Градостроительство

«БОЛЬШАЯ МОСКВА–87» ГЛАЗАМИ ОДНОГО ИЗ УЧАСТНИКОВ

Проект «Большая Москва» не только будоражит умы градостроителей, коих, похоже, сильно поубавилось (ушли в чиновники, художники, дизайн квартир и коттеджестроение), но и вызывает всё больший интерес общественности. Проходящий конкурс активизировал обсуждение различных подходов: управленческих, девелоперских, планировочных, транспортных, экологических и др. При этом нет однозначной оценки как самого принятого решения, так и возможных путей его реализации. Вероятно, в этой перспективе небезынтересен опыт прошлого схожего конкурса, который проводился в эпоху «ускорения и перестройки» и дал различные — порой узкоотраслевые, а порой и стратегически-революционные — градостроительные взгляды на развитие Москвы в тот период. Правда, сформулированные планировочные идеи и концепции, к сожалению, не были учтены, и город продолжил своё развитие по совершенно иным – придуманным властями – принципам. Очевидно, применявшиеся тогда методы и градостроительные приёмы могут быть полезны и сегодня, хотя в рамках современных рыночных отношений не всегда удаётся выстроить чёткую градостроительную политику, преобладают совсем иные начала.
Весной 1987 г. Москомархитектурой был объявлен конкурс на разработку эскиза-идеи Генерального плана развития Москвы и Московской области. В числе нескольких приглашённых институтов был и творческий коллектив Центрального научно-исследовательского и проектного института по градостроительству (ЦНИиП градостроительства) — головного тогда института страны, где мне довелось работать. В то время сворачивались крупные исследовательские и проектные темы, из-за дефицита государственных средств урезалось их финансирование. К управлению городом пришёл Б.Н.Ельцин, и бывший главный архитектор области был назначен главным архитектором города. Видимо, накопившиеся проблемы города и региона, необходимость поиска путей их решения, дефицит новых идей и побудили новое руководство города к организации данного мероприятия.
Институт был назначен одним из участников конкурса, и встал вопрос о руководстве творческим коллективом проекта. Фигура директора отпала вследствие перевыборов, институт лихорадило, создавались советы трудовых коллективов и коалиции в поддержку тех или иных кандидатов. Главный архитектор института М.К.Савельев мог оказывать только моральную поддержку, поскольку был назначен одним из членов жюри конкурса. В конце концов выбор пал на меня как на председателя местной секции Союза московских архитекторов и имеющего достаточный опыт как проектной, так и научной работы. Первое, что мне показалось важным предпринять в духе тогдашней политики «гласности» — вывесить объявление с приглашением желающих принять участие в разработке проекта. Такого раньше не практиковалось – как правило, коллективы назначались по приказу. Реакция была неоднозначной – кто-то интересовался оплатой и, узнав, что она не предполагается, тут же терял интерес, кто-то вообще отнёсся скептически к идее проведения конкурса. Кстати, оплата проекта всё же состоялась – Москомархитектура впоследствии выделила по тысяче рублей на каждый коллектив, чего едва хватило на оплату труда двух техников. Так что средства, выделенные на проведение нынешнего конкурса, вероятно, сулят несопоставимые результаты.
Так или иначе, нашлись достойные профессионалы, которые понимали, что такая интересная работа бывает раз в десятилетия, и для которых возможность творческой самореализации являлась приоритетной.
Проблемы Москвы были хорошо известны. Это излишняя концентрация промышленности в столичном городе, причём с устаревшими технологиями и неэффективным использованием территорий, высокая степень концентрации транзитного железнодорожного грузового и пассажирского транспорта, засилье складских и коммунальных зон. А также радиально-кольцевая структура, уже тогда требовавшая решительных преобразований, хроническое отставание дорожного и культурно-бытового строительства, различие уровня комфорта проживания в городе и за его пределами и пр. Примерно к этому времени относится начало экспансии крупнопанельного домостроения за пределы МКАД.
В эпоху гласности общественность во весь голос заговорила о проблемах, накопившихся за долгие годы. Так, академик Д.С.Лихачёв сигнализировал об утрате памятников истории и культуры, падении культурного уровня населения. В письме в Госгражданстрой, на которое мне довелось готовить отзыв, он ратовал за создание так называемого «линеарного» мегаполиса между Москвой и Ленинградом. Предлагалось сосредоточить здесь интеллигенцию страны с тем, чтобы как можно больше людей могли приобщиться к культурному потенциалу двух столиц: «утром — Эрмитаж, вечером — Большой театр». Правда, возникли вопросы создания здесь мест приложения труда, хрупкости Валдайской экосистемы и пр.
В те годы наш институт проводил оценку культурного потенциала городов страны. Разрыв был удручающим. Если два крупнейших города страны имели соответственно баллы 1000 и 600, то следующий по величине город Горький (ныне Нижний Новгород) недотягивал до 100. При всей уязвимости методики оценки было очевидно, что подтягивание потенциала культурного в том числе третьего ближайшего к Москве миллионника за счёт потенциала столицы – просто необходимо.
При этом городской центр Москвы был перегружен административными функциями союзного, республиканского и областного ранга, а также культурными, образовательными, научными, просветительскими, медицинскими учреждениями различного подчинения. Так, Китай-город был заполонён десятками всевозможных органов управления только областного подчинения — от Управления заготовок до Управления художественных промыслов. Достаточно было полистать телефонный справочник, чтобы понять, почему центр блокируется транспортными потоками – в такого рода Управления ежедневно съезжались чиновники и посетители из 36 районов области (интересно — как дело обстоит сейчас?). Это послужило одной из весомых предпосылок рассмотрения возможности создания областной столицы с формированием её административного и культурно-просветительского потенциала на основе выносимых из центра Москвы функций.

Структурно-планировочная организация Москвы и Московской области, предусмотренная проектом, основывалась на кардинальной переориентации стабилизировавшегося к тому моменту процесса равномерного расползания города по разным направлениям (за счёт экспансии на территории лесопарковой защитной зоны Москвы), смены его активным однонаправленным осевым развитием региона на базе экологического, историко-культурного и расселенческого каркасов. При этом был использован метод «от противного» — не поиск свободных резервных территорий роста, как это было принято в отечественной практике, а выявление наиболее ценных пространственных ресурсов, освоение которых категорически нежелательно. Предусматривалось поэтапное комплексное межселенное развитие московской агломерации с наращиванием взаимосвязей и выравниванием условий проживания по всей территории региона, специализацией отдельных поселений и пр.


Основные положения эскиза-идеи проекта

Выбор однонаправленного осевого развития столичного региона был обусловлен:
— наиболее высокой по сравнению с другими секторами (числом шесть) степенью урбанизации восточного сектора (на тот период там проживало более 30% городского населения области), выявленным смещением центра тяжести городского расселения области именно в этом направлении (г. Реутов);
— выявленной экологической и историко-культурной ценностью остальных секторов области, освоение которых, как тогда представлялось, могло бы привести к негативным последствиям;
— наличием пригодных для дальнейшего освоения территорий вдоль природной оси – р. Клязьмы;
— имеющимися предпосылками внутреннего развития восточной части собственно Москвы в пределах МКАД: смещённой сюда зоны существенного превышения мест приложения труда, а также относительно высокими качествами именно восточного сектора города по данным социальной оценки различия городской среды.
С целью обеспечения нормальных условий проживания населения собственно в Москве проектом предлагалась комплексная программа перераспределения функций, не связанных с городскими потребностями, локализованных в различных поясах области и центральном экономическом районе (ЦЭР). В Москве должны были остаться только те функции, которые отвечают столичному рангу города и собственно его интересам. Предварительный анализ на тот период свидетельствовал, что на территории Москвы размещалось не менее 1000 учреждений различной величины республиканского и областного ранга, при этом 80% из них были сосредоточены в пределах Садового кольца. В рамках программы предлагался вынос республиканских и областных функций в новые центры, что позволило бы существенно снизить нагрузки на городское ядро, высвободить часть территории и фонд нежилых помещений под собственно городские нужды и при этом поднять статус и значимость создаваемых новых столиц за счёт московского потенциала.
Предусматривалось:
— создание центра областного значения — нового города на 60-80 тыс. жителей в районе Монино-Кудиново в 25 км от МКАД) — на пересечении проектировавшихся двух скоростных вылетных восточных городских магистралей, большого бетонного кольца и развивающегося областного железнодорожного кольца, что обеспечило бы доступность из различных точек области минуя транзит через Москву. При этом мог бы быть задействован существующий аэродром Быково для местного и регионального воздушного сообщения;
— вынос республиканских функций и создание республиканского центра – столицы РСФСР в г. Горький. Такое решение оправдывалось не только разгрузкой Москвы от большого количества республиканских объектов, но и повышением статуса РСФСР, а также наращиванием культурного потенциала Горького за счёт Москвы. Не секрет, что РСФСР в отличие от других союзных республик на тот момент не имела отдельных органов власти, Академии наук и других учреждений.

Экологический каркас столичного региона и его стабильность, на наш взгляд, могли бы быть обеспечены лишь при условии установления оптимальных соотношений территорий различного хозяйственного использования, а также реализации на практике соответствующей структуры и конфигурации природного каркаса в масштабе ЦЭР. Местоположение Москвы в регионе, её пространственное взаимодействие с другими центрами расселения и производства, природно-экологический потенциал территории предопределяли приоритетное значение западных, северных и восточных элементов каркаса в процессе воспроизводства основных компонентов природной среды. Значение Валдайского, Клинско-Дмитровского, Мещерского узлов экологической активности обусловливалось их потенциалом воспроизводства чистой воды, физиологически активного кислорода, представителей флоры и фауны. Именно пространственной конфигурацией и структурой природного каркаса в основном и определено приоритетное направление развития Москвы на восток. Предполагалось, что выход на восточное направление освоения территории обеспечит сохранность выявленных ценных с экологической точки зрения остальных территорий области. Была выявлена и устойчивая тенденция перераспределения доли городского населения области восточной и западной её частях. Так, за период 1959 по 1985 годы доля прироста городского населения в западной части области увеличилась за счёт уменьшения доли прироста на востоке. Проектом предлагалось данный негативный процесс освоения наиболее ценных с экологической точки зрения территорий переориентировать на восток и ввести строгий режим использования территорий в остальных секторах.
Основой историко-культурного каркаса столичного региона явились древнейшие и исторические города Подмосковья (как сохранившиеся, так и исчезнувшие), существующие памятники архитектуры и истории, музеи, места археологических раскопок и пр. Проведённый анализ их дислокации позволил выделить ареалы наиболее ценных с точки зрения историко-культурного наследия территорий, основными осями которых, соответственно, явились долинные ландшафты рек Подмосковья. Для дальнейшего сохранения этих территорий и специализации их в направлении использования историко-культурного потенциала с развитием туристских, рекреационных и учебно-исследовательских функций предлагалось ввести режим строгого запрета их экспансии для градостроительного и промышленного освоения. Таким образом, восточное направление и в этом аспекте не имело серьёзных ограничений для дальнейшего освоения.

Архитектурно-планировочная организация Москвы и городов Московской области согласно проекту основывалась на поясной дифференциации структуры расселения и населённых мест и преимущественно однонаправленной линейно-узловой агломерационной формы расселения в восточном направлении, на реконструкции и сбалансированном развитии городов области. На основе выявленного ландшафтно-экологического каркаса собственно Москвы ее территорию предлагалось расчленить на три укрупнённых структурных элемента – планировочного сектора: Центральный, Северный и Южный. При этом границы Центрального планировочного сектора выходят на восток за МКАД и охватывают территории первоочередного строительства в районе Реутова и Балашихи в направлении создаваемого областного центра. Систему общегородского центра Москвы предлагалось формировать на основе принятого планировочного районирования с ведущей ролью Центрального сектора, приобретающего линейный характер, где помимо исторического ядра создаются два крупных общегородских подцентра – на юго-западе, на месте имевшегося резерва территории между проспектами Мичуринским и Вернадского, и в восточной части города у границ МКАД. Система центров планировочных секторов, центров планировочных и жилых районов, а также ряд специализированных центров предусматривались в срединной зоне Москвы, предполагалось устройство центров и у вылетных магистралей. Ядро общегородского центра в пределах Садового кольца как наиболее ценная территория с точки зрения её роли в формировании архитектурно-художественного облика города и её уникального историко-культурного потенциала рассматривалась как зона наиболее строгого режима использования. Здесь должны были развиваться преимущественно культурно-просветительские и жилые функции за счёт сокращения числа учреждений республиканского и областного значения.


Предложение по архитектурно — планировочной организации территории Москвы и Московской области

Транспортный каркас Московского региона решался как единая система, обеспечивающая внешние и городские связи. С направлением города на восток предусматривался выход двух скоростных городских магистралей в этом направлении, между которыми проходит осевая магистраль непрерывного движения, совмещённая с линией экспресс-метро. Предполагалось развитие внешнего железнодорожного кольца с организацией транспортно-пересадочных узлов за МКАД, совмещающих аэропорты, выносимые из города железнодорожные вокзалы дальнего следования и линии экспресс-метро. Существующие вокзалы используются исключительно для пригородного и внутригородского сообщения, с реорганизацией двух железнодорожных внутренних колец.
Проектом также предлагались мероприятия по реорганизации промышленного комплекса города с высвобождением его площадей под городские нужды, были выполнены технико-экономические расчёты по новым объёмам жилищного строительства, рассчитаны показатели по населению, в том числе с выделением первоочередного этапа.

Из проектов-конкурентов остался в памяти лишь проект МАрхИ, руководил которым И.Г.Лежава. Им предлагался мощный ввод технического коридора по оси, по-моему, Ленинградское шоссе – Юго-запад. Правда, эксперты высказывали опасения, что Москва не вынесет такого мощного шрама.
Были проекты и узкоотраслевых институтов, которые отличались недостаточной градостроительной комплексностью решений. Запомнились на обсуждениях и агрессивные бородатые люди, которые, видимо, решив, что сейчас по случаю перестройки город начнут крушить, выбегали с криками и притоптываниями к столу президиума.
Конечно, всех проблем мегаполиса градостроительный проект, тем более конкурсный, охватить не мог, но основные векторы решения злободневных на тот период задач, как кажется, удалось обозначить.
Надо думать, где-то в анналах Москомархитектуры, сохранились материалы конкурса. Так что этот разговор может быть продолжен…

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of