Без рубрики

ОТ ПРИЗНАКА К ПРЕДМЕТУ? ПО ИТОГАМ ВЫСТАВКИ АРХ МОСКВА-2014.

В конце мая в ЦДХ состоялась XIX Международная выставка АРХ Москва и 4-я Московская Биеннале архитектуры. Официально заявлены были две основные темы, списанные с актуальной столичной практики архитектуры и градостроительства – это «Конкурсы» и «Кварталы». В нашем обзоре эти центральные разделы экспозиции дополнены еще несколькими профессиональными срезами, представленными на выставке и характеризующими нынешнее состояние профессии. Архитектурные конкурсы
Куратор Е.Гонсалес не ограничилась предъявлением результатов столичных конкурсов последних двух лет, расширив тему исторически и географически. Эволюционная цепочка начиналась конкурсом на памятник павшим в Греко-персидской войне на Афинском Акрополе V в. до н.э. и завершалась последними московскими конкурсами на устройство парка в Зарядье и реорганизацию пространства Триумфальной площади. Помимо Москвы были представлены материалы конкурсов на проекты Сити в Минске, Судейского квартала в С.-Петербурге, сразу нескольких конкурсов в Якутске, который в последнее время привлек к себе внимание конкурсным же проектом знака при въезде в город, получившим Гран-При на последнем «Зодчестве», и проводимым в настоящее время международным конкурсом на культурный / ландшафтный комплекс «Земля Олонхо». Намечена и ближайшая перспектива – подготавливаемый Москомархитектурой международный конкурс на концепцию развития прибрежных территорий Москва-реки и объявленный конкурс на модернизацию и развитие парка «Сокольники».
Пафосность с бравурностью не ощутить было невозможно.


Кварталы
Точно так же происшедший в последние год-два разворот московской градостроительной практики от микрорайонной модели к квартальной представлен как триумф профессиональной мысли – если не воли. Введение отечественного опыта в интернациональный контекст – голландский, американский, скандинавский, немецкий, прибалтийский – уже позволило выявить местные особенности: от бОльших габаритов кварталов до следования местной нормативной базе, застывшей в ожидании пересмотра. Несмотря на директивно-квартальную установку, уровень разнообразия в трактовке как планировочной организации, так и собственно застройки пока весьма высок – от по-германски правильных каре и домов-кварталов до расходящихся радиально-кольцевых — «солнечных» — схем и живописных микрорайонно-периметральных гибридов. При выполнении основных принципов квартальной застройки – дифференциации частного и общественного пространства, ограничении въезда автотранспорта внутрь двора, активации первых этажей и пр.
Особый поворот квартальной темы задала компания «Местные планировщики» во главе с В.Стадниковым. На примере одного из исторических кварталов Самары предложена экспериментальная схема его попарцеллярной реконструкции, субъектами которой выступают некоммерческая корпорация развития, или Дирекция квартала, и сами жители, превращающиеся в соинвесторов. Основная фишка состоит в том, что в условиях неразмежеванных земельных участков появляется возможность реконструкции и наращивания жилой площади отдельных домовладений в пределах заданных пространственными «конвертами» застройки 3-х этажей.


Благоустройство дворов
Сегодня эта тема находится в центре общественного внимания, хотя, по правде говоря, и в лужковскую эпоху она не бедствовала. Во дворе ЦДХ были представлены восемь лучших проектов-участников конкурса «Двор архитектора», организованного бюро Megabudka, ARCHiPEOPLE и АРХ Москвой при участии ФСК «Лидер». Предлагалось виртуально преобразовать свой собственный двор со всеми его функциональными несообразностями, засильем беспорядочно припаркованных автомобилей и общей неухоженностью. Более 80 молодых архитекторов откликнулось на этот призыв, хотя в большинстве своем они отдавали себе отчет в расхождении желаемого с действительным.
Так, по признанию Е.Рыбина из Н.Новгорода, он сделал два проекта – один реальный, с подачи соседей, другой – конкурсный. Последний, пожалуй, оказался наиболее радикальным из представленных: машины убираются в многоэтажную этажерку-паркинг, замыкающую каре двора, а также под выросший посреди холм-платформу, которая связана надземными переходами с окружающими жилыми домами. Наверху – зона отдыха, детская площадка, зелень.
Экспозиция «Малые города — большие люди» с репликой гиперболоидной башни В.Шухова и бородачевской игрушкой в виде местных знаменитостей расположилась на Крымской набережной рядом с ЦДХ. Это был анонс фестиваля АРТ Овраг-2014, который в июне прошел в Выксе Нижегородской области. Одной из его тем как раз было обустройство двух избранных дворов, что должно стать отправной точкой ползучей гражданской инициативы.


Культурная активация городской периферии
В позднесоветское время при проектировании периферийных районов объекты культуры специально закладывались, многие из них сохранились, однако их явно не хватает. Дефицит библиотек, которым по примеру голландцев в последние год-два стала вменяться социально-интегративная функция, дефицит выставочных залов, которые пошли в рост в 1980-е гг., а сейчас становятся объектами перефункционализации и развития. Последняя программа, которая так и называется – «Выставочные залы Москвы», инициированная Департаментом культуры столицы при кураторстве А.Кочуркина, представлена на выставке проектами, выполненными четырьмя проектными командами для разных точек на карте Москвы. Всего модернизации подлежат десять районных выставочных залов. Нельзя не отметить инновационную подачу – вслед за печатью на дереве освоили печать на камне, точнее – на газосиликатных блоках, выступающих метафорами бетонных спальных мешков.
Другой проект, направленный на активизацию социально-культурной жизни на городской окраине – в данном случае во вновь строящемся жилье – это представленный на выставке международный конкурс на проект культурно-просветительского центра площадью 4500 м2 в микрорайоне «Бутово Парк» (всего организатор конкурса – ГК «Мортон» -предполагает построить три таких комплекса на разных площадках). Были отобраны 12 проектов, авторов которых посетителям предлагалось идентифицировать по предъявленному списку и за одного из них проголосовать. Особенностью конкурса являлось то, что он назывался «Русский характер», и ориентировал на поиск «русского идентичного». В одном случае это была реминисценция многообъемного русского поселения, в другом – реплика горизонтального архитектона, в третьем – многоскатная силуэтность. Впрочем, русскость, равно как и немецкость или французскость, весьма затруднительно по заказу выдавить из тюбика. Да еще в граничных условиях многоэтажно-многоквартирного окружения. Хотя из этого не следует, что не стоит и пытаться.


Из последних трендов
Их главные поставщики – экспозиционный раздел «АрхКаталог» и выставка номинантов «АРХИWOOD». В первом участвовало 33 персоналии – от мэтров до стартаперов, характер архитектурного высказывания не регламентировался. Отсюда такой разброс: от стеба по поводу одной их главных тем выставки (антиутопия «Черный квартал» от madetogether) до экстракта из научно-методического пособия по квартальной застройке А.Скокана, от видения земной поверхности как объекта проецирования различных архитектурных способов его освоения от В.Плоткина до последних реализаций С.Скуратова и А.Надточего-В.Бутко, Н.Тютчевой и А.Козыря, от негативного инобытия архетипа Матрешки Б.Бернаскони до предложения по сшиванию городского центра Клина И.Чиркина-П.Пришина, от демонстрации придуманной комбинаторной игры для архитекторов с девелоперами «Живой город» А.Асадова до общероссийской капсульной турсети Т.Кузембаева, от «мегалитическо-техно-гонконгского» Л.Айрапетова до «всеопрощающе вернакулярного» Е.Асса с А.Бродским (чего здесь больше – русского, австрийского или швейцарского «идентичного»?).


Что касается «АРХИWOOD», то здесь, бесспорно, главная новость – это появление среди номинаций «Предметного дизайна», сразу собравшего более 60 участников. При несбыточности постановки производства новоизобретенного на поток и в условиях углубляющегося мирового кризиса дизайнеры решили, подобно Магомету, сами пойти к горе, приступив к мелкоштучному (на выходе — десятки, даже не сотни экземпляров) изготовлению «на коленке». И преуспели в этом рискованном предприятии. Среди первопроходцев, нащупавших тему еще в конце 2000-х – ARCHPOLE, бесперебойно продуцирующее все новые и новые коллекции, в большинстве своем именно из дерева, в том числе искусственно состаренного и подожженного. Тренд оперативно подхватили – И.Овчинников, В.Юзбашев и др. создали собственные производственные мастерские, изготавливающие от мебели и светильников до жилых модулей. Если новоявленная номинация преемственно перейдет на следующий год, есть опасность, что спасу не будет — количество претендентов наверняка окажется трехзначным.


Резюмируя:
Тренды множатся. Архитектурные конкурсы, квартальная застройка, благоустройство дворов, культурная активация периферии, — все это не более чем рабочие инструменты. И возгонка какого-либо из этих, по сути, признаков, переменных, составляющих многомерного урбанистического процесса – конкурсов, кварталов или той же велосипедизации, до собственно предмета, до сущностного (у философов это носит название «гипостазирование») до добра не доводит. Как, к примеру, это получилось с демократией, из операционального инструмента превратившейся в, так сказать, ненасильственно-гуманитарно навязываемую миру цель. В России же, как известно, ручку дергают до отказа – любую, не только унитаза. Так что запасайтесь поп-корном – будем наблюдать за последствиями.


Фото Елены Егоренковой

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments