Без рубрики

МОСКВА – ГЛОБАЛЬНЫЙ ГОРОД: ЗА И ПРОТИВ

Известный британский исследователь-урбанист, сотрудник Университета Брукингса и лондонского Urban Land Institute Грег Кларк специально к IV Московскому урбанистическому форуму подготовил исследование, посвященное мировым городам. В конце октября он озвучил его основные положения в рамках состоявшегося вебинара в Институте «Стрелка». Кратко сформулируем выдвинутые им тезисы:

1) Эпоха мировых городов сменяет Вестфальскую систему, в основе которой лежало понятие национального государства.

2) Глобализация предстает в его докладе как прогрессирующий, в том числе в настоящее время, процесс, благодаря которому избранные города превращаются в международные центры секторов глобальной экономики. Как полагает Г.Кларк, Москва и, возможно, Санкт-Петербург — в их числе.

3) Трансформация Москвы в глобальный город сопровождается рядом дисфункций – как имманентно ей присущих, так и т.н. болезней роста. Среди них — динамичный рост населения, моноцентричность, транспортный коллапс, недоступность жилья, экологические проблемы, низкое качество жизни и др.

4) Г.Кларк предлагает свою классификацию мировых столиц, разводя их в три группы. Первая – это мировые деловые центры (Нью-Йорк, Лондон, Гонконг и др.). Вторая – крупные центры в быстрорастущих экономиках (Шанхай, Мумбаи, Сан-Пауло и др.). Третья – мегаполисы в развивающихся странах, сумевшие в короткие сроки совершить рывок, превратившись в преуспевающие мировые города с высоким уровнем жизни (Сеул, Сингапур, Гонконг и др.). Москва, в его определении, «похожа на города из всех трех групп».

5) Столица России обладает значительным потенциалом – по убеждению эксперта, она имеет шанс последовать за Сингапуром или Гонконгом. Для чего необходима долгосрочная программа развития. А также благоприятный внешний контекст — изменения в экономике страны, ее деловом климате, бизнес-среде и т.п.

6) Среди ключевых задач, стоящих перед российской столицей – организация высококачественного общественного транспорта, решение жилищного вопроса, повышение плотности населения и социальной активности, отход от моноцентрической структуры городского плана, развитие общественных зон и др. Реальные сроки таких изменений Г.Кларк оценивает в два-три десятилетия.

7) Происходящие в последние годы подвижки – начиная от проекта Новая Москва и строительства Сколково и заканчивая реорганизацией транспортной структуры и созданием общественных пространств — получают безусловную поддержку со стороны ученого. Они работают на его концепцию вероятного превращения Москвы в успешный глобальный город.

8) Практически во всех странах трансформация столиц и крупнейших мегаполисов в мировые города подвергается критике со стороны местных консервативных кругов (привычное обвинение – «города-пылесосы»). Однако необходимо разъяснять, что на самом деле от интеграции местной экономики в мировую и вступления в клуб мировых столиц выигрывают все, в том числе провинция, благодаря возникновению новых финансовых, экономических, логистических и пр. цепочек, трансляции товаров и услуг вглубь страны, развертыванию совместных программ и др.


Ранжировка городов России по числу жителей (по данным Росстата). По материалам сайта kapital-rus

Все эти аргументы – за превращение Москвы в успешный глобальный город вслед за вышеупомянутыми образцами. Однако есть ряд серьезных доводов против. Сразу подчеркнем, что мы рассматриваем позицию Г.Кларка как:

— не соответствующую, а точнее — игнорирующую реально развивающиеся в мире геополитические и геоэкономические процессы и прогнозные оценки ближайшего будущего;
— чреватую в условиях России в случае ее принятия и следования его рекомендациям социально-политическим, экономическим и расселенческим коллапсом, который в пределе может привести к социальной дестабилизации и даже дезинтеграции и распаду страны.

В пользу данного вердикта приведем ряд основных положений, которыми, следует заметить, система возможной контраргументации не исчерпывается.

1) С конца 2000-х гг. глобализация как ведущий вектор мирового развития уступает свое место макрорегионализации. Прогрессирующее мировое разделение труда как предпосылка расширения рынков исчерпало себя – капитализм подмял под себя весь мир. Капиталистическая система же, как известно, заточена строго под экстенсив, нацелена на экспансию, ресурсов для которой, по крайней мере, на планете Земля, не осталось. Америка судорожно подбирает последнее, пытаясь не мытьем, так катаньем протащить соглашение с ЕС о зоне североатлантической торговли, оттеснив Россию и переориентировав $500-миллиардный (в год) торговый оборот. По оценкам экспертов, мир движется в направлении диссоциации на макрорегионы, или мир-экономики с их минимальными пороговыми параметрами – порядка 300-400 млн населения и годовым ВВП $15-20 трлн. В этой перспективе глобальные города ждут радикальные подвижки — не исключено, что инволюционного порядка. Можно даже задаться вопросом, сохранятся ли они в их сложившемся качестве? И Москва здесь отнюдь не исключение.

2) Мы являемся свидетелями смены циклов накопления капитала и мировой гегемонии – от Запада к Востоку. Как ни пытается мировая корпоратократия в лице США повернуть колесо истории вспять (Югославия, Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия, Украина, Гонконг…), ход ее неумолим – фокус политической и деловой активности перемещается в страны АТР. Россия как евразийская страна не может не реагировать на смену вектора мировой эволюции. Вторая, а точнее — третья столица не может не обнаружить себя на карте России, и она определенно будет сдвинута в направлении Сибири и Дальнего Востока. В этой перспективе Москва утратит часть своих потенциалов, функций, влияния и т.д. Как бы там ни было, от нее заведомо убудет. Так что вскоре может «неожиданно» выясниться, что не в коня корм.

3) На 2010-е гг. приходится смена Пятого технологического уклада Шестым с нано-, био-, инфо-, когнитивными технологиями, новым природопользованием, новым здравоохранением, робототехникой и пр. в качестве системообразующих отраслей. Мир беременен реиндустриализацией, на Западе в режиме сito происходит возврат промышленности из стран Азии и Латинской Америки, получивший название решоринг. Как Запад, так и Восток стремятся оседлать очередную кондратьевскую волну технологического роста. Россия пока что лишь декларирует переход к политике новой индустриализации. Однако альтернативы ей нет. В том числе и для Москвы, которая в связи с разворачивающейся экономической войной в самое ближайшее время потеряет значительное число рабочих мест в сферах кредитно-финансовой, внешней торговли и пр. Спрашивается, куда девать эти толпы офисного планктона, готового пополнить протестные ряды «марширующих за мир»? И как компенсировать выпадающие налоговые поступления? Недаром в НИиПИ генплана г.Москвы в спешном порядке проводят инвентаризацию производственных территорий столицы.

И что, выходит, что Г.Кларк не в курсе относительно этих ключевых мировых мегатрендов? Что это откровение для уважаемого международного эксперта либо, наоборот, наше, местечковое превратное представление о реальности?

4) В сравнении с другими странами, как цивилизованными, так и не очень, равно как и с положением дел в советское время — степенная зависимость ранг-размер для системы городов России (т.н. распределение Ауэрбаха-Ципфа-Парето) носит по сути катастрофический характер. Городская система крайне разбалансирована. А именно – две столицы, Москва и Санкт-Петербург – по количеству населения (что влечет за собой другие дисфункции, связанные с диверсифицированностью экономики, привлекательностью для бизнеса и т.п.) оказываются смещены в сторону от т.н. кривой ранжировок, выпадают из последовательности городов России, вливаясь в иную — мировую — логику. И это только в соответствии с официальной статистикой, без учета нелегальной миграции. Данный разрыв очевиден в кардинально отличной от «остальных» городов повестке, особых жизненных стандартах, наконец, особенностях электоральных предпочтений. Проблема третьего (или третьих) городов со временем только обостряется. Претенденты в лице Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, Новосибирска, одни в большей степени, другие в меньшей, как теряли, так и продолжают терять население. По сути, они представляют собой областные центры, а вовсе не центры межрегионального притяжения, каковыми они являлись в советское время. Ни о каком выравнивании или сглаживании дистанции между Москвой и когортой прочих городов страны не может быть и речи – разверзшаяся пропасть только углубляется.

5) Не менее разителен разрыв между Москвой и остальными российскими регионами по такому важному макроэкономическому показателю, как ВВП на душу населения, который только по официальным данным превышает 25 (!) раз, а по некоторым оценкам составляет 40 (больше только в Венесуэле и Таиланде). Тогда как еще в начале 2000-х гг. этот параметр равнялся 15. При этом известно, что приемлемый уровень социальной напряженности сохраняется при разнице, не превышающей 10. Дальнейший рост данного показателя может привести к возникновению, можно сказать, видовых различий между жителями различных регионов страны.

6) Как следствие исполнения майских указов Президента резко усилилась нагрузка на региональные бюджеты. Регионы вынуждены решать социальные задачи (поддержка здравоохранения, образования, культуры и др.) фактически за свой счет, в то же время направляя налоги в центр. Регионов-доноров, по последним данным, осталось всего-то 10 из 85. Динамично растут их долговые обязательства. По прогнозам экспертов, в 2015 г. появятся первые регионы-банкроты. При этом износ инфраструктуры, в частности, теплосетей, и основных фондов в отдельных регионах достигает 80-90% (!). Все это обостряет, подводит к последней черте взаимоотношения бедствующей российской периферии и жирующего центра в лице Москвы.

Понятно, что в отличие от мировых трендов Г.Кларк может слыхом не слыхивать про такого рода подробности из туземной повседневности.

Таким образом, рекомендации британского эксперта вполне вписываются в ту убийственную логику, которой следовала Москва последние десятилетия, более того, они нацелены на придание ей мощного импульса в том же направлении. Представляется, приведенных нами контраргументов вполне достаточно для того, чтобы предвидеть в случае реализации данного в действительности инерционного сценария, во-первых, дистанцирование российской столицы и страны в целом от мировой повестки, выпадение из мировых эволюционных закономерностей, а во-вторых, нарастание, наряду с социальной, межрегиональной конфликтности. К чему будет также подталкивать надвигающаяся вторая и последующие волны мирового экономического кризиса. Недаром наряду с 1917 политологи все чаще вспоминают 1612 г…

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments