Градостроительство

ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ?

Отрадно, что все больше проводится конкурсов на проекты особо значимых для Москвы объектов, за что долгое время ратовал СА. Вот и по парку в Зарядье проведен уже второй конкурс, жюри выбрало проект-победитель из шести заказанных работ. Профессиональное архитектурное сообщество не могло остаться в стороне от обсуждения предложений по такому объекту, расположенному в самом сердце столицы. Совет по градостроительному развитию Москвы СМА на своем открытом заседании 28 ноября рассмотрел представленные проекты. По результатам обсуждения, весьма эмоционального, составлена настоящая статья. Участники обсуждения отметили, что год назад по поручению руководства СМА Совет подготовил общественную экспертизу проектов первого конкурса, совместно с ЭКОСом рассмотрел их и провел открытое общественное обсуждение. Определились основные задачи проектирования парка, требования и ограничения, связанные со статусом территории как охранной зоны Кремля, с особенностями исторического центра – места расположения объекта.

Как же продвинулось дело по прошествии года, что дали результаты второго творческого соревнования?


Победителем конкурса стал коллектив Diller Scofidio + Renfro. Авторы предложили разместить на террасах парка четыре климатические зоны с разной растительностью: тундру, степь, лес и болото. В этих зонах создается искусственный микроклимат с помощью регуляции температуры, управления ветром и имитации естественного света, на основе, как пишут авторы, технологий устойчивого развития. В парке также размещаются Ледяная пещера круглогодичного действия с кондиционерами, ресторан со звучным названием «Вкус России». Некоторые участки предполагается накрыть прозрачными крышами с вмонтированными солнечными батареями – полученная энергия могла бы использоваться для создания искусственного микроклимата. Под такой же прозрачной крышей – здание филармонии площадью 20 тыс.м2, под землей — стоянка на 500 автомобилей.

Идея создания разных климатических зон не нова, подобные предложения были в проектах прошлого конкурса, но отвергнуты во всех экспертных заключениях. Причина простая – на небольшом зеленом участке в условиях плотной окружающей застройки, к тому же исторического характера, искусственное разнообразие растительности из разных, контрастных по внешнему облику климатических зон зрительно развалит небольшой по площади парк, нарушит цельность его и всего района, противопоставляя ландшафтное решение окружению. Странно выглядят допетровские постройки по Варварке рядом с полосой тундровой растительности. Здесь вкусы московских ценителей культурного наследия, их понимание гармонии архитектурного и природного ландшафта явно не сходятся с представлениями заокеанских мастеров. К тому же на обсуждении специалисты отметили абсолютную нереальность соединения разных экосистем на одном участке. Если же для этого потребуется имитация, усиление технических средств, то ценность парка как части естественной природы среди каменно-асфальтового окружения просто сводится к нулю.

В проекте не выделены исторические границы участков зданий — памятников архитектуры по Варварке, на что было указано еще на первом конкурсе. Отсутствие этих участков в качестве самостоятельного элемента планировочной структуры воспринимается на плане парка как композиционная ошибка, которой в некоторой степени избежали другие конкурсанты. В целом проектное решение не соответствует требованиям закона по соблюдению статуса охранной территории. Поэтому участники обсуждения единодушно решили поддержать соответствующие требования, изложенные в заявлении Архнадзора по результатам конкурса.

Раздробленность композиции парка из разномастных ландшафтов сказалась на прилагаемых к плану многочисленных пейзажных картинках. Исчезает восприятие целостного архитектурного произведения — как будто это изображения нескольких разных парков. Зрелище березок, прорастающих сквозь брусчатку, с Храмом Василия Блаженного на заднем плане, вызвало многочисленные насмешки в СМИ и в профессиональном сообществе.

Однако дело вовсе не в «подувядшем», как пошутили в «Коммерсанте», таланте американских зодчих, известных своими ландшафтными разработками. Организаторы конкурса назвали парки, по которым были выбраны авторы для участия в конкурсе. Для примера фотографии одного из этих парков — «Хай-лайн» в Нью-Йорке — были продемонстрированы на обсуждении. Протяженную, поднятую на 10 м над землей платформу заброшенной городской железной дороги превратили в озелененную прогулочную эспланаду. Это добротная работа, но совсем другой, специфический жанр, ближе к такой ландшафтной специализации, как озеленение крыш, где нет проблемы общей целостности территории в 13 га, нет требований по увязке с ценными историческими зданиями. И, наконец, действие происходит не в историческом центре Парижа, Мадрида, Праги и даже не в центре Вашингтона, а в портовом районе крупнейшего города на берегу океана. При всей своей значительности это не столица государства и уж никак – не ее исторический центр. Иной генезис, иная философия пространства и архитектурных объектов в нем. Чем острее, эффектнее, разнообразнее будут здесь ландшафтные узлы, тем сильнее они оживят невыразительную однообразную застройку вокруг и саму ленту дороги. И вот, опираясь на столь успешный опыт, авторы искренне нагородили в проекте Зарядья побольше архитектурных, ландшафтных, технических чудес, как будто парк этот не на земле, а на платформе, и сделали это с безусловным мастерством – нимало не заботясь ни о целостности композиции, ни о соответствии конструируемых пейзажей историческому окружению, иными словами –– не думая об УМЕСТНОСТИ предлагаемых решений. Если бы предварительно особенности района Зарядья были профессионально осознаны, чему весьма способствовал первый конкурс, то и пригласили бы тех ландшафтных специалистов, которые курируют парки именно в исторических центрах столиц, не исключая и Москву. Тогда польза от проведения второго конкурса была бы гораздо ощутимее.

Остальные конкурсные проекты (кроме занявшего третье место) не содержат столь экстравагантных идей проекта-победителя. Но во всех проектах так же недостаточно учтены характер рельефа, своеобразие архитектурного и природного окружения участка, особенности расположения в столичном центре, требования по соблюдению охранного режима, а калейдоскоп проектируемых пейзажей не связывается в цельную картину единого ландшафтного участка. Исключением является работа русско-германско-голландского консорциума во главе с отечественным архитектурным коллективом ТПО «Резерв», ставшего вторым призером конкурса. Пейзажные зарисовки в их проекте дают цельное представление о задуманном парке, с легким романтическим флером и ароматом осенней Москвы. Еще к несомненным достоинствам работы добавляется четко прорисованная, с найденным масштабом, нижняя набережная, к которой ведет пассаж-прокол под автотрассой. К сожалению, решение общего генплана не выходит на такой уровень. Вот эти две удачные проработки — пожалуй, единственные находки конкурса, ступеньки продвижения к окончательному результату.
В проекте нидерландского архитектурного бюро MVRDV, занявшем третье место, предлагается восстановить в виде дорожек уличную сеть снесенного жилого квартала и контуры здания гостиницы «Россия», разбив всю территорию на 750 садов, где представлены элементы различных природных зон: лесов и степей, прудов и садов, лугов и болот, и где посетители смогут даже собирать яблоки, видимо, не принимая во внимание экологическое состояние центра города. По ориентировочному подсчету, размер каждой садовой ячейки не превысит полутора соток, что примерно соответствует размерам волейбольной площадки. Поверх мелкой планировочной сети авторы перехватывают территорию двумя перекрещивающимися диагональными ходами с золоченым куполом над видовой площадкой в центре. Калейдоскопичность облика парка в данном случае заложена и в картинках, и в самой планировке.


Изящным музыкальным этюдом прозвучал на конкурсе проект китайских ландшафтников фирмы Turenscape, хотя во многом так же далекий от конкретных условий места. Хорошо прорисованная композиция ориентируется на открытое пространство перед группой исторических зданий по Варварке, превращая ее в доминанту, к остальным краям участка усилены зеленые массивы, как бы воссоздавая утраченную когда-то стену и фронт плотной застройки. Недаром садово-парковое искусство Китая насчитывает тысячелетия… Проект неуловимо перекликается с пространственным строем прошлого Зарядья, а общий романтизм прорисовки в чем-то сближает его с пейзажами в работе ТПО «Резерв». Но, по-видимому, жюри было более склонно к восприятию чисто западного принципа форсированных эффектов в проработке ландшафта.

Удивление у ландшафтников-участников обсуждения вызвали представленные макеты парков, очень небольшие по размерам, весьма похожие на макеты, что делают студенты на краткосрочной клаузуре. Однако для проявления особенностей проектного решения, его наглядности, необходим макет большой, основательно и детально проработанный, с поднятым рельефом, со всеми окружающими постройками. При его изготовлении обычно еще раз продумываются, существенно уточняются отдельные ландшафтные узлы. Такие макеты в дополнение к планам и картинкам могли бы дать исчерпывающее представление о замысле авторов – для экспертов, жюри и всех заинтересованных судьбой Зарядья москвичей.


Итак, кроме несоответствия проектов статусу охранной территории, что отметил в своем заявлении Архнадзор, можно также выделить в конкурсных проработках несоответствие проектных решений особенностям места — исторического многоцелевого центра, перегруженного разнообразными функциями, транспортными и людскими потоками. Это особенно очевидно в решениях проекта-победителя. По итогам еще первого конкурса стало ясно, что на выбранном участке наиболее уместно устройство пейзажного парка для прогулок и отдыха, представляющего своего рода «зеленый карман» для обширных общественных пространств и объектов столичного центра, близкий по величине и характеру использования к Александровскому саду. Возможно, стоит выделить в парке площадку для проведения массовых мероприятий, удалив такие мероприятия – концерты, катки, рекламные чемоданы и флаконы и пр. – с Красной площади. Тогда же были отмечены композиции с воссозданием схемы старых улиц и размещением зеленых массивов, восходящих к историческому прототипу застройки, что объединяет пространственный строй парка с морфологией застройки остальных кварталов Китай-города. Кстати, такие проекты первого конкурса полностью соответствуют условиям режима охранной зоны. Предложенная тогда в нескольких проектах идея восстановления Китайгородской стены показала много преимуществ: обеспечивается надежная защита парковой территории от шумов и загрязнений автотрассы на набережной, поверху стены можно организовать видовые прогулки, в самой стене возможно устройство археологических экспозиций, музейных и выставочных залов, сувенирных лавок, мелких кафе, подсобных помещений. И, наконец, протяженная вдоль реки стена Китай-города, зрительно объединяясь с Кремлевской стеной, воссоздает крупный эпический масштаб исторического центра российской столицы. Проектная концепция восстановления стены была разработана в 1998 г. архитектором Л.Л.Павловым, ныне, к сожалению, покойным, и получила все положенные согласования. Вот что могло стать тем самым жемчужным зерном, находкой в ходе конкурсного поиска!


Тогда же, по итогам первого конкурса, общественная экспертиза дала предложения по организации первоочередных работ, не ожидая конечных результатов творческих состязаний. Сосредоточить ведение всех проектно-технических работ в едином центре, наиболее реально – в территориальной организации «Моспроект-2» им. М.В.Посохина, вести работы по археологическим изысканиям, расчистке территории, восстановлению рельефа, получить экспертные инженерные заключения по возможности сноса или использования сохранившегося цоколя гостиницы, соорудить приличную ограду и даже осуществить частичную посадку растительности с учетом последующих преобразований. Но территория сегодня в прежнем состоянии. Необходимо также ДО ПРОЕКТИРОВАНИЯ выполнить и утвердить историко-архитектурный опорный план со всеми планировочными ограничениями. Предлагались мероприятия по конструктивному взаимодействию профессионального сообщества в лице СМА с муниципальными подразделениями. Отсутствие такого взаимодействия в обосновании концепции-задания, в подборе участников, в общественной оценке предложений сказалось на результатах второго конкурса.

Так может ли заграница действительно нам помочь? История утверждает — может! Но при определенных условиях. Вспомним XV век, обвал у отечественных строителей – в буквальном смысле, при возведении Успенского собора в Кремле. Иван III поручает найти опытного «муроля» за рубежом, его привозят из Италии. Аристотель Фиораванти строит великолепный собор, используя весь свой богатый строительный опыт и новейшие технологии – но по канонам, положенным в основу Успенского собора во Владимире, куда Иван III незамедлительно направил его, как сейчас сказали бы, в творческую командировку. Так в чем же состоят эти «определенные условия», необходимые для успешной заграничной помощи? Во-первых, тщательный подбор мастера, чем занимался в Италии посол Семен Толбузин, во-вторых, продуманная концепция постройки, заданная Аристотелю. Иными словами, Иван III совершенно отчетливо понимал и знал, ЧТО, ЗАЧЕМ и в каком духе надо строить, а для реализации своего замысла пригласил высокопрофессионального специалиста. Не зря в исторической науке его называют Иван III Великий. В нашем сегодняшнем случае ЧТО и ЗАЧЕМ — это концепция парка, отработанная Москвой, учитывающая все обстоятельства и «дух места», это градостроительное обоснование, которое вооружит проектировщика пониманием значения, роли и места объекта в столице, перечнем необходимых ограничений, и, конечно, нацелит его на УМЕСТНОСТЬ решения – как обязательный компонент архитектурного мастерства. Только тогда мы можем рассчитывать на продуктивный поиск и разрешение задачи, поставленной Президентом два года назад.


Из Протокола Совета по градостроительному развитию Москвы СМА от 28 ноября 2013 г.
Общественное обсуждение конкурсных проектов парка в Зарядье

В.Виноградов, академик Академии архитектурного наследия
По мнению Дмитрия Сергеевича Лихачева, ландшафтная архитектура – высшее проявление архитектурного искусства, образ райского сада — являет собой цель развития цивилизации. Но в проектах нет соответствия статусу охранной зоны, отсутствует историко-градостроительный регламент. Наш Совет должен поддержать заявление Архнадзора

Д.Фесенко, чл.-корр. МААМ, советник РААСН
По своей поляризованности историко-градостроительных состояний Зарядье сравнимо разве что с местом, где когда-то стоял Алексеевский монастырь. То дворцы богатых москвичей, то трущобы, то элитная гостиница, то пустырь. Тем самым место как бы воспроизводит картину прерывистой эволюции самой России. Представляется, что такое поразительное созвучие нельзя проигнорировать.

И.Матюшина, член Научно-методического совета Минкультуры, член экспертной группы по Зарядью
Естественный ход проектных проработок подводит нас к восстановлению Китайгородской стены. Необходимо также предусмотреть площадь для массовых мероприятий, которые следует перенести с Красной площади.

Ю.Бочаров, академик РААСН
Парк по своему положению имеет значение федерального объекта. Но вместо того, чтобы определить функции федерального объекта, представлен каскад технических чудес. Есть проекты, но нет задания, его можно было определить с помощью общественного совета. По режиму охранной территории необходимо поддержать обращение Архнадзора.

И.Шавырин, девелопер
Не представляю, как на одной территории устроить четыре разные климатические зоны. Ведь не только растения, но и мушки-комарики, птички разные. Как их изолировать?..
В.Теодоронский, профессор кафедры ландшафтной архитектуры МГУЛеса Принцип совместимости экосистем в американском проекте нарушен — такое решение невозможно.

О.Паршина, архитектор
Парк по своему расположению – государственного значения, здесь важна историческая тема как воспитание патриотизма.

Л.Соколов, профессор МГСУ, чл.-корр. Академии архитектурного наследия
Наконец-то стали проводиться конкурсы, чего СА давно добивался. Но результат странный, 1-я премия – это ландшафтный дизайн камерных узлов, структуры парка нет. 2-й призер нашел наиболее подходящие решения. В СМА есть опытные специалисты по градостроительству, ландшафтной планировке. Надо настаивать на участии в проведении конкурса наших представителей, начиная с задания.

М.Гурари, член экспертной группы по Зарядью
В первом конкурсе было немало идей, которые стоило уточнять и развивать дальше. Интересное предложение было – разместить в бункере макет древней Москвы. Часть проектов полностью соответствовала требованиям статуса охранной территории. Работая последовательно, мы могли бы с бОльшим эффектом двигаться к конечному решению.

Diller Scofidio + Renfro. 1-е место.
Состав консорциума:
Hargreaves Associates (США)
Citymakers LLC (Россия)
Е.Ожегова, Московский Архитектурный Институт (Россия)
Марина Хрусталева (Россия)
Douglas Blonsky, Central Park Conservancy (США)
Buro Happold (Россия)
Дмитрий Онищенко (Россия)
Сергей Фокин (Россия)
Mobility in Chain (Италия)
Владимир Дукельский, РГГУ (Россия)
Transsolar (Германия)

ТПО Резерв. 2-е место.
Состав консорциума:
Latz+Partner (Германия)
Maxwan architects + urbanists (Нидерланды)
Buro Happold (Международный состав)
Pfarre Lighting Design (Германия)
Prof. Dr. Stephan Pauleit / TU Munich (Германия)
Наталья Иконникова (Россия)
Ruperti
Grun Berlin GmbH (Германия)

MVRDV. 3-е место.
Состав консорциума:
Atrium (Россия)
Anouk Vogel (Швейцария)
Gustafson Porter, Великобритания.
West 8, Голландия.
Turenscape, Китай.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments