Дизайн

ШКОЛА SE – РЕЖИМ САМООРГАНИЗАЦИИ

К 70-летию Александра Ермолаева В конце мая – начале июня в Аптекарском приказе МУАРа прошла выставка «Портрет учителя» (кураторы В.Савинкин / В.Кузьмин и Т.Шулика), приуроченная к юбилею профессора МАрхИ, основателя и лидера мастерской-таф А.П.Ермолаева. В отличие от обычных тафовских выставок на этот раз маэстро выступал не генератором идей, а, можно сказать, объектом рефлексии и поклонения.

Более двух десятков его учеников разных лет отдали дань Учителю. По преимуществу артистическую – в виде «портретов» и «посвящений». Жанр — живопись, графика, барельеф, фотография, коллаж… Материал — дерево, металл, гипс, картон, бумага, пенопласт, с включениями из камня и стекла… В большинстве своем абстрактно-геометрические «подборы» и композиции – что-то из личных архивов, часть работ изготовлена специально, к случаю. Есть среди них и фигуративные, точнее – полуфигуративные листы, с апелляцией к харизме портретируемого.
Здесь и сюита хрестоматийных тафовских деревянных контррельефов Н.Леонова, и титанических размеров полевой букет из природных и рукотворных коряг-реек-досок Е.Мавринского, и брутальные натюрморты, они же портреты из objets trouvees (если по-русски, найденные вещи) П.Кузнецова и П.Климова, и сварные металлические скульптуры из найденных по случаю деталей и агрегатов К.Шулики, и набранная из аккуратноо скрепленных грубыми болтами листов пенопласта скульптура «Полкан» М. и К.Скороход, и склеенный из разноцветных бумажных «реторт» «Детский архитектон» В. и Е.Савинкиных… Кстати, В.Савинкину принадлежит и своего рода собирательный образ скорее не самого SE, но рецензируемой выставки – его «Лавка» на колесах вобрала в себя едва ли не весь задействованный арсенал: и те же «найденные вещи», и фабрично изготовленные фрагменты мебельного гарнитура, и куски крашеного железа и нержавейки, и деревяшки родом с Русского Севера, и лист с учебными экзерсисами с узнаваемым автографом мастера, и даже некую болтающуюся на проволоке фаянсовую деталь, привносящую в ассамбляж щепотку поп-артистичности, как кажется, более характерной для самих Савинкина / Кузьмина, нежели собственно для А.Е.
Неожиданно эта не без иронии трактуемая попсовость обнаруживает себя – но уже в развертке – в кресле «Гендфорт» от А.Усачева, представляющем собой разувеличенного плюшевого Чебурашку, водруженного на квартет из унасекомленных крокодилов Ген. В данном случае этиология не вполне прозрачна – за исключением, быть может, этих самых крокодильчиков, как-то затесавшихся в давнишнюю тафовскую сценографию, посвященную М.Гинзбургу. Потребительские качества кресла не вполне очевидны в силу явно смещенного центра тяжести.
Как известно, бывает, что автор мастерит вполне утилитарную вещицу, не думая о каких-то там вереницах смыслов и глубокомысленных параллелях и аллюзиях. А потом вдруг зритель находит в ней библейские глубины. Так это произошло с, казалось бы, бесхитростным, сколоченным по месту «Столом с угощением» С.Садовскова, в котором на поверку обнаруживается евангельский архетип посвященных, вкушающих тело и кровь Господню.
Все работы были свободно расставлены-развешены в пространстве и по стенам Аптекарского приказа, высвобождая центральную ось с замыкающей ее непафосной сценой. Виновник торжества появился за полчаса до презентации, прошелся, кое-что подвигал – но чуть-чуть, и это было воспринято как знак того, что маэстро остался доволен.

На выставке школа SE предстает как вполне жизнеспособный организм, выказывающий потенции к самоорганизации и самостоятельному развитию. Налицо жесткое ядро, формирующееся вокруг самого Палыча, есть также периферия и полупериферия, что свидетельствует о вступлении в фертильный период.
Помимо всего прочего, собственная школа – это действенный инструмент, если не сказать гарант воспроизводства собственного «я», проецирования, продления его в пространстве и времени. Приведу в качестве примера судьбы двух выдающихся американских социальных мыслителей ХХ века, Талкотта Парсонса и Питирима Сорокина: один из них сумел создать фундаментальную социологическую школу, другой – так и остался великим ученым-одиночкой. Фигуры примерно равнокалиберные с точки зрения вклада в мировую науку, однако первого в Америке знают даже домохозяйки, а нарождающиеся научные парадигмы зачастую вбирают в себя основные постулаты парсоновской структурно-функционалистской теории, тогда как второго почитают в основном специалисты.
Это к вопросу о школе и ее значении – личностном и социально-историческом. Александру Павловичу в этом смысле остается только позавидовать.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments