Дизайн

ОСЦИЛЛЯЦИИ В УСЛОВИЯХ ПОЛНОЙ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ?

В начале сентября в Парк дез’Экспозисьон в Вильпент в Париже прошли очередной Салон Maison & Objet и – второй год подряд – Неделя парижского дизайна, оккупировавшая порядка 150 внутригородских площадок. На этот раз оба, восточный и западный, главных входа на выставку — выставку, вообще говоря, Вещей – отмечены предваряющими, можно сказать, превратно анонсирующими, если не дезавуирующими экспозициями, пронизанными антиконсьюмеристским пафосом. В одном случае это внушительных размеров, усиленная раскосами этажерка из крашеного дерева, наполненная креслами-диванами-пуфами вперемешку со свисающими пледами и занавесями локальных цветов на фоне гигантского лайтбокса с фотоизображением кучи шмотья как будто с инсталляции К.Болтански (дизайн — Ж.-Ф.Нуэль) (рис.). В другом – привычная сюита тематических подборок от Э.Лериш, Ф.Бернара и В.Грегуара из агентства НеллиРоди, объединенная слоганом «Влияния 2013: существенное».
Пресс-релиз призывает обратиться к основаниям – тому, что собственно является существенным в человеческой жизни. Отбросить все наносное и поверхностное – в частности, те же вещи ни уму, ни сердцу. «Роскошь минимализма открывает истинную минималистскую вневременность» — это относится к подборке «Минимум» Э.Лериш. «Современность находит красоту в самом элементарном» — это про Ф.Бернара с его «Элемент(ами)». «Достижения естественных и технических наук определяют оптимистический взгляд в будущее» — это о мини-экспозиции «Да Будущее» В.Грегуара.
Э.Лериш вспоминает Д.Джадда, взывает к архетипам и первоэлементам формального языка, к новой трезвости – в пику всепоглощающему потребительству, сумбурному накату искушений глобального рынка. Для нее мисовское less is morе – меньше значит не больше, а лучше. Стилевой аскетизм освобождает пространство от засилья вещей. Прозрачные материалы, легкие формы, простые линии, минималистская геометрия и цветовые сочетания – и этого вполне достаточно для интенсификации художественного переживания. В представленных графичных арт-объектах Р.Жилада вырисовываются базовые геометрические формы (производитель «Мольтени», коллекция «Grado 0»), в «Objeсts Dependency» от «Specimen» минимализм плавно перетекает в метафизику, в «Звуковом облаке» К.Яманика пространство, свет и звук образуют нераздельное целое, стол-монолит «Faint Table» П.Уркиолы с градиентным переходом от белого к транспарентному и наоборот предстает в качестве офисного миража, а «Blur Sofa» М.Торпа для «Морозо» доводит ту же тему градиентного растворения объекта в средовом окружении до логического предела. И все же лучшая, на наш взгляд, здешняя мизансцена – это предваряющая экспозицию витрина, представляющая собой опоясывающую павильон натюрмортную ленту в духе Л.Невельсон с наборами предметов – от тарелок и ваз до коробок и изваяний, отличающихся своей фактурой и оттенками белого.
У Ф.Бернара антипотребительский заряд остается в силе. Он разделяет мир форм на геометрический, архетипический, молекулярный и абстрактный, чему соответствует классический для западной культуры квартет первоэлементов – вода, земля, огонь, воздух (кстати, сам этот набор показательно отличается от русской цивилизационной основы с ее нечетом – троичностью). Вода соотносится с рефлексией, воздух – с мечтой, земля – с отдыхом, огонь – с энергией. Вопрос: как такие умозрительные сущности свести с миром вещей? Авторская версия представлена в экспозиции. Реконструировать ход сценографической мысли устойчиво удается лишь с огнем – соответствующая «горячая» функция, медь, красный цвет. Так, со светильником «L.U.M.» (компания «Триод», дизайнер – Ф.Шамбар) вопросов не возникает, а вот что касается шкафа от Н.Ланно & К.Эскалон Ланно или стола «Магнум» от П.Фавресса – попробуйте угадать с трех раз.



В.Грегуар, исполнивший гимн современному техницизму, критику в адрес потребительского общества поумерил, если не снял вообще. Для него главная мишень – это déjà vu, а будущее является абсолютной ценностью. Он апеллирует к Жюль Верну, к фигуре пионера-первопроходца, мечтает о телепортации из повседневного в экстраординарное, о постмодернистских технологиях, которые должны послужить отправной точкой обновления формального языка. Забывая о том, что в современном обществе позднего капитализма техника и технологии пребывают в роли падчерицы – достаточно сказать, что т.н. МИНТ-специальности (математика, информатика, естественные и технические науки) в современных западных университетах занимают в среднем от 5 до 10% (Финляндия с ее 14% является абсолютным рекордсменом). Впрочем, с экспозиционной фактурой все в порядке – здесь и ультракомпактный (2,4х1,24 м) «летучий» электромобиль «Твизи» от «Рено», и фитнес-велосипед, он же арт-объект «Сиклотт», и кресло «Память» из мятой фольги (компания «Морозо», дизайнер – Т.Йошиоко), «подстраивающееся» под сидящего.
Надо сказать, большинство тематических экспозиций, разбросанных в пространстве М&O, намеренно ли? непроизвольно ли? – оказались созвучными заявленному при входе идеологическому посылу. «SOS», или «Спасите наши умения» (Save Оur Skills), привлекает внимание к традиции ручного ткачества, еще сохранившейся в Западной Африке. В частности, в Буркина Фасо, откуда этот негр-доходяга, все пять дней Салона прилюдно занимавшийся любимым делом.
В рамках традиционной экспозиции Le Labo materiO, которая называлась «Simple Matter(s)», был предъявлен широкий спектр натуральных и искусственных материалов – от бумаги и фетра до кожи и глины, а также изделий из них – те же блюда из …фетра. В пресс-релизе значится, что «simple matter(s)» — это не только «простое дело», но и «простота рулит». Организаторы призывают вернуться к фундаментальным ценностям и ответить на вопрос, как можно совместить сложность и простоту в усложняющемся мире.
Тоже традиционный раздел Talents a la Carte, на этот раз продемонстрировавший молодые дарования из стран Азиатско-Тихоокеанского региона – Китая, Японии, Южной Кореи, Индонезии, Сингапура и Таиланда, можно сказать, сделал простоту своим знаменем. Светильник из дерева и рисовой бумаги, стол и стул из дерева, в линиях которых угадываются страусиные повадки, или вот этот перекатывающийся то ли цветочный горшок, то ли ваза таиландского дизайнера Д.Арчжананун.
И даже в одном из кафе, рядом с materiO, при посредстве компании Bleu Nature театрально разыгрывается тема опрощения. Из сучьев были выгорожены уютные микрозоны – что-то среднее между коконом и гнездом разной степени приватности — со столиками и табуретками внутри. Деланность, некоторая невсамделишность получившегося продукта ощущается не всеми – для этого нужно знать Bleu Nature с ее исподволь огламуренным этно-шиком. Кстати, в «Yes Future» выставлена пара их густо набриолиненных работ: одна – широко тиражированная, с корягами, вплавленными в оргстекло, и вторая — новинка, результат сотрудничества с Т.Гуэтом, являющая собой поленья, обтянутые силиконом, донельзя натуралистично имитирующим кору дерева с ее всевозможными сучками-задоринками и наростами. Так и хочется, потрогав эту «симбиотическую коллекцию» (таково ее официальное название), ощутить корявость и теплоту дерева, а под рукою – резина резиной. Просто фэйк.
Не все по-писаному — есть и отклонения от генеральной линии. Диссонирует с заявленным общим трендом экспозиция WonderHouse #2 от Ateliers d’Art de France (дизайн – Э.Лериш) с ее тематическими подборами современных объектов, вдохновленных маэстрией эпохи Наполеона III. Понятно, вторая половина XIX в. и fin de siecle с простотой и антипотребительством не очень-то ладят.
И уж совсем не в тему избрание в разделе scenes d’interieur креатором года Ю. ле Галля, вовсю эксплуатирующего попсовые сюжеты с нелегким уклоном во флору и фауну. В пресс-релизе о нем говорится как о «свободном электроне», пребывании художника на границе реального и воображаемого, создании им поэтического и сновиденческого универсума, пронизанного юмором фантасмагорического бестиария – плюшевого, гипсового, гранитного, какого угодно еще. Про китч – ни слова. Представленная ретроспектива позволяет проследить неуклонное нагнетание сюра на единицу площади – от кресла-цветочного горшка (1998 г.) к креслу в виде кита (2006 г.) и шкафу «Иглу» (2006 г.) и далее – к креслу «Кроткий ласковый кролик» (2012 г.). Последнее похоже на апофеоз, однако возраст дизайнера позволяет рассчитывать на to be continued.
Так что изначально заявленный содержательный вектор непринужденно приносится в жертву. Чему – непонятно. Можно, конечно, по обыкновению все списать на издержки плюрализма. А можно объяснить происходящее по С.Переслегину. Приведем цитату из его «Опасной бритвы Оккама»: «Непосредственно перед фазовым переходом общество попадает в полосу быстрых осцилляций: направление его динамики теряет определенность, в то время как интенсивность всех форм движения резко нарастает».
Не находите? Стандартный ответ: не нахожу…

PS Из вышеупомянутых 150 точек на карте Парижа, принимавших Неделю дизайна, как и в прошлый раз, нам довелось посетить Центр моды и дизайна на набережной Аустерлиц. Многие десятки дизайнерских команд – из разных стран, вовсе не только из Франции — были объединены под «шапкой» le Off. Перед вами — наш фоторепортаж.

Тематическая подборка «Влияния 2012: существенное».
Э.Лериш. «Минимум».
Ф.Бернар. «Элемент(ы)».
В.Грегуар, NellyRodi. «Yes Future».

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments