Градостроительство

КОМПАНИЯ «АРЕНА» — ОСЕДЛАВ НИСХОДЯЩУЮ ВОЛНУ

В рубрике «Стартап» мы чаще всего представляем бюро, созданные вчерашними студентами. Однако нынешнее состояние социально-исторической турбулентности, в которую попал весь мир – отнюдь не только мы, порождает не вполне привычные расклады и подвижки внутри профессии. Появление на московской и российской профессиональной сцене компании «Арена», оседлавшей нисходящую волну, оказывается следствием этих тектонических процессов. Об этом – беседа с главным архитектором компании Дмитрием Бушем. — Компания «Арена» создана в начале 2013 г. Как раз в это время активизировалась работа над проектами стадионов к чемпионату мира по футболу 2018 г. в разных городах России. Это взаимосвязанные события?
Д.Буш. Нет, прямой связи здесь нет. Организация новой архитектурной компании – это был осознанный шаг мастерской №6 МНИИПа «Моспроект-4». Основные проблемы «Моспроектов» понятны – полная непросматриваемость будущего, незаинтересованность руководства города в сохранении и развитии проектных институтов, принятие нового законодательства, которое не позволяет заключать договоры более чем на 100 тысяч рублей, минуя открытый тендер с электронными торгами и с утверждением результатов Москомимуществом. Который год кряду — полная политическая неопределенность: будут ли все «Моспроекты» слиты в один институт, что будет с самими зданиями и т.п. Риски только нарастали. Для тех объектов, которыми мы занимаемся, такой режим категорически противопоказан. Поэтому чтобы обезопасить всех – и заказчиков, и коллектив, и сами объекты, мы предприняли такой решительный шаг.

— «Арена» создана на основе мастерской «Моспроекта-4»? С обоюдного согласия?
Д.Б. Исключительно на базе МНИИПовской мастерской. Разумеется, наш директор, многолетний партнер, коллега и соавтор Андрей Владимирович Боков с первых наших шагов по организации новой проектной конторы был в курсе всех вопросов. Отношение его к такой нашей инициативе, понятно, было, с одной стороны, понимающим, с другой – продиктованным абсолютно предсказуемой обеспокоенностью руководителя проектного института сокращением числа работоспособных мастерских. Тем не менее, в сокращенном виде наша мастерская продолжает завершение работ в стенах «Моспроекта-4» по строящемуся Центральному стадиону Олимпиады в Сочи.

— За свою профессиональную карьеру ты помимо спортсооружений проектировал и строил и жилье, и общественные здания, и даже в бумажных конкурсах участвовал и их выигрывал. В МНИИПе в портфеле вашей мастерской тоже были отнюдь не только спортивные объекты. А как сейчас?
Д.Б. Конечно, мы предпринимаем усилия, чтобы диверсифицировать портфель заказов за счет объектов не только спортивного профиля. В частности, участвуем в конкурсах – другое дело, чем это заканчивается. Более года назад выиграли конкурс на жилой район в «Сколково» – и что? Сейчас участвуем еще в нескольких конкурсах по неспортивным объектам. В конце августа выиграли конкурс на проект санатория в Геленджике. Впрочем, пока ни одного договора так и не заключено.

— Среди ваших партнеров по спортивным сооружениям регулярно фигурируют западные компании. Можно понять, если бы вы сотрудничали с инженерами, но вот с архитекторами – насколько это целесообразно? Ведь за вашими плечами – целый ряд реализованных комплексов, в том числе, кстати, в Берлине. Это вынужденная ситуация?
Д.Б. До последнего времени мы сотрудничали именно с архитектурными крупными иностранными организациями. Это всегда было в том или ином виде сформулированное, но всегда неукоснительное требование заказчика — чтобы помимо отечественных архитекторов в проектировании участвовал известный западный бренд.
Наш опыт сотрудничества с западными компаниями сильно разнится. Очень неудачное взаимодействие с Populous, осколком НОК – это конкурс на проект реконструкции московского футбольного стадиона «Динамо», а также совместная работа над стадионами в Сочи.
Было сотрудничество и с другими крупными брендами – это американцы из HKS, с которыми мы выиграли конкурс на проект стадиона в Краснодаре, и знаменитая германская компания GMP, с которой мы взаимодействуем по трем стадионам для чемпионата мира 2018 г. С HKS все вышло не так уж плохо, с немцами же разворачивается очень плодотворная работа.
Мы всегда стараемся по-партнерски организовать взаимодействие, обсуждать все решения, прорабатывать варианты и т.д. От чего, как правило, уклоняются англичане и американцы, и что, как кажется, получается в сотрудничестве с GMP. В последнем случае сотрудничество абсолютно равноправное — никто не принимает никаких решений, минуя совместное обсуждение, немцы наравне с нами участвуют практически во всех совещаниях в разных городах и т.д. Они действительно привносят много того, что сами мы бы, наверное, не смогли предложить. И это понятно: если мы проектировали семь-восемь арен, то они сорок или пятьдесят семь.

— Что имеется в виду – типологические ходы, архитектура, конструктивные решения?
Д.Б. Все. Совместная работа идет начиная от генплана — планы этажей, сетка осей, пролет конструкций, расположение помещений, большепролетные конструкции покрытия, фасады, основные детали и т.д. Все разделы проекта без исключения мы обсуждаем и принимаем решения совместно.
Чего-то они, конечно, не чувствуют, а точнее – не чувствовали в начале работы. Им казалось – как, впрочем, и любым крупным иностранным фирмам, которые приходят на наш рынок — что уж с их-то опытом все их предложения будут приняты заказчиком в лице губернаторов, Архитектурными и Общественными советами и т.д. с первого раза. Естественно, этого не получается. Однако довольно быстро они вошли в наш ритм работы, когда необходимо моментально реагировать на предложения и замечания заказчика.
В общем, и нам интересно с немцами работать, и для них это некий новый опыт.

— Проекты стадионов в Волгограде, Нижнем Новгороде, Самаре уже прошли первую апробацию. На этом список не заканчивается?
Д.Б. Мы участвуем только в этих трех проектах к ЧМ-2018. Если не считать еще участия в предпроектировании БСА.

— И волгоградский стадион на месте бывшего «Ротора», и нижегородский на Стрелке приближены к историческому городскому ядру. В первом случае предполагается еще и снос старого комплекса. Наряду с бюджетными это, вероятно, основные ограничивающие условия? Насколько это критично для создания яркого образа стадиона?
Д.Б. На мой взгляд, все эти ограничения положительно сказываются на архитектурном результате. В Волгограде решение, устроившее и Общественный совет, и руководство области, которое собственно является заказчиком, было принято довольно быстро. Несмотря на то, что это центр города: на проспекте Ленина, рядом — Мамаев курган и берег Волги.
В Нижнем Новгороде же с апреля по август состоялось с десяток Градсоветов, посвященных проекту стадиона. Градостроительное решение – посадка, габариты комплекса и т.д. – было согласовано без особых задержек. А вот архитектурное решение шло очень трудно. Я не припомню, в каком еще из наших проектов процесс согласования был настолько растянут во времени. И это способствовало поиску наилучшего решения, отвечающего данному месту.
Нас курируют два вице-губернатора – по строительству и по спорту, главные архитекторы города и области. Не говоря уже о том, что в Нижнем, как известно, очень мощный состав Градсовета, включающего классных архитекторов — каждый со своим почерком, с пониманием городской архитектуры, многие из них в разные годы проектировали на этом месте, делали предложения и по стадиону для разных участков в городе.
В общем, такое профессиональное радение пошло во благо проекту.

— Работа над объектами в Сочи находится на излете – Ледовый дворец недавно завершен, центральный стадион – на подходе. Каково послевкусие?
Д.Б. Если говорить о Ледовой арене, то здесь мы опять же столкнулись с требованием заказчика, связанным с привлечением итальянской проектной фирмы Зоппини. В свое время на стадии концепции она принимала участие в подготовке Заявочной книги России в борьбе за проведение Олимпиады. Понятно, что имелись какие-то обязательства в части использования итальянских специалистов и в дальнейшей работе. Однако, в конце концов, их участие оказалось минимальным, если не сказать – растворилось вовсе.
В результате объект получился более или менее отвечающим и месту, и функционалу, причем с учетом его будущего перепрофилирования. Еще в самом начале проектирования было принято решение, что Ледовая арена после Олимпийских игр будет разобрана. Соответственно мы ее сделали сборно-разборной – все металлоконструкции должны были соединяться с помощью съемных болтов. Впоследствии от этого рискованного плана отказались, приняв решение о перепрофилировании объекта под велотрек. В тамошнем климате это оказывается более логичным. Новое старое здание могло бы стать базой сборной России. Именно поэтому мы сделали большепролетное покрытие в виде гигантского велосипедного колеса. Этот ход станет понятным, когда уберут ледовую площадку и перекомпонуют трибуны благодаря их сборно-разборности.

— То есть вам пришлось, по сути, проектировать два объекта – пусть второй и на концептуальном уровне, а затем их еще и поженить.
Д.Б. В общем, да. Мы надеемся, что нас привлекут к перепроектированию – все-таки мы знаем, как провести необходимую трансформацию наиболее щадящим образом для объекта. Это уже будет после Олимпиады.
Что касается Центрального стадиона, то у него очень нелегкая судьба: это и невероятно трудное сотрудничество с английскими партнером, и бесконечные проблемы с ТЗ, которое менялось и продолжает меняться до сих пор (!), при том что стадион практически построен. Из открытого стадиона в процессе пересмотра ТЗ объект превратился в крытый зал. Опять, в который раз, проект направляется в Госэкспертизу. Ясно, что архитектурный облик его будет, так скажем, вынужденно-неоднозначным. В нашей биографии это один из самых тяжелых опытов.

— Недавно ФИФА разрешил ограничить емкость Большой арены «Лужников 81 тыс. мест вместо ранее вменявшихся 89-ти. Так что о сносе речь уже не идет. По словам и.о. заммэра Москвы М.Хуснуллина, реконструкция должна начаться в следующем году. Вы как-то причастны к этой программе?
Д.Б. Мы приняли участие в разработке практически всех предпроектных вариантов. В одном случае предполагалось сохранение только фасадов, в другом — сохранение фасадов и крыши, в третьем — сохранение фасадов с заглублением поля, в четвертом — полная разборка…

— Со сносом?
Д.Б. Еще один вариант – с полным сносом, однако он был отвергнут с самого начала — его всерьез никто не воспринимал. Сейчас мы в составе большого проектного консорциума работаем над вариантом с сохранением фасадов, крыши и нынешнего уровня поля, то есть без заглубления. Что влечет за собой определенные издержки. Какие-то ресурсы определенно имеются. Впрочем, сегодня опрометчиво было бы комментировать ситуацию более подробно – работа над концепцией в самом разгаре…
Концепция реконструкции и развития санаторно-курортного комплекса «Прометей» в Геленджике. Победитель конкурса. Архит. Д.Буш (рук.), А.Орлов, А.Заключаев, В.Алехин, А.Цыплаков, С.Коробков, В.Тулупов. Инж. Е.Бекмухамедов.

Застройка обоих участков комплекса, расположенных один над другим, решена как единое образование, сформированное двумя группами зданий, каскадно ниспадающими по склону вдоль центральной пространственной оси. Эта ось ориентирована от моря вверх, к каплеобразному объему многофункционального центра на верхней террасе. Кульминационный характер объема многофункционального центра подчеркнут нейтральной «ширмой» служебного жилого корпуса, расположенного вдоль верхней бровки берегового склона. Фланкирующие группы нижней зоны комплекса образованы повторяющимися корпусами двух типов, имеющими в основе единый принцип пространственного построения: трапециевидные в плане сегменты группируются вокруг центрального открытого дворового пространства. При этом здания приподняты над рельефом, что как бы раскрывает ландшафт, делает участок максимально проницаемым – как зрительно, так и для пешеходного движения.


Проект стадиона на 45 тысяч зрителей для проведения чемпионата мира по футболу 2018 г. в Волгограде.
Проектировщик — ФГУП «Спорт-инжиниринг», ООО «ПИ «Арена», GMP international GmbH architects and engineers. Расположение проектируемого комплекса на месте демонтируемого стадиона «Ротор» 1960-х гг., его соседство с историческими объектами, включая мемориальный ансамбль Мамаева кургана, обусловливает архитектурный облик сооружения, гармонирующий с окружением. Участок проектирования расположен в исторической части города, имеющей сложившуюся ортогональную структуру, образованную направлениями, параллельными и перпендикулярными к Волге. С учетом того, что ориентация игрового поля жестко регламентируется требованиями УЕФА, не совпадая с градостроительными осями, было принято решение расположить его в направлении север-юг.
Архитектурный облик стадиона, включая конструкции покрытия, основывается на описанной окружности, что позволяет безболезненно интегрировать сооружение в городской ландшафт. Ажурный фасад является данью местной традиции плетения из лозы сарептскими мастерами и в то же время метафорой салюта Победы. Покрытие, конструктивно решенное по схеме «велосипедное колесо» и набранное из вантовых ферм, полностью защищает от осадков зрительскую зону.
Высота сооружения — 45 метров – определена габаритами чаши стадиона, рассчитанной на проектную вместимость 45 тысяч зрителей. После чемпионата планируется сократить его вместимость до 35 тысяч, благоустроив прилегающую территорию.


Проект стадиона на 45 тысяч зрителей для проведения чемпионата мира по футболу 2018 г. в Нижнем Новгороде.
Проектировщик — ФГУП «Спорт-инжиниринг», ООО «ПИ «Арена», GMP international GmbH architects and engineers.

Отведенный участок расположен в градостроительно ответственном месте – в самом центре города, на Стрелке, в точке слияния Волги и Оки. Отсюда избранная архитектурная образность — тема волны как символа стадиона «Волга-арена», определяющая плавный изгиб вогнутых фасадных стен, поднимающихся на высоту 16 м.
Ее дополняет тема выступающих на первый план стройных белоснежных вертикальных пилонов, поддерживающих покрытие стадиона. Выполненное в форме козырька, оно защищает от непогоды 100% зрительских мест. Пилоны выполняются из железобетона и стали, ветрозащитное заполнение представляет собой мембрану PTFE, монтируемую поверх натянутых стальных тросов.
После проведения чемпионата мира 10 тысяч зрительских мест должны быть демонтированы – тем самым вместимость стадиона составит 35 тысяч. Кроме того, на месте временных сооружений будет организована зеленая зона — в продолжение пешеходного бульвара, который должен объединить территорию Стрелки.


Проект стадиона на 45 тысяч зрителей с инфраструктурой для проведения чемпионата мира по футболу 2018 г. в Самаре.
Проектировщик — ГУП «ТеррНИИгражданпроект», ООО «ПИ «Арена», GMP international GmbH architects and engineers.
В отличие от волгоградского и нижегородского случаев застраиваемый участок расположен за пределами исторического центра города, в его северной части, возвышающейся над долиной Волги. Круглая в плане площадка занимает южный склон холма-останца Жареный (Султанов) бугор, господствующего над современной территорией города. Без малого 20-метровый перепад высот обусловил характер проектного решения в виде террас, связанных при помощи пандусов и лестниц.
Покрытие стадиона имеет форму венчающего природную возвышенность стеклянного купола, в основе которого лежит легкий, современный, высокотехнологичный металлический каркас несущих конструкций, благодаря чему трибуны оказываются полностью защищенными от внешних воздействий. Образно купол связан с темой космоса – тем самым акцентируется связь Самары с аэрокосмической промышленностью, восходящая еще к советской эпохе. Высота верхней точки покрытия-козырька составляет 60 м.
Разработаны две схемы планировочной организации земельного участка – на время и после чемпионата. Последняя предполагает демонтаж охранной инфраструктуры и развитое благоустройство окружающей территории.


Концепция Музея воинской славы в рамках проекта реставрации комплекса построек Ратной палаты в Пушкине (Царское село) под Санкт-Петербургом.
Архит. Д.Буш (рук.), А.Орлов, В.Тулупов, А.Заключаев, В.Алехин.
Инж. Е.Бекмухамедов.

Цель проекта – создание современного музейно-выставочного комплекса, ориентированного на интерактивные системы экспонирования, совмещенные с научно-просветительской деятельностью с применением перспективных медиа-технологий. Комплекс должен включать инновационную систему накопления и архивирования данных и экспонатов, а также высокотехнологичную базу реставрации и восстановления экспонатов.
Проектируемый комплекс находится в охранной зоне памятников истории и культуры. В этой связи было решено разместить новые площади ниже существующей отметки земли. Для освещения помещений музея предусмотрена система зенитных фонарей, интегрированная в ландшафт.
В основе планировки музейного комплекса лежит универсальное пространство, также предусмотрены площади для проведения научных конференций, помещения клубов по разным направлениям исследований, фонды медиатеки, кафе и др.
Вдоль северной границы участка устроены места посадки-высадки из туристических автобусов, а также парковка более чем на 100 машиномест.


Проект жилого квартала в районе «Технопарк» ИЦ «Сколково». Победитель конкурса.
Архит. Д.Буш (рук.), А.Орлов, В.Тулупов, А.Заключаев, В.Алехин, А.Рюмин, И.Гришина, Д.Хомяков, И.Бердникова, К.Заиграев.

На круглом в плане участке размещается застройка коврового типа галерейными 5-этажными жилыми домами. 4 дома объединяются в ромбовидный блок, который, в свою очередь, блокируется с другими, образуя 5 дворов квадратной формы габаритами 26х26 м. Жилые помещения обращены в эти дворы, галереи – в ромбовидные дворики. Образуемая структура обрезается границами круглого участка. Входы в жилье, предусмотренные в углах упомянутых ромбов, ориентированы на два пересекающиеся под прямым углом диаметральных внутренних проезда и на внешнюю периметральную дорогу.
В центральной зоне пересечения диаметральных проездов находится зона объектов соцкультбыта — от кафе-клуба и аптеки до магазина и салона красоты, занимающих цокольные этажи. Вдоль одного из диаметральных проездов запроектированы въезд и выезд из подземной автостоянки.
Подъезды к входным группам жилой застройки осуществляются либо по периметральному объезду, либо по двум диаметральным внутренним проездам, по которым обеспечивается также и подъезд к объектам соцкультбыта.
Особое внимание уделяется благоустройству территории. Каждый из жилых дворов решается в индивидуальной стилистике, созвучной орнаментальной структуре жилой застройки.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments