Кроме вышеупомянутых, в нашу магистерскую программу входят курсы
«Цифровая культура», в котором изучаются компьютерные методы моделирования и проектирования в контексте современной архитектонической
культуры, а также курс «Урбанистика», на базе которого создается Научно-исследовательский центр МАРШ ЛАБ.

Мы видим новую архитектурную школу не только как учебное заведение, но и как научную лабораторию, как проектно-исследовательскую базу, как открытую дискуссионную платформу.
Новая архитектурная школа — это не просто место учебы, это то, что можно определить понятием «образовательная среда», то есть такое пространство, где образование происходит непрерывно и в самых разных формах.
Такова архитектурная школа МАРШ и такой мы видим вообще новую архитектурную школу.


comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments