Архитектура

ЛЕС СНОВИДЕНИЙ

Студия ГЛАВКИНО от Лаборатории виртуальной архитектуры

Помните, сто лет назад кинематограф США начал перебираться с востока страны на тёплое западное побережье – в ещё не освоенный пригород Лос-Анжелеса – Голливуд? Остролистовый лес (так переводится английское HOLLIWOOD) стал топонимическим символом новой американской киноиндустрии, а в 1931 г. с лёгкой руки И.Эренбурга она получила также литературное прозвище Фабрики грёз или снов. Одновременно с первыми голливудскими студиями, в 1912 г. на Житной улице Москвы было сооружено небольшое, но весьма известное отечественное киноателье Александра Ханжонкова. С тех пор в мире были образованы сотни киностудий, возведено множество съёмочных павильонов. Первым советским кино-городом наподобие окрепшего Голливуда стал выросший из ателье Ханжонкова комплекс Союзкино (в дальнейшем – Мосфильм), построенный в начале 1930-х гг. на Воробьёвых горах – живописной окраине Москвы.
Некоторые архитекторы специализировались на проектировании технологичных вместилищ уникального процесса производства снов. Уже в начале 1930-х гг. в СССР была создана проектная контора «Госкинопроект» (нынешнее «Гипрокино»). Новые здания киностудий («Мосфильм» и «Киностудия им. М.Горького» в Москве, «Ленфильм» в Петербурге, «Беларусьфильм» в Минске) занимали свои места в городском и загородном окружении, в определённой мере отвечая средовому контексту. Особой сферой проектирования стала разработка архитектурных кино-декораций. Целые улицы и площади виртуальных городов возникали в павильонах и на открытых пространствах. В соответствии со сценариями, иные имитировали историю, другие претендовали на фантастическую оригинальность.
Между тем, литературно-мифологические, символичные образы Фабрики и Леса спустя столетие вдруг обнаружили свою живучесть и взаимную привязанность – на западной окраине Москвы, у самой развязки Новорижского шоссе. Авторы современного комплекса ГЛАВКИНО – одного из крупнейших кинотелевизионных концернов России – архитекторы московской Лаборатории виртуальной архитектуры.


Генплан

То, что значительный объект новой отечественной киноиндустрии спроектирован именно в этом бюро — вполне логичное событие. Ему соответствует уже название проектной компании, адресующее к особому архитектурному миру или пространству. Другим аргументом являются типологические предпочтения лидеров бюро – С.Кулиша и В.Липатова – преподавательская деятельность на кафедре Промышленной архитектуры МАрхИ. Кстати, их архитектурная мастерская располагается в реальном промышленном корпусе бывшего завода «Манометр» — нынешнего центра ARTPLAY на Яузе.
Для проверки нашей формальной логики, в окружении кирпичных поверхностей и стальных каркасов, мы обратились к одному из руководителей Лаборатории и проекта, Станиславу Кулишу.
— Почему заказчик выбрал вашу Лабораторию Виртуальной архитектуры, а не какую-то специализированную организацию?
С.Кулиш.
Вопрос профессиональной специализации не так актуален сегодня, когда на рынке существует множество универсальных компаний, выполняющих абсолютно разные виды проектных работ. С другой стороны, кинотелевизионный комплекс это всё-таки промышленный объект, как ни крути. Здесь производятся фильмы, разрабатываются всевозможные постановки. Соответственно мы как представители кафедры промышленных сооружений МАрхИ понимаем что такое «пром» и как соотносить технологические решения, которые составляют его основу, с задачами создания грамотной планировочной структуры и образных решений объекта.
Опыт специализированных организаций не всегда является положительным фактором. Порой нужно смотреть на объект немного отстранённо. И когда проектировщик начинает погружаться в новые для него технологические решения с пониманием того, что есть архитектура — находятся оригинальные трактовки, в том числе те, которые мы предъявили в данном проекте. Видимо, для того чтобы избежать шаблонных приёмов, заказчик и обратился в нашу Лабораторию. Мы благодарны Ф.Бондарчуку и другим представителям ГЛАВКИНО за их критическое отношение к традиционно безликим (в частности, американским) съёмочным павильонам.
Нестандартными приёмами мы старались создать ощущение происходящего здесь чуда, волшебства. В итоге уже наши первые архитектурные предложения были единодушно одобрены участниками процесса на совместном рассмотрении. Далее никаких преград в развитии проекта не возникало, за исключением кризисных явлений 2008 года, которые потребовали дополнительного времени для их преодоления.


Студийный корпус. План 1-го этажа.

— Площадка изначально предназначалась для строительства этого «промышленного» объекта, несмотря на то, что значительная часть её была занята берёзовой рощей?
С.Кулиш.
Участок был составляющей общего инвестиционного пакета. Партнёрские отношения инвесторов предполагали, что кто-то входит в проект площадкой, кто-то — технологиями, а кто-то – координацией и организацией процесса. Что касается берёз – вначале были предложения спилить эту данность, поскольку она не имеет официального статуса леса (это так называемый самосев). Но мы, исходя из экологических приоритетов, сохранили эту примечательную рощу, спрятав в ней небольшую газогенераторную станцию…


Административный корпус. План 1-го этажа.

Лес
Берёзовая роща, расположенная посредине выделенного участка, стала мистическим явлением проекта – он был «занят». Этот небольшой Лес, в том числе поддерживающая его аллея длиною в 200 метров, составили композиционную основу будущего архитектурного и природного комплекса. Аллея превратилась в геометрический знак, указатель планировочного развития архитектурного объекта. Сама же роща (как бы архитекторы ни старались подчинить строгой геометрии её живые очертания) олицетворяет спокойное противостояние суетному реальному миру – шумной транзитной магистрали и динамично извивающейся по соседству дорожной развязке.
Живой и классически русский Лес-березник не только остался реальным природным образованием, превратившись в средоточие нового кинотелевизионного комплекса России. Его расцвеченный образ вырос и распространил своё влияние на весь объект, поглотив прямоугольники построек, восстав спектральными полосами декораций вокруг фабричных сооружений. Многоцветные пилоны – визуальная и отчасти акустическая ширма территории – стали уравновешенным, метрическим продолжением неуловимого шага деревьев. Яркая же цветовая палитра превращает отчётливый ритм и стандартную высоту условного ограждения в зыбкие очертания живописного облака грёз – гигантских цветных снов, окутывающих это краеугольное место.
Входы и въезды на территорию решены с восточной стороны – от проезда, тянущегося к Ильинскому шоссе. Здесь частично производится загрузка основного – Студийного корпуса. Пассажирский маршрут будет направлен в северную зону участка к автостоянкам, сгруппированным вдоль Новорижского шоссе. Отсюда сквозь череду ламелей — первоначально ретроспективных черно-белых, а в итоге снабжённых чёрно-красной надписью ГЛАВКИНО — откроется вид на треугольник парадной Фестивальной площади, соприкасающейся с фабричным Лесом. За этой агорой вдоль диагональной аллеи протянется Административный корпус с эффектно нависающей консолью кинозала, опирающегося на чёрные рамы «киноэкранных обрамлений».


Главный павильон.

Основная внутренняя пешеходно-транспортная связь организована между рядом деревьев и протяжённым административным корпусом, образуя своего рода деловой бульвар. Эта оформленная дорога, пронизывая символический Лес, ведёт в укрытые за ним технологическую и складскую зоны комплекса. Композиционный и художественный диалог между Фабрикой и Лесом строится не только на некотором взаимном подражании (геометризации природных элементов и живописном оформлении архитектуры). Обеспечение функционально-пространственных связей сложного объекта порождает множественные встречные проникновения разнородных субстанций, выказанные здесь в качестве особой темы или архитектурно-ландшафтного приёма.
Зелёная стрела бульвара разрезает территорию по диагонали от КПП до скрытой в роще гостиницы – в ответ поперёк ряда деревьев между Административным и Студийным корпусами протягивается остеклённый воздушный переход. Берёзовая роща пронизана коммуникациями в двух местах – ответное движение организовано полосами зелёных компонентов со стороны придорожного газона на территории автостоянок. Кроме того с южной стороны комплекса был задуман неосуществлённый «Зелёный вал», призванный поглотить нижнюю часть высокой застройки, укрыв её со стороны территории КШВЕ – Кремлёвской школы верховой езды.
В истории этого проекта были и сюрпризы от Леса. По рассказам авторов, при подаче концепции реальные деревья были условно изображены ими в виде неких извивающихся белых-зелёных-чёрных профилей, символизирующих берёзы. В дальнейшем концептуальную графику заменили на более реалистичную, но архитекторам тут же передали вопрос Ф.Бондарчука: Где «деревья»? Оказывается, заказчик воспринял концептуальную подачу берёз буквально — как малые архитектурные формы. И проектировщики с удовольствием разработали и интегрировали в фабричную среду эти индустриально-биологические скульптуры …в качестве оригинальных уличных фонарей.

Декорации архитектурного Леса настолько надёжно маскируют внутреннее, производственное содержание объекта, что нам снова приходится обратиться за разъяснениями к Станиславу Кулишу.

— Как удалось развязать технологические узлы такого сложного объекта с его фабричной спецификой, загадками и даже тайнами функционирования?
С.Кулиш.
Мы благодарны разработчикам технологического раздела, которые подготовили для нас разумные и понятные задания. Это представители заказчика, проверенные специалисты в области подготовки кино-телевизионного процесса. Их раздел мы использовали как некоторый функциональный каркас в пространственной организации комплекса.
Технология эта весьма любопытна, поскольку в ней есть свои киношные хитрости. К примеру, камеры нельзя вытаскивать на улицу. Они должны находиться в определённом температурно-влажностном режиме. Поэтому между павильонами пришлось организовать «тёплый контур» — коридоры для проезда этой «тяжёлой техники». Для нас это было непростой задачей, с которой мы, в конце концов, справились. Строение павильонов – коробка в коробке – тоже довольно интересная штука. Здесь для проведения качественного озвучивания должна быть полная звуковая и виброизоляция от окружающей среды. Есть ещё и ноу-хау, которые пока рано раскрывать. Конечно, мы полностью учли в проекте особенности конкретных технологических элементов, хотя нельзя сказать, что они оказали определяющее влияние на архитектуру комплекса.


Присутствие леса. Вид с юга.

Фабрика
Архитекторам Лаборатории виртуальной архитектуры не привыкать решать сложные пространственные головоломки (об одной из них – солнечной – мы рассказывали в АВ №(101)/2008). Итоги решений – ясная функциональная структура объекта. Комплекс ГЛАВКИНО – не исключение, хотя такая крупная киностудия полного цикла впервые строится на территории России с 1943 года. Это не только кино-, но и телевизионный комплекс – соединение двух медийных форматов, которые, по мнению проектировщиков, не всегда уживаются друг с другом. И здесь дуэт сложных технологий в своём взаимодействии образует какой-то фантастический симбиоз, воплощённый в цветовом и световом оформлении интерьеров.
Путешествие по этажам с яркой колористикой плывущих наливных полов снова напоминает цветное сновидение — блуждание среди многокрасочного спектра, лабораторные поиски цветовой гаммы. Серые поверхности стен внезапно возвращают в эпоху чёрно-белого кино, а световые холлы – под солнечные софиты улицы (словно выход из тёмного кинозала в ярко освещённое фойе).
Чёрные недра павильонов поглощают своим космическим пространством настолько, что зелёные конструкции технических галерей и лестниц становятся спасительной зацепкой – зыбким отзвуком реального земного Леса.
Новый студийный корпус включает 12 съемочных павильонов площадью от 247 м2 до 3107 м2, современные аудио- и видеостудии, полный 3D комплекс, автоматизированные световые и инженерные системы. Общая площадь аппаратно-студийного комплекса – 12 000 м². Согласно официальным данным, съемочный павильон №4 сегодня является одним из самых больших в Восточной Европе. Оснащение АСК позволяет не только создавать технологически сложный и актуальный теле- и киноконтент, но также вести прямые телевизионные эфиры.
Энергоснабжение, звукоизоляция и нормы безопасности всех павильонов отвечают мировым стандартам. На объекте обеспечено звукопоглощение стен и перекрытий более чем 95 dB. Реализованы самые современные инженерные системы – автоматизированного освещения, кондиционирования воздуха, вентиляции и дымоудаления.
Строительство комплекса проводится в три этапа. На первом этапе уже построены съемочные павильоны, аппаратно-студийные блоки и помещения для размещения групп. На втором будут дооснащены павильоны, смонтированы редакционный и технический корпуса. После этого наступит очередь гостиницы и других инфраструктурных объектов.


Обратная сторона ГЛАВКИНО.

С появлением телевидения, компьютера с их универсальными возможностями индивидуального просмотра фильмов, популярность кино, казалось бы, пошла на спад. Тем не менее, стремление к коллективным зрелищам и переживаниям по-прежнему заявляет о себе наполняемостью стадионов, театров, концертных залов, митинговых улиц. Чтобы сохранить свои позиции перед конкурентами, кино совершенствует технологии массового показа. Оно применяет объёмное изображение и звучание, по-прежнему демонстрируя связь с большими площадями и пространствами – с архитектурой. У кинопроизводства тоже ещё сохраняется потребность в сооружениях-имитациях, хотя масштабные павильонные и уличные съёмки часто заменяются «лабораторными» компьютерными эффектами.
Новый комплекс ГЛАВКИНО внешне весьма наглядно демонстрирует извечную суть кинопроизводства – сочетание скрытной технологичности и эффектных показных иллюзий. Когда вы промчитесь по Новорижскому шоссе, сворачивая на развязку – летящие мимо ракурсы архитектуры покажутся живой лентой кино (вернее, ГЛАВКИНО). Но главное в кино – это чувствующий, переживающий зритель. И множество удивительных событий, которые со временем произойдут в этих волшебных павильонах — не станут скрывать от многочисленных глаз. А пока можно задуматься о том, что вся наша архитектура и есть не что иное как декорации к бесконечным фильмам-фильмам-фильмам, в которых мы иногда стараемся режиссировать, иногда – играть; порой пишем сценарии, а порой – критические отзывы.

Кинотелевизионный комплекс Главкино, Новорижское шоссе
Проектировщик:
Лаборатория виртуальной архитектуры. Архит. С.Кулиш, В.Липатов, Д.Жуков, Ю.Голубева, А.Краузе, Е.Лобанок, П.Сипкин.
Инвестор: Киноконцерн ГЛАВКИНО
Заказчик: ООО «Ремстрой».
Подрядчик: ФГУ ЦЕНТРСТРОЙ
Проектирование: 2009 — 2012
Строительство: 2010 — 2012

Площадь участка – 10,16 га
Площадь застройки – 19474,7 м2
Общая площадь комплекса — 44 953 м2
в том числе наземная – 31 525 м2
Редакционный комплекс – 7 949 м2
Студийный комплекс – 25 925 м2
Корпус временного размещения творческих групп – 1 342 м2
Дата-центр – 3 000 м2
Студийный комплекс со специальной технологией – 3 500 м2
Складской комплекс с декорационными мастерскими – 1650 м2
Гараж – 480 м2
Технические сооружения – 790 м2
КПП – 128 м2
Максимальная высота объекта – 22,5 м
Общая вместимость автопарковок – 304 м/места
в том числе в подземных автостоянках – 180 м/мест

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments