Архитектура

Вспомнить, но все!

Еще в середине сентября, сразу по следам фестиваля «Эко-берег», организованного САР, на archi.ru появилась статья нижегородского архитектурного критика Марины Игнатушко под названием «Вспомнить все». В ней подробно разбираются конкурсные перипетии, а также конъюнктура, сопутствующая конкурсу. Автор взял на себя смелость предъявить собственные предпочтения, расставив победителей конкурса по своему усмотрению.

Вообще итоги конкурса вызвали бурю эмоций – в основном в нижегородской среде – но не только. Достаточно ознакомиться со словесными пикировками в соцсетях или хотя бы просмотреть отзывы на статью М.Игнатушко на archi.ru.

Тем не менее полемика пока не выплеснулась за пределы блогов и разговоров в кулуарах. Хотя, очевидно, потребность в этом имеется. Редакция «АВ» получила отклик на статью М.Игнатушко, подписанный вице-президентом САР, бывшим главным архитекторов Нижнего Новгорода и Нижегородской области Олегом Васильевичем Рыбиным.

Приводим его полностью.

Олег Рыбин
Вспомнить, но все!

«Эко-берег 2017», Нижний Новгород, Стрелка, Конкурс… Событие? — Безусловно. Результат? — Несомненно. Споры? — Без них просто невозможно, и это нормально.

Давайте поймем, что это событие — эпизод, этап в длинном цикле обсуждений, конкурсов, семинаров, круглых столов, размышлений о судьбе Нижегородской стрелки. Никто и не собирается преувеличивать его значение, но и отрицать его значимость было бы неправильно — хотя бы потому, что «лучший проект», по мнению группы «Открытая Стрелка», появился в рамках этого конкурса — и не какого-то другого!
Вопросов много и по смыслам, и по проведению — и это тоже нормально: ни один конкурс в мире без этого не обходится.

Вопрос на портале Архи.ру о том, почему «дисквалифицировали» один из нижегородских проектов, вызвал другой, более понятный и более принципиальный — почему не сняли, по тем же причинам — невыполнение условий технического задания — московский проект и даже дали ему вторую премию, что коллективы конкурсантов, мягко говоря, удивило, а многих повергло в шок.

И действительно, зачем нужно было трудиться все лето, «градостроительно осмысляя»? Для того чтобы осенью узнать, что правильнее консервация территории Стрелки и запуск красного шара, т. е. превращение конкурса «Градостроительное осмысление…» из процесса творческих исканий в просто процесс (осмысление как процесс)?

Для чего нужно было проводить конкурс? Шар можно было просто запустить, тем более что он давно запущен и «летает» — осмысление как процесс давно уже идет, и в нем участвуют все, кому это интересно.

А результатом конкурса «Эко-берег» организаторы видели множество — и это получилось — градостроительных, смысловых, пространственных идей по развитию территории для формирования более точного технического задания (в том числе и внесение изменений в охранную зону собора Александра Невского) для последующего конкурсного и проектного цикла.

Сценарий и экономика

Очень завидую людям, которые с такой легкостью говорят об этих вещах. Ведь и правда, придет гениальный драматург, выдаст идею, напишет сценарий и будет нам светлое будущее, ну, или как минимум — хорошо!

А так бывает? В каком-то виде, наверное! Оскар Нимейер создавал город Бразилиа по сценарию. Этим сценарием была конституция Бразилии. Все, что делал Альберт Шпеер, тоже было по сценарию. Сценарии писали футуристы. Голландцы, исполняя мастер-план Перми, тоже «видели» будущий город. Эксперты тогда сказали: «Ну что вы хотели — голландцы сделали как умели, а то, что для них толерантность (смешанная застройка) — для нас заложенный в планировке социальный конфликт»…

Примеров много, но их жизнеспособность нужно понять. И понять про отрицательную и положительную экономику — это, по-видимому, про жилье, которое «дисквалифицировали» — но об этом позже.

Драматурга невидно. Но если бы он был и что-то написал, то его бы «разорвали» либо те, либо другие. Зато появляются сценарии комедий и даже фарса. Не знаю, чем отличается ходьба по кругу (в одном из проектов, отмеченных «критиками»), от езды по кругу на красном трамвае. Над нами смеются, а мы и рады. Все понимаем…

Но хочется посерьезнее. Я думаю, что процессы понимания в развитии территории идут сложнее, даже не сложнее — по-другому! По моему опыту, это понимание приходит как раз через наработанную фактуру. Через собирание огромного количества идей. Идей-образов — их проще понять, идей архитектурных, градостроительных, пространственных, идей социальных, философских, раскрытие потенциала места, его предназначения…

И конечно, согласия! Повторю то, что говорил в интервью газете Союза архитекторов России:
«Значение и уникальность Нижегородской стрелки только усилятся, если она не станет яблоком раздора, а наоборот, послужит символом единения и движения навстречу друг другу, так же, как уже многие тысячелетия встречаются в центре России две великие реки Ока и Волга».

Жилье на стрелке

Формат конкурса «Экоберег», действительно, очень мягкий и легкий. В любом другом конкурсе проекты, не соответствующие заданию, просто и жестко снимают, «дисквалифицируют». И это точно надо было бы сделать с проектами, предложившими строительство жилья. Казалось бы, вот самый простой способ добиться «положительной» экономики, а его «рубят». Но жилье на Стрелке — это старая тема, которую уже обсудили… Много раз! И решили не строить. И не только потому, что у стадиона и будущего культурно-зрелищного центра — санитарная зона, а размещение в ней жилья — нарушение норм.

Самое главное, что это положения генерального плана, правил землепользования и застройки и проекта планировки центральной части города. Документы утверждены и действуют.

Создавая в 2003-2005 гг. ПЗЗ, а в 2007-2010 гг. генплан города и проект планировки центра, разработчики отметили, что для установления баланса развития территории города, наладки транспортных и энергетических систем, исключающих сверхплотные миграционные потоки дом-работа, работа-дом, необходимо создание полноценной полицентричной структуры, основу которой составляет система глобальных и локальных подцентров по всей территории города — с созданием рабочих мест, объектов обслуживания, медицины, спорта, объектов культуры. Стрелка определена как одна из таких точек на периферии исторического центра города для его спасения.

С упадком в 1990-е гг. многих производств в периферийных районах города, трудовые места переместились в центр и достигли к началу нулевых почти трех четвертей от общего количества. Прогрессирующая автомобилизация, нарушенная система общественного транспорта усугубили положение. Жилье на Стрелке добавило бы нагрузку на Окский мост. Поэтому решено не строить жилье на Стрелке, а сделать так, чтобы из центра на работу ехали за реку. «Положительная» экономика локального места не может быть главнее и отменять общих стратегических задач генерального плана города.

Пакгаузы на оке

Очень много комментариев, вызывающих недоумение. Часто путают пакгаузы по Оке и пакгаузы по Волге с ажурными металлическими конструкциями XIX в., которые решено оставить на месте.

Снесены пакгаузы на Оке — и они никогда не были объектами культурного наследия. Это действительно не доказано никакими документами. Их аварийность установила комиссия при Министерстве строительства, созданная по поручению губернатора.

Но по сути хочется объяснить следующее. Об авторах.
Вначале довольно продолжительное время фигурировала версия об авторстве А.Ф.Жукова. Он некоторое время работал в Горьком и мог гипотетически участвовать в проектировании. Но эта версия была отброшена за недоказанностью. Это довольно странно и возникает вопрос — а были ли исследования?

В докладе на форуме «Великие реки» в мае этого года представлена версия об авторстве А.З.Гринберга.
Я участвовал в работе форума и слушал доклад, что называется,
в оригинале. На мой взгляд, из представленного доклада с такой же долей вероятности можно сделать вывод прямо противоположный — это не Гринберг!

Предположим, что был проект Гринберга и даже реализация в 1930-е гг. Кстати, это было бы очень интересно узнать. Но на фото 1950-х гг. (из доклада) мы видим руины на Стрелке, т. е. утрату построек. Проект капитального ремонта был выполнен в 1968 г. (из доклада). Есть очень большие сомнения, что в отсутствии в стране законов об охране объектов культурного наследия проект ремонта предполагал воссоздание, реконструкцию или приспособление под современное использование проекта 1930-х гг.

Технологические необходимости портового хозяйства диктовали новое, а слова «градостроительный ансамбль», «архитектурная композиция» и тем более «сохранение наследия» — вряд ли звучали в те годы.
Но дело не в предположениях об авторстве пакгаузов на Оке!
Отцы-основатели Нижегородской архитектурной школы в течение последних тридцати лет, проектируя Стрелку, убирали пакгаузы по Оке совершенно по другим причинам.

Собор Александра Невского на стрелке Нижнего и Горького до реставрации 1990-х гг. стоял обезглавленным, без шатров и главок дольше, чем с ними — и пакгаузы создавались именно в это время. Приговоренный к сносу Собор был тогда ничем, его просто не «видели» — это и был тогдашний градостроительный и исторический контекст.

А с тех времен, когда Собор становится главной доминантой в пространстве Стрелки — как это и было задумано в конце позапрошлого века, задачей становится возвращение, раскрытие Собора Городу и Города Собору. Именно эту задачу выполняли проекты по развитию стрелки Оки и Волги с конца 1980-х гг.

Подиумом, стилобатом для вертикалей церквей, соборов, колоколен всегда служила природа — горизонтали рек, озер, берегов, и ее поддерживали зодчие, возводя невысокие монастырские стены, ограды. Это проверенные временем пропорции и отношения.

Основы композиции легко разрушить, внедряя чужеродное. Или не убирая его…

Пакгаузы на Оке сносились во всех проектах последние полвека. С этим были согласны главные архитекторы города и области: Б.С.Нелюбин, В.В.Воронков, С.А.Тимофеев, А.Е.Харитонов и Ваш покорный слуга. С этим были согласны все! Ни у кого это не вызывало сомнения, когда генеральный план города и проект планировки центральной части мы представляли на публичных слушаниях во всех районах города, а потом еще почти год отрабатывали замечания и предложения жителей города, экспертов, градозащитников.

Это ни у кого не вызывало сомнений!
Красиво говорила об этом в 2007 г. в журнале «Татлин-Моно», комментируя проект Е.Н.Пестова на Стрелке, М.Игнатушко: «Только Пестову приходит в голову нарисовать застройку Стрелки с кривыми кварталами. Он любит текущие линии. Но внимательный человек поймет, что для ключевого узла старинного города, символического слияния Оки и Волги, это сущностное, необходимое решение. Собор композиционно остается доминантой пространства, его единственной определенностью».

«Единственной определенностью» — ничего другого.
Что случилось? Изменены или отменены законы золотого сечения, переставлены местами числа Фибоначчи, разрушены основы композиционных построений? Ничего об этом не слышал! Более того, сегодня в 2017 г., когда почти построен стадион к ЧМ-2018, который внес новый масштаб в визуально-ландшафтные характеристики пространства Стрелки, эта задача, на мой взгляд, стала еще актуальнее.

Хочется объяснить еще одно. Архитекторы не проектируют шедевры. Они с разной степенью таланта создают произведения. Шедеврами их делают критики и журналисты, объектами культурного наследия — эксперты.

Все, что сегодня охраняется — просто произведения архитектуры. Произведения не всегда получаются, бывают и неудачи и даже ошибки. Причем чаще даже не по вине архитектора. Время, законы, заказчики, бюджет, градостроительный, исторический, цивилизационный контекст!

Я думаю. это понимали и предполагаемые авторы, и если бы сейчас можно было бы спросить Анатолия Федоровича или Александра Зиновьевича о том, как бы они проектировали тогда и надо ли сносить пакгаузы на Оке сегодня, освобождая Собор — ответ был бы очевиден…

Все размышления на тему рождения идей, сценариев, понимания положительной и отрицательной экономики могут быть только в процессе нормального, спокойного разговора, диалога, диалога людей неравнодушных, желающих найти лучшее решение.
И этот разговор, безусловно, требует продолжения…


Бюро «Архслон», Москва. Первая премия.


Бюро «Архитекторы Асс», Москва. Вторая премия.


Е.Щеблыкина, И.Биккинин, С.Игушкина, С.-Петербург. Третья премия.


Бюро «БАДР», Москва. Третья премия.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments