Расселение

Дезурбанизация — кейс Перми

Вышла статья Д.Лунева «Двухэтажная Россия против «человейников», посвященная теме дезурбанизации на примере Перми и окружающих малоэтажных районов.

Вначале автор приводит статистические данные по росту первой пятерки российских городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга и Казани, которые начиная с 2010 г. увеличили свою численность на 10 и более процентов. В 18 крупнейших городах проживает четверть населения России — «такое расселение создаёт угрозу национальной безопасности страны», — подчеркивает автор.

Другой тревожный симптом — начиная с 2015 г. уровень рождаемости в сельской местности оказывается ниже, чем в городах — впервые за всю историю наблюдений. То есть мегаполисы высосали из русской деревни все соки, что вызвало такие серьёзным демографические перемены.

Еще одна тенденция — растущая субурбанизация, чему, собственно, и посвящена данная статья. За тридцать лет население Перми сократилось с 1 млн 100 тыс. жителей до 1 млн 55 тыс. человек. А вот население пригородного Пермского района выросло на четверть — с 89 тыс. до 112 тыс. человек. Точками притяжения населения являются населенные пункты в радиусе до 30 км от городского центра.

Среднестатистический дом — 1- или 2-этажный, из пеноблоков или кирпича, площадью 70-100 м2, занимающий участок порядка 10 соток.

Д.Лунев анализирует причины переезда из города в пригород — усталость от цивилизации, рост цен на все — от жилья до проезда в общественном транспорте, изменение этнического облика города вследствие миграции, рост средней этажности МКД, тяга к здоровому образу жизни, благоприятной экологии и др. Плюс в Перми традиции частного домостроения достаточно сильны — до сих пор многие городские микрорайоны представляют собой территории частной малоэтажной застройки. Нельзя не заметить, что помимо ИЖС в пригородных поселках строятся и многоквартирные дома от 3-х до 9-и этажей.

География размещения нового малоэтажного строительства включает населенные пункты в юго-западном направлении от города, в районе пермского аэропорта «Большое Савино», а также к юго-востоку от центра — это деревня Большая Мось и др.

Как замечает автор, судя по количеству предложений как готовых индивидуальных домов, так и земельных участков на пермском рынке недвижимости, процесс дезурбанизации набрал хороший ход и пока нет признаков его спада.

Большинство жителей пригородных посёлков работает в самом городе, либо на периферии. Качественные дороги, наличие личного автотранспорта, а также пригородное автобусное сообщение позволяют добраться от дома до работы/учёбы за относительно короткое время. Д.Лунев замечает, что дорожная сеть вокруг Перми за последние 15-20 лет претерпела значительные изменения: построена современная объездная дорога, реконструированы десятки километров федеральной трассы Пермь-Екатеринбург, а также магистраль, связывающая город с аэропортом.

В новых районах активно развивается сфера услуг: магазины, аптеки, автосалоны, парикмахерские, кафе и т.п. Открываются строительные базы, пилорамы, фирмы, предлагающие строительство домов и бань.

Автор обращает особое внимание на преимущества жизни в загородном доме по сравнению с городом, проявившиеся во время пандемии.

В заключение приводятся плюсы дезурбанизационных процессов. Во-первых, с точки зрения национальной безопасности, происходит увеличение осваиваемой территории. Во-вторых, человек, живущий на своей земле, психологически и социально более стабилен, чем классический горожанин. В-третьих, земля — это ценный актив, позволяющий как огородничать, так и обеспечивающий возможность решения жилищного вопроса, роста частного дома. В-четвертых, экологическая обстановка за пределами города значительно лучше, чем в городе.

В заключение Д.Лунев пишет о социальной адресности новых районов — это средний класс, класс домовладельцев. «Им есть что терять в случае каких-то революционных потрясений, и именно эти люди во многом являются электоральной базой действующей власти», — указывает автор.

Фото: РБК Пермь

 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о