Без рубрики

ЛУЧШЕ МЕНЬШЕ…

По итогам Фестиваля «Зодчество-2015»

Прошедший в начале октября Международный фестиваль «Зодчество-2015», поменявший местоположение – из Гостиного двора выставка переехала в ЦДХ, на этот раз порадовал:
— КОМПАКТНОСТЬЮ
Заметно меньше участников – от регионов до мастерских. И производителей тоже меньше. Как результат – ревальвация выставочных проектов и разделов и – соответственно – экспозиционного пространства. Смена же ставшего привычным open-space на компартименты обусловливает множественность маршрутов и сценариев обхода. — АКТУАЛЬНОСТЬЮ ГЛАВНОЙ ТЕМЫ
В понятие «Новые индустрии» кураторы выставки – А. и Н.Асадовы – вкладывают весь спектр современных творческо-промышляющих активностей как в городе, так и за его пределами, которые стимулируются в том числе проектными практиками. Это и множащиеся варианты современного использования промышленных площадок – от арт-кластеров до домов моды, и культурно-ландшафтные проекты типа новоявленного «Ясно Поле», и фермерские рынки. Заглавной же строчкой идут комплексные программы реновации производственных территорий, флагманом которых сегодня выступает «Зиларт» с его уравновешенностью жилой, офисной, культурной, спортивной, рекреационной и прочих функций. Уже и моногорода подпали под обаяние культурно-тусовочной идеологии – в данном случае это южноуральская Сатка. Сюда же подверстываются и жилые кластеры, обживающие бывшие промзоны — «Садовые кварталы», «Завод «Россия», «Символ».

Вот только напрочь отсутствует тема «прома в проме»: высоко- или низкотехнологичного — любого. Причем и в разделе «МАРШ Лаба» Е.Гонсалес и Ф.Якубчука, где перемешаны отечественные и зарубежные кейсы. То есть «они» искусственно подстраиваются под «нас», что просто не соответствует действительности в свете идущего там полным ходом рещоринга – возврата промышленности, выведенной в основном в страны АТР в соответствии с общественным умопомрачением конца ХХ в.
Не удержусь, чтобы не привести слова Д.Менделеева, сказанные им в 1905 г.: «Я старался дать плодотворное, реальное дело своей стране в уверенности, что политика, устройство, образование и даже оборона страны без развития промышленности немыслимы… Наука и промышленность – вот мои мечты». Это целеполагание не устарело и спустя столетие. Сегодня становятся все более очевидными пагубные последствия Великого Обмана или Самообмана постиндустриализма, в российских условиях обернувшегося деиндустриализацией. И это главный итог четвертьвекового господства неолиберальной догматики.

Разумеется, профессиональная повестка впрямую зависит от спускаемого сверху заказа: что на входе, то и на выходе. А о какой провозглашаемой Президентом РФ реиндустриализации может идти речь при кредитных ставках 25% и средней по промышленности норме рентабельности 8%? Пожалуй, единственное, что удается хоть как-то импортозаместить, это агропром, по экспортным показателям сегодня уступающий только ТЭКу, обойдя оборонпром. Впрочем, в доме повесившегося не говорят о веревке.

И все же в «Новых индустриях» прослушивается одинокий голос П.Виноградова, который в своих «Русских «промышленных» домах» тщится восстановить экзистенциальную ценность Труда. Что вряд ли найдет отклик у креативного класса с его авангардом в лице хипстерской прослойки – вопреки рушащемуся на глазах мирозданию он продолжает пребывать в неге консьюмеризма-гедонизма. А также дурмане прогрессистских иллюзий.

— ЗВОНКОСТЬЮ НЕМНОГОЧИСЛЕННЫХ СПЕЦПРОЕКТОВ
Среди них – «Анатомия города» И.Заливухина, ««altersSPb: Город публичных пространств» В.Фролова, «Исследование» О.Мамлеева.

Первая представляет собой, по сути, введение в специальность «урбанистика», сжатое до формата брошюры и подготовленное единственным автором – он же куратор. В интерпретации И.Заливухина, город предстает как живой организм: скелет – это транспортная система; мышцы – городская ткань, то есть архитектура; внутренние органы – инженерия; мозг – система управления городом. Есть еще горожане – душа города: в экспозиции ей отдана центральная часть пространства. Как известно, любая классификация условна: если развить предложенную аналогию, что понимать под кровеобразующей, лимфатической, нервной системами, кожным покровом и т.д.?

В.Фролов инвентаризует проектные предложения по развитию петербургских общественных пространств – как умозрительные, так и вполне реалистичные. Скажем, если выгораживание бассейна-пляжа в акватории Невы по образцу скандинавских стран от Wowhaus, быть может, и проблематично по ряду причин – от климатических до экономических и управленческих, то что может помешать тиражированию переносного столика от Rhizome Group+verstak, крепящегося к перилам набережной?
Не удовольствовавшись подборкой последних работ Школы МАРШ, О.Мамлеев предложил профессорам ведущих российских архитектурных вузов – от МАрхИ и МГСУ до Самарского и Вологодского университетов – представить лучшие дипломные проекты. Полученный срез наглядно демонстрирует повсеместную методологическую сдвижку к исследовательско-проектному синтезу.

— ТОЧНОСТЬЮ ВЫБОРА ЖЮРИ
Ни «Татлин», ни «Дедал» с первого захода не бросались в глаза. Жюри в своем решении, похоже, опиралось на соответствие долговременным трендам. Если проект гостиничного комплекса в районе съезда к метромосту в Нижнем Новгороде мастерской В.Быкова находится на пересечении градостроительства, объемного проектирования и ландшафтной архитектуры, осваивая неудобья – мертвую зону, ранее выключенную из жизни города, то приспособленный мастерской Е.Асса и реставратором А.Епифановым под филиал ГЦСИ нижегородский Арсенал – это более чем десятилетняя кропотливая работа над возвращением исторического комплекса в повседневную жизнь в его новом – контрастном – функциональном качестве. Как заметил сам автор, в скором времени большая часть строящегося будет проходить по части реставрации с реконструкцией.

Возвращаясь к общему впечатлению о Фестивале: радость бывает разной – в том числе со слезами на глазах…

П.Виноградов, А.Новикова. Русские «промышленные» дома.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments