Технологии

В интерьер-дизайне индекс устойчивости пока без изменений. С XI Международного фестиваля архитектуры и дизайна интерьера.

Во второй половине марта в Доме на Брестской прошел XI Международный фестиваль архитектуры и дизайна интерьера «Под крышей дома…», организованный Инженерно-технологическим центром Москомархитектуры и Архитектурно-строительным центром «Дом на Брестской». Перед вами — заметки члена жюри конкурса, главного редактора «АВ» Дмитрия Фесенко.


Реконструкция Центра управления сетями ОАО «МОЭСК», диспетчерский зал.
Авторы: А.Горяинов, М.Крымов, Т.Башкаев
(«Архитектурное бюро Т.Башкаева» совместно с «Arch group»).
1-е место в номинации «Общественный интерьер».
Reconstruction of MOEK network control center, operational room.
Architects: A.Goryainov,
M.Krymov, T.Bashkaev (T.Bashkaev design bureau together with Arch group).
1st award in the “Public interior” nomination.

Темой будущего Фестиваля «Зодчество-2009» избран «Индекс устойчивости». Мировой финансово-экономический кризис проверяет все сферы бытия на выживаемость. Интерьеры не исключение.
Можно засвидетельствовать: пока, по истечении полугода после полнометражного его развертывания, видимых изменений не наблюдается. Примерно то же, что и год, и два назад, количество экспонентов — без малого 140, та же заполняемость номинаций и разделов, та же кучность результатов, тот же стандарт экспоподачи, то же исчезающе малое число работ в классе «эконом». Что касается последнего наблюдения, то это понятно: архитектура — интерьера в том числе — более инерционна, чем, скажем, общепит или сфера обслуживания — те же парикмахерские, которые уже успели перейти на ныне востребуемый невысокодоходный формат, походя поменяв и месторасположение. Пожалуй, единственная заметная глазу подвижка — отсутствие иностранцев, если не считать Sartori-studio, да и то, невзирая на название, это российское бюро с западным участием. Однако их и раньше-то было не Бог весть сколько.
Работа жюри протекала во вполне умиротворенной атмосфере, без обострений, хотя по основным номинациям – «Общественный интерьер», «Жилой интерьер», «Предмет в интерьере» — и прибавившимся к ним в прошлом году «Загородному жилому дому» и «Проект-идее загородного дома», число реальных претендентов в два-три раза превышало количество предусмотренных премий.


Коттедж в посёлке «Evergreen».
Авторы: А.Мосин, В.Казаченкова, С.Кириченко
(архитектурное бюро «Мосин и Партнёры»).
1-е место в номинации
«Реализованный загородный жилой дом».
A cottage in gated community “Evergreen”.
Architects: A.Mosin, V.Kazachenkova, S.Kirichenko (Mosin and Partners design bureau).
1st award in the “Implemented country house” nomination.

Некое подобие дискуссии возникло только при «раздаче» в разделе общественных интерьеров — уж больно многочисленной и ровной оказалась группа лидеров. В конце концов, по итогам дополнительного тура голосования по очкам победил диспетчерский зал Центра управления сетями ОАО «МОЭСК» (архит. Т.Башкаев, А.Горяинов, М.Крымов, совместно с Arch Group) с его видеопроекционной стеной-абстрактным панно и белоснежной биоморфной скульптурой-подиумом для диспетчеров в центре. Однако ничуть не меньше шансов изначально было у поэтичного гольф-клуба в Пирогово Т.Кузембаева и колюче-деконструктивистского офиса от бюро za-bor (оба — II место), попартистско-бруталистского офиса агентства «SAATCHI & SAATCHI» от nefa research и минималистской галереи «Цех V» на «Винзаводе» А.Козыря (оба — III место) — все решилось буквально взмахом крыльев бабочки. Тем дороже победа АБТБ, подоспевшая в аккурат к 10-летнему юбилею мастерской.
Во всех остальных ведущих номинациях отрыв лидера от пелетона не вызывал сомнений, хотя это и не сопровождалось чем-то экстраординарно-инновационным, достойным Гран-при, который на этот раз так и не был присужден. И.Шалмин, первенствовавший в «Жилом интерьере», регулярно дотягивается до высокого западного стандарта, но, как правило, этим не ограничивается — на этот раз роль изюминки была отведена авторско-индивидуальному стеклянному столу с его полупрозрачно-матово-светоносными эффектами. Д.Гажевский от своих перфекционистских интерьеров в жанре экзистенц-минимума перешел к серийной авторской мебели с тем же относительно широким социальным адресом, которая уже выпускается компанией ООО «Новая геометрия» под торговой маркой NEO GEO (I место в номинации «Предмет в интерьере»). По-модернистски чистый, с трехступенчатой социально-функциональной схемой — приватно-жилая часть, общественно-атриумная по центру и рекреационно-оздоровительная, с фейерверком минималистских находок, частный жилой дом в Самаре от бюро Пастушенко и Самогорова, компромиссно, но поразительно элегантно упрятанный в традиционалистско-регионалистский футляр, единственный из всех конкурсантов во всех номинациях заслужил 7 голосов жюри из 7 (I место в номинации «Реализованный загородный жилой дом»). В разделе «Проект-идея загородного дома» так же безальтернативно победил коттедж в подмосковном поселке «Evergreen» архитектурного бюро «Мосин и партнеры» с его прорывно-экологическими (в отечественных условиях) инновациями — озелененными эксплуатируемыми и скатными кровлями, меняющими свой цвет в зависимости от сезона благодаря дендрологическим хитростям. Уже постфактум выяснилось, что это совсем даже не проект – в доме А.Мосина люди живут и крыши зеленеют, так что пришлось его срочно передислоцировать в «реализационную» категорию – разумеется, на I же место, в пандан к самарской резиденции, отсюда и возник этот не запланированный дуумвират.
В последней номинации – «Проект-идее загородного дома», волею судеб в итоге оставшейся без «золота» — следует особо отметить два проекта-лауреата, рассчитанные на средний класс (хотя через полгода-год кто будет подпадать под эту категорию, непонятно). Это «Дом-жираф» архитектурного бюро «Планар» (II место) и жилой дом в Завидово мастерской ARCH.625 (III место) — оба плюс-минус 200 м2, изобретательно совмещающие хлесткость архитектурного решения (не суть важно, что в первом случае архитекторы отталкивались от образа избушки, а во втором — от неомодернистской вертушки) и сугубо практические инструменты, направленные на экономию средств заказчика — начиная от использования каркасной конструктивной схемы и заканчивая свайными винтовыми фундаментами.
В двух оставшихся номинациях – «Детали интерьера» и особенно «Декорировании интерьера» — претендентов было совсем негусто, точнее, их с трудом удалось наскрести — в первом случае на две премии, во втором — и вовсе на одну. Впрочем, отсутствие конкуренции не повлияло на качество премированных работ — имеются в виду, прежде всего, барная стойка-ресепшн Ю.Аввакумова в пироговском гольф-клубе, вслед за его мавзолеем сложенная из разувеличенных костяшек домино (I место), а также скошенные под разными углами, сбитые в кластеры разногабаритные тубы-витрины в ювелирном бутике и абстрактно-орнаментальные россыпи стандартных потолочных люминесцентных светильников в торговом центре в Санкт-Петербурге от А.Левчука (II место).
Наконец, особым образом – специальным призом от организаторов «За творческий диапазон» — было решено отметить сюиту проект-идей жилых домов Р.Леонидова, явно сделанных под конкурс, никак не под заказ. Среди них – пара неомодернистских объектов: один — в майеровском духе, другой, концептуальный, представляет собой выпрастывающееся из земли кольцо с венчающей «рубкой» обтекаемой формы по оси, и пара же вполне мастеровитых, техничных стилизаций под XIX – начало ХХ вв. Щусевская творческая линия в родных пенатах неистребима…


Гольф-клуб ПИРогово. Барная стойка.
Автор: Ю.Аввакумов.
1-е место в номинации «Деталь интерьера».
PIRogovo golf-club. A bar counter.
Designer: Yu.Avvakumov.
1st award in the “Interior detail” nomination.

Осенью минувшего года в репортаже с Фестиваля «Зодчество-2008» мы писали о демаркационной линии, пролегшей между двумя историческими эпохами — до- и послекризисной. Интерьер-дизайн — быть может, в чуть более сглаженном варианте — ожидает тот же перерыв постепенности. Гламур и эксклюзив, конечно же, сохранятся, но вот будет ли уместно афишировать подобные образчики в новой общественной атмосфере, когда 20, а то и 25% трудоспособного населения окажется безработным (по крайней мере, так было в эпоху Великой депрессии, предстающую сегодня своего рода «опережающим аналогом»; ср. с 1998 г. – 14%), а экономические параметры и потребительские стандарты основных социальных групп — от т.н. базового слоя до миддл- и андеркласса — опустятся как минимум на ступеньку? В любом случае, они будут решительно потеснены надвигающимся эконом-сегментом.
В рамках нынешней фестивальной программы мастер-классов лидер таф-мастерской Александр Ермолаев прочел лекцию «Антикризисная проектная стратегия». Очевидно, последняя не может не быть востребована — разумеется, не обязательно и не только в тафовской транскрипции. Уже сегодня происходит реструктурирование объектов городской обслуживающей инфраструктуры в направлении их демократизации, расширения социального адреса, аналогичные перемены наметились в сфере жилища, офисы тоже не окажутся в стороне — параллельно их прогрессирующему съеживанию произойдет экономизация, в том числе архитектурно-дизайнерских средств. Помимо естественного в кризисных условиях урезания бюджета назревает сдвиг в структуре общественных ценностей — в сторону их «приземления», социальной приемлемости и адекватности, ресурсной и экологической сообразности и т.п. К чему это приведет — к аскетизации/опрощению архитектурного языка или, наоборот, к своего рода социально-психологической компенсации — демонстративному тематическому и пластическому форсированию, в том числе посредством бесхитростного апплицирования фанерных и пластиковых завитушек — обнаружится уже к осени. В рамках последнего тренда не исключена и тяга к неоклассике — по крайней мере, первичная симптоматика в лице студенческо-мархишных работ, предъявленных на недавних выставках в МУАРе, налицо.

Так или иначе, следующий, XII Фестиваль неизбежно сменит галс — а вот сохранит ли статистические показатели?..

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments