www.archvestnik.ru
home sitemap Письмо в редакцию

Архитектура

АЭРОСТАТИЧЕСКАЯ АРХИТЕКТУРА – БУДУЩЕЕ ГДЕ-ТО РЯДОМ?

[b]Мечта подняться в воздух, освободившись от оков тяготения, будоражила воображение людей всю историю человечества, отражаясь во множестве мифов, легенд и проектов.
Кто в реальности первым поднял в небо летательный аппарат? Может, это был – безымянный китайский ученый еще в XV веке, а может, рязанский подъячий Крикутной в 1731 г.? Неизвестно. Но известна дата официального рождения воздухоплавания. 5 июня 1783 г. братьями Этьеном и Жозефом Монгольфьер был поднят в воздух аэростат, открывший эру воздухоплавания.
Через 154 года после рождения 6 мая 1937 г.

ПО НАПРАВЛЕНИЮ К УРБАНИЗМУ. СО ВТОРОЙ МОСКОВСКОЙ БИЕННАЛЕ АРХИТЕКТУРЫ

[i]Прошедшая в конце мая – начале июня в ЦДХ Вторая Биеннале архитектуры, тема которой была сформулирована куратором Б.Голдхорном - «Перестройка. Модернизация города», фактически удостоверила полную и окончательную легитимизацию урбанизма в наших пенатах. Не только большая половина экспозиции была посвящена градостроительству, но, к примеру, и тема дискуссии на «Завтраке архитектора», состоявшемся в открывшемся на месте «Арт-Стрелки» Центре медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» на Берсеневской набережной*, звучала как «Городское уплотнение: зло, благо или необходимость?».

ИСПОЛНИЛОСЬ 100 ЛЕТ АРХИТЕКТОРУ АШОТУ МНДОЯНЦУ

Интервью народного архитектора России, вице-президента Академии художеств, первого зам. председателя Москомархитектуры Михаила Михайловича Посохина

О таком человеке, каким был Ашот Ашотович Мндоянц, не могут не сохраниться воспоминания. К сожалению, я тогда был совсем ребенком, и не так уж много, как хотелось бы, конкретных фактов или событий запечатлелось в моей памяти. Скорее здесь можно говорить об общем впечатлении, но очень сильном и ярко эмоционально окрашенном.
Прежде всего, Ашот Ашотович был человеком исключительной доброты. Его доброта была на грани какой-то святости.

ВОСПОЛНЕНИЕ КВАРТАЛА ПРОЕКТ РЕКОНСТРУКЦИИ КОМПЛЕКСА ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ ЭКОНОМИКИ

К 200-летию Московской Практической академии коммерческих наук (1810-2010)

[b]Стихийно уплотняемая квартальная застройка подобна живой структуре с постоянным обновлением и ростом составляющих её кластеров. Пристройки, надстройки, поглощения мелких зданий крупными объемами постепенно приводят к образованию сложного пористого квартала-полимера, в котором отдельные исторические объемы занимают все более ограниченные пространства.

Память, пространство, бетон. К истории одного европейского мемориала.

Восемь га белой бетонной, поросшей бурьяном поверхности на многие годы были потеряны для истории искусств. Лишь в 2006 году при открытии памятника жертвам Холокоста в Берлине, автором которого является классик современной архитектуры Питер Айзенман, в прессу просочились ссылки на «Кретто».

«МЫ ВСЕ УЧИЛИСЬ ПОНЕМНОГУ...

Что-то искал в среднем ящике тумбочки, прислоненной к столу с компьютером, и нечаянно наткнулся на корочку, где внятно читается рельефная надпись - ДИПЛОМ, над которой также рельефно изображен герб Советского Союза. Открыл, и вдруг бросилась в глаза дата и следующая за ней надпись: 30 июня 1950 г. ему присвоена квалификация Архитектора. Наклонные буквы и му в том числе старательно написаны от руки. Сверху под словом ДИПЛОМ красным напечатано с отличием, а ниже номер В №033759. А в низу - подпись Председателя Государственной Экзаменационной Комиссии академика С.Чернышева. Но главное – дата.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО СЕРЕДИНЫ 1950-1980-Х ГГ. С ЭКСТРАПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПОЗИЦИЙ

За последние несколько лет «АВ» неоднократно обращался к архитектурно-градостроительной истории позднесоветского времени (см., например: 2005, №5, 2006, №4, 2007, №4). Как правило, мы не выходили за пределы традиционной историко-архитектурной интерпретации этого периода – за исключением, пожалуй, первой из обозначенных статей, где, наряду со сложившимся профессиональным, присутствовал макроисторический ракурс, предполагающий рассмотрение истории архитектуры в больших длительностях.

ДВОЙНОЙ ЭФФЕКТ. РАЗВИВАЮЩИЙСЯ ЖИЛОЙ ДОМ НА ПЛЮЩИХЕ

Одна из главных особенностей московской архитектурной среды – её извечная незавершённость. Речь идет не об окраинах, а о самой что ни на есть центральной части города, застраиваемой не одно столетие. Разновременность, разноэтажность, разнохарактерность построек тут и там словно провоцируют всё новые дополнения или замены, уход от воспроизводства исторически сложившихся и зафиксированных морфотипов. Рискнём предположить, что композиционное равновесие застройки Москвы (подобное, скажем, санкт-петербургскому или ряду «достроенных» европейских городов) так и не будет достигнуто.

ПОДНИМАЯСЬ НАД ЛИЧНЫМИ АМБИЦИЯМИ

Алексей Бавыкин о деловом центре на Можайке, конце эпохи рвачества и грядущих переменах

Общеизвестен сюжет с эволюционировавшим в процессе согласований деловым центром на Можайском шоссе А.Бавыкина - прорезающей полуруинированный акведук модернистской гиперконсолью. Однако наша беседа с автором вышла далеко за границы первоначально обозначенной темы. Выбор «АВ» этого года - «Москва на переломе» - оказался дальновидным: сегодня едва ли не любой профессиональный разговор содержит в себе рефлексивные и прогностические обертоны.

КАЛУГА – НА ПУТИ К ЭКОПОСЕЛЕНИЮ? БУДУЩЕЕ ГОРОДА ГЛАЗАМИ ДИПЛОМНИКОВ МАРХИ

На факультете архитектуры жилых и общественных зданий Московского архитектурного института помимо академических заданий на проектирование студентами разрабатываются так же темы, основанные на практических потребностях и реальной подоснове. Так, профессор кафедры архитектуры жилых и общественных зданий М. Айхнер в сотрудничестве с администрацией г. Калуги предложил своим студентам в качестве темы дипломных проектов 2008/09 «Градостроительное развитие г. Калуги с учетом энергоэффективности и экологичности».

[b]Как изменение климата сказывается на наших городах?