Архитектура

Штаб-квартира – не обязательно небоскреб Офисный комплекс «Аэрофлот – Российские авиалинии» на Международном шоссе

Административный комплекс компании «Аэрофлот», расположившийся вдоль Международного шоссе в двух километрах от аэропорта «Шереметьево-2», встречает и провожает москвичей и гостей столицы, утверждая реноме отечественных авиалиний и Москвы в целом.
Основанная в начале прошлого столетия компания «Аэрофлот» наконец-то обзавелась собственной штаб-квартирой, выполненной по проекту ТПО «Резерв». До недавнего времени ее сотрудники были разбросаны по разным точкам.
Решение о строительстве комплекса было принято в 2005 г. Новое здание предполагалось построить в Молжаниновском районе близ деревни Мелькисарово. Территория строительства представляла собой участок пахотной земли, давно выведенной из сельскохозяйственного оборота. Ранее она принадлежала предприятию «Химки».
Начинать пришлось с чистого листа – вокруг леса да поля. Никаких тебе ограничений – не от чего оттолкнуться. Был организован внутренний конкурс, результатом чего стали 17 проектных версий. Наиболее экспрессивному и, в то же время, простому варианту в виде гигантской стеклянной скульптуры-планера сразу отдали предпочтение.
Два параллельно расположенных шестиэтажных корпуса вызывают ассоциации не то с парой рассекающих волну кораблей, не то с крыльями самолета. Между ними – каскад искусственных бассейнов с фонтанами. Проект отличался легким дыханием, яркой метафоричностью, даже формульностью и – одновременно – логикой и рационализмом. В разговоре с заказчиком В.Плоткин делал акцент именно на нем: «В ходе встречи с тогдашним генеральным директором «Аэрофлота» В.Окуловым я обратил внимание на логотип компании. Фасад нашего комплекса выглядел ни чем иным, как его парафразом, вариацией на тему. На что я не преминул указать. С моей стороны это было чистой импровизацией».


Стеклянные выносы корпусов-крыльев.
Glass cantilevers of blocks-wings.

Такое ненатужное обоснование попало в точку. Вариант был утвержден. Работа началась.
Комплекс вырос посреди поля. С юго-запада на небольшом удалении расположились дома деревни Мелькисарово, сразу за которыми раскинулся зеленый лес. С противоположной стороны участок ограничен Международным шоссе. В северо-восточном направлении живописно изгибается утопающая в зелени река Клязьма, вид на которую открывается из окон северного корпуса.
Носы комплекса решено было развернуть в разные стороны. Сдвижка протяженных объемов друг относительно друга, зрительно еще более вытягивающая здание по горизонтальной оси, обеспечила естественное освещение и обзорность из окон офисов. Аэродинамические ассоциации подкреплены постановкой корпусов на мощные пилоны, отделанные гранитом. Рельеф, понижаясь в сторону шоссе, подыгрывает замыслу авторов, усиливая эффект парения.
Блоки глубиной 18 м, слегка зауженные в направлении торцов, отстоят друг от друга на расстоянии 24 м и по центру объединены многосветным атриумом. Надо сказать, что атриумное пространство, наполненное светом и воздухом, было одним из важнейших пунктов технического задания. Полностью выполненный из стекла, атриум исполняет коммуникационную – корпуса соединены расположенными в чет-нечет переходами, и рекреационную функции – на каждом этаже выгорожены небольшие кафе. Зеркальный сдвиг, читающийся в основных массах, обнаруживает себя и в планировочном решении, в том числе в атриуме – в размещении блоков панорамных лифтов и переходов. Выразительность крупной формы поддерживается пластикой «второго ряда». Водные бассейны и фонтаны, устроенные между корпусами, проникают в зону атриума и спадают вниз пенным каскадом.
Прием консольного выноса почти глухого блока конференц-зала со стороны Международного шоссе, акцентирующего входную группу и выполненного в ослепительно белом цвете, имеет отклик в единственном «выходе не поверхность» нависающего объема офисных помещений с противоположного – западного – фасада.
«Мы стремились к относительной однородности решения фасадов, минимизации излишней пластической артикуляции, – комментирует В.Плоткин. – Ленточное остекление фасадов казалось наиболее уместным». В яркий солнечный день на непрерывной безупречно-зеркальной поверхности комплекса можно наблюдать увлекательную игру преломления света. Издали, при взгляде со стороны шоссе, здание сливается с отражающимся в нем небом, в контражуре очертания крыльев едва угадываются.
Ночью картина меняется. Активно подсвеченный офисный центр из строгого, аскетичного летательного аппарата перевоплощается в доисторическую птицу с красочным оперением, стремительно набирающую высоту.


Корпуса объединены атриумом.
Blocks united with atrium.

Внутреннее пространство, просматривающееся сквозь стеклянную сетку фасадов, в большей части следует принципу open space. Верхние этажи комплекса, занятые дирекцией компании, имеют кабинетную структуру. В торцах здания, выходящих в сторону летного поля Шереметьево-2, как в диспетчерской башне, располагаются кабинеты руководства. Сердце комплекса – центр управления полетами – располагается на 2 этаже. На первом этаже запроектированы зоны рецепции и переговорные, сгруппированные вокруг главного вестибюля с коммуникационным ядром. На третьем этаже находится универсальный двухсветный зал на 250 человек. Кровля – частично эксплуатируемая, мощенная тротуарной плиткой и озелененная. Помимо наземных автостоянок, размещенных преимущественно с западной стороны участка, предусмотрен одноуровневый подземный паркинг.

За последние два десятилетия российская архитектура в блиц-режиме освоила десятки новых типологических жанров. Однако остаются и «неохваченные». Штаб-квартира крупной амбициозной компании – один из них.
Из западного опыта известно, что выбор заказчика в этом случае нередко склоняется в пользу небоскреба. Бесхитростно, зато доходчиво. Проект «Охта-центра» – последний из примеров такого рода.


Переходы в зоне атриума
соединяют корпуса комплекса.
Transitions in the atrium area
connect the blocks of the complex.

Офисный центр «Аэрофлот – Российские авиалинии» наглядно демонстрирует, что альтернатива имеется. Понятно, загород не располагает к возведению башен. Однако и в городской высокоплотной среде высотка – отнюдь не единственный вариант ответа на этот профессиональный вызов.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments