Без рубрики

О ЖИЛИЩНОЙ ПОЛИТИКЕ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА – ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

Панельное домостроение, похоже, неубиваемо. Почему так?

Все отчетливее вырисовывается обреченность отечественного проектно-строительного комплекса на следование старой, еще советской дорОгой крупнопанельного домостроения. Это справедливо даже для Москвы – вспомним широко разрекламированный квартал на улице Базовской в Западном Дегунино (см.: АВ, 2013, №5,с.80), не говоря уже о других, менее благополучных российских регионах.
Каковы причины столь печального с точки зрения профессии, да, в общем-то, и горожан, положения дел?
Наверняка таких причин несколько, однако мы остановимся на одном из возможных объяснений, которое кроется в глубинах русской экономической истории. Обратимся к основным выводам академика Л.Милова, автора фундаментального исследования «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса», в котором он на большом архивном материале сопоставил трудовую повседневность русского и французского крестьянина XVIII вв., и соотнесем их с современными реалиями – в том числе профессиональными.
В основе его концепции лежит тезис о характерном для отечественных условий мобилизационно-кризисном режиме выживания общества с минимальным объемом вырабатываемого совокупного прибавочного продукта. Последний определяется формулой урожайности сам-три, сам-четыре, то есть когда из одного посаженного в землю зернышка вырастает всего три-четыре. В то время как в той же Европе эта цифра в два раза больше: сам-семь, сам-восемь. Следует особо подчеркнуть, что выявленные ученым закономерности развития российской хозяйственно-экономической жизни и связанной с нею государственной и общественной практики носят вневременный характер, они отнюдь не привязаны к ушедшему в историческое прошлое социальному и бытовому укладу.
Отсюда – значимость сдерживающего, обуздывающего начала, связанного с верховной властью, которая призвана контролировать перераспределение этого невеликого прибавочного продукта, не давая его замкнуть на себя вышестоящим стратам – когда-то боярам, позднее олигархическим кланам. При смычке же высшей власти с олигархией, извечно стремящейся и наконец-то получающей возможность потреблять, как на Западе, в соответствии с тамошними стандартами, то есть сверх разумной меры, приводит к тому, что остальному – обделенному — населению страны просто не хватает необходимого для жизни этого самого прибавочного продукта. По А.Фурсову, подобная катастрофическая с социальной и экономической точки зрения ситуация имела место в пореформенной России – вплоть до революции, и в 1990-2010-е гг.


Жилую застройку «Восточного Бутово», застройщик ГК «Мортон», будут составлять 37 жилых корпусов, среди которых – жилые дома по проектам немецких архитекторов из бюро «Zerna», выбранных на конкурсной основе.

Жилье в России можно полагать таким основным продуктом, критичным с точки зрения биологического выживания населения в суровых природно-климатических условиях. Здесь все же не Индия и не Китай, где можно жить под мостом. Если обратиться к нынешней ситуации: неминуемое грядущее перераспределение общественного пирога в пользу ущемленных на протяжении двух последних десятилетий «остальных», при том что советское наследие обглодано до костей, а весь мир вошел в пору жесточайшего социально-экономического кризиса, чреватого жесткой посадкой, обусловливает как минимум два следствия. Во-первых, на горизонте – решительный, не на словах, а на деле, разворот в направлении социального – доступного — жилья, а во-вторых, в условиях строжайшей экономии панельное строительство, вероятно, будет по-прежнему составлять повестку дня.
При этом жилищное строительство, наряду с автодорожным и промышленным, принимает на себя роль локомотива экономики, в условиях нарастающей безработицы обеспечивая занятость и поддерживая потребительский спрос. А падение цен на стройматериалы и рабочую силу позволяет существенно сократить общие расходы на строительство.
Итак, круг замкнулся.

Как сделать жилищное строительство инструментом демографической политики? Из опыта Белогорья

Одной из альтернатив панельному домостроению выступает индивидуальное жилищное строительство, доля которого сегодня составляет более 50% от общего объема строительства в стране. В Белгородской области, которой посвящен другой наш сюжет, являющейся безусловным лидером в этой области – свыше 80% (заметим: эта цифра обозначена в качестве целевой по стране к 2020 г.).
Об опыте жилищного и автодорожного строительства (наряду с развитием агропромышленного комплекса) в Белогорье в последние годы написано немало. Кратко изложим фактическую канву.
В руках областной власти сосредоточено 60% пахотной земли, которая сдается в аренду на срок до 49 лет. Из фонда имеющихся земель по символическим ценам – порядка $1 тыс. — выдаются участки в 15 соток всем жителям Белгорода, желающим построить индивидуальный дом. Исходное условие – уложиться в пять лет. Многодетные получают землю бесплатно. Сети — за счет местного бюджета, за исключением канализации и газификации – здесь будущие жители участвуют в 30-процентном объеме. Транспортная инфраструктура подводится за бюджетные деньги, после того как площадка освоена уже наполовину. Имеется банк типовых проектов – к сожалению, это не самая сильная сторона данной программы. Снабжение стройматериалами также находится под контролем местной власти – дабы монополисты не взвинчивали цены. Ответственной за этот местный мегапроект является АО «Ипотечная корпорация» — здешний вариант корпорации развития, полностью принадлежащей областной администрации.
С 2004 г. таким образом удалось расселить 33 тыс. семей (при том что население области составляет 1,5 млн человек), в год раздается до 5 тыс. участков, имеется территориальный ресурс. Белогорье принимает переселенцев из регионов России, с Украины и Белоруссии.
Можно рассматривать белгородский эксперимент как успешную апробацию модели солидаристского капитализма, отличной от дискредитировавшей себя социалистической (о либерал-монетаристской вообще речи нет) — люди получают жилье не бесплатно, но близко к себестоимости.
В последние годы губернатором Белгородской области Е.Савченко выдвинута новая программа, направленная на решение социально-демографических проблем с помощью все того же инструмента, а именно — жилищного строительства. Если в том или ином населенном пункте области по состоянию на 1 января 2011 г. в соответствии с данными переписи отмечена убыль населения, то такая площадка попадает в сферу действия программы предоставления кредитов семьям коренных жителей на строительство индивидуального дома в объеме от 1,5 до 3 млн. рублей, выплачиваемых из бюджета, на 25 лет под 3% годовых. При рождении одного ребенка предусмотрено списание кредита на треть, соответственно кредит полностью погашается в случае рождения третьего ребенка. К сожалению, на всю область распространить данную программу пока нет экономической возможности.
Понятно, опыт Белогорья вряд ли возможно механически спроецировать на другие российские регионы. Дело в том, что Белгородская область сумела в значительной мере оградить себя от потока мигрантов из Средней Азии и кавказского региона, у которых и без всяких стимулирующих мер в семьях в среднем по три ребенка и более.


Поселок малоэтажного жилья в Белогории.

Однако человеческая мысль нашла способ преодоления и этой проблемы – пока в теории. Имеется в виду, в частности, предложение М.Хазина, суть которого состоит в том, что государство и Русская Православная церковь могли бы подписать специальное соглашение, ориентированное на решение все той же демографической проблемы. В соответствии с ним церковь взяла бы на себя функцию отслеживания рождаемости во «вверенном» ему сегменте – среди окормляемых прихожан. Семьи, в которых рождается третий ребенок – безвозмездно получали бы квартиру от государства – из рук РПЦ.
Разумеется, данная инициатива тоже имеет, мягко говоря, серьезные дефекты. К примеру, а что делать с исправно размножающимися атеистами или «ошибшимися» в выборе вероисповедания? Доброжелатели сразу же обвинят в дискриминации не только пришлой публики, но и коренных жителей. Однако, как известно, идеальных рецептов на все времена не бывает, а с чего-то начинать надо. Иначе, вымрем — не заметим, как. Очевидно, надвигающийся глобальный кризис может дать шанс на реализацию даже таких экзотических сценариев, несмотря на свой конфессиональный бэкграунд попахивающих приснопамятными 1930-ми гг.

Таким образом, вырисовываются два антикризисных направления жилищной политики – строительство индивидуальных жилых домов и панельное домостроение. В то же время не исключено, что новое строительство будет уступать по своим объемам программам реконструкции и ревалоризации существующей застройки, большая часть которой, включая микрорайоны позднесоветского времени, исчерпали оговоренный физический ресурс, не говоря уже об их моральном износе.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments