Градостроительство

Возвращаясь к зигзагам реновации

В феврале этого года меня пригласили в редакцию газеты «Правда» на круглый стол по проблемам столичной реновации. Материал был подготовлен корреспондентом издания А.Дьяченко, считан и откорректирован всеми участниками, но какое-то время пролежал в портфеле издателя. После чего был опубликован в газете «Новые известия». В весьма урезанном виде.

Как нам представляется, первая редакция — до большевицких ножниц — носит более полный и объективный характер.

Публикуем первоначальную версию круглого стола.

«Правда» неоднократно выступала против проекта реновации пятиэтажек в Москве, который в итоге всё же продавил нынешний столичный мэр С. Собянин. Все необходимые законы и решения приняты, работа по реализации проекта кипит. И, казалось бы, всякое новое обсуждение целесообразности сноса пятиэтажек уже не имеет никакого смысла — всё равно ведь снесут! Однако ответственные грамотные специалисты и эксперты продолжают настаивать на катастрофических последствиях реновации не только для столицы, но и для России в целом. Их требование — немедленно остановить работы по реновации! Свои аргументы они изложили на круглом столе, который состоялся в редакции нашей газеты.

Плюс деградация всей страны

— Дмитрий Фесенко, главный редактор журнала «Архитектурный вестник», член-корреспондент Московского отделения Международной академии архитектуры. Как известно, пятиэтажки строились по всей стране, включая малые города и сельские поселения. Причем есть города — к примеру, Пермь, где пятиэтажки составляют бȯльшую часть жилого фонда.

Модернизация многоэтажного жилого фонда — реальная проблема, при решении которой должны быть учтены самые различные аспекты и ракурсы — социально-экономический, финансовый, институциональный, правовой, социокультурный, социально-психологический, градостроительный, архитектурный, технологический, экологический, градозащитный, геостратегический, расселенческий… Целый комплекс проблем, которые нуждаются в изучении и в ранжировании. Чтобы принимать стратегические решения нужно взвешивать всю совокупность факторов. Однако ничего подобного мы не видим.

Первоначально предполагалось снести 8,5 тыс. домов (сейчас 5 тыс.), при расчётном приросте в 2-4 миллиона жителей (сейчас чуть меньше). То есть программа нацелена на поддержку самоубийственного центростремительного вектора, дальнейшую гиперконцентрацию населения в столице, что приведёт к обезлюживанию и без того обескровленной страны со всеми вытекающими негативными последствиями, включая эскалацию военно-политических угроз и рисков. Опаснее всего, если опыт Москвы постепенно распространят и на российские регионы в качестве стратегии реновации — то есть как тотальный снос пятиэтажек и новое строительство на очищенной территории.

Считается, что для признания ветхим и аварийным жилье должно быть конструктивно изношено на 70 и 80 процентов соответственно. Кирпичные дома могут стоять и 150-200 лет. Блочные и панельные — больше 100 лет в зависимости от серии. Практически у всех домов ресурс далеко не исчерпан, в том числе в тех случаях, когда жильцы 100% голосуют за снос, не зная об этом.

— Юрий Эхин, член Совета по жилищной политике Союза архитекторов России, эксперт по жилищной политике. История с «реновацией» началась с публичного заявления мэра о якобы ветхости, аварийности и предаварийности пятиэтажек столицы, чтобы обосновать необходимость их экстренного сноса. Он фактически ввёл в заблуждение миллионы москвичей и обе ветви государственной власти, начиная с президента.

Вопреки заявлению мэра Москвы, аварийные дома в программу реновации не вошли (Статья 14, пункт 1, № 141-ФЗ). Дома, вошедшие в программу реновации, не являются ветхими. По крайней мере состояние их аварийности никто не доказал в установленном законом порядке. Подчеркну: мэр С. Собянин не обладает правом определять аварийность и ветхость домов произвольно. Существует единый для страны порядок, утверждённый Постановлением Правительства РФ № 47 от 28.01.2006 года, который в случае с «реновацией» нарушен во всём. Следовательно, мэр не имел права официально говорить об аварийности и ветхости пятиэтажек. Публично заявив о том, он видимо, злоупотребил своими должностными полномочиями. Напомню, как квалифицирует подобные действия статья 285, часть 2 Уголовного кодекса РФ: «Злоупотребление должностными полномочиями — использование должностным лицом, занимающим государственную должность субъекта федерации, служебных полномочий, если данное деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества и государства наказывается лишением свободы на срок до 7 лет».

Состояние аварийности у домов несносимых серий в ближайшие 15 лет может возникнуть, извините, лишь стараниями мэра, который обязан следить за состоянием жилого фонда и ремонтировать дома. Все необходимые платежи москвичи делают, денег в бюджете предостаточно. Если пятиэтажки станут аварийными до срока — то только по вине мэра.

— Дмитрий Фесенко. Есть такое понятие: «общественное богатство». Общественным богатством является, в том числе время дожития домов. Тех пятиэтажек, которые собираются до срока снести в результате такой «реновации» (истинное значение реновации — обновление). Когда мы реконструируем дом, то возобновляем и продлеваем его ресурс, сохраняем и наращиваем общественное богатство. Когда же крепкий дом сносят — лишают общественного богатства. За последние 25 лет у нас прекратили существование 25 тыс. поселений (по оценкам некоторых экспертов, исчезнувших поселений свыше 34 тыс.). Из примерно 140 тыс. поселений. Потеряна для будущих поколений приблизительно пятая, а то и четвертая часть всех поселений, которые существовали подчас веками. А что такое поселение? Не только жилые дома, это и клубы, церкви, школы, детсады, поликлиники и т.д. Если перевести потерянное общественное богатство в денежный эквивалент — выйдет гигантская цифра.

Однако истинные последствия реновации могут быть ещё более тяжелыми. Летом 2017 года состоялся 6-й Московский урбанистический форум (МУФ), на котором была в том числе презентована новая урбанистическая концепция московских властей. Исходная идеологическая установка МУФ — интеграция Москвы (а за ней — Питера, остальные города — категорически не дотягивают до высокой планки двух столиц) в избранный список глобальных, или мировых городов. Речь идёт ни больше, ни меньше, как о превращении древней российской столицы в «регион-государство», или «регион-экономику» — то есть эффективный порт входа в мировую экономику. Таким образом, Москва должна быть превращена в региональное представительство кластера глобальных монополий — транснациональных корпораций (ТНК) и транснациональных банков (ТНБ). И подобные замыслы — в полном соответствии с теорией известного японского политолога и бизнес-консультанта Кеничи Омаэ. В работах «Цикл дьявола» (1973) и «Конец национального государства. Подъем региональных экономик» (1995) он изложил свои взгляды на перспективы глобального развития, напоминающие самые бесчеловечные антиутопии.

По мнению Омаэ, процесс глобализации приведёт к разделению мира на несколько, по сути, герметичных сегментов. В самом привилегированном положении окажутся немногим более сотни регионов-государств — Падания (северная область Италии), Лангедок-Руссийон (южная Франция), Токийский и Парижский регионы и гигаполисы — Кансай (регион западной Японии), Сан-Диего (город на юго-западе США), Силиконовая долина, Сингапур-Джохор-острова Риау, Гонконг, Баден-Вюртемберг, Пенанг-Медан-Пхукет… Население каждого из регионов-счастливчиков — от 5 до 20 миллионов человек. Регионы-государства окружают буферные зоны, защищающие их от остальных территорий, подверженных деградации, бедности, разгулу криминалитета, гибридным войнам. Академик А.Фурсов приводит в качестве примера опережающей модели Заир-Конго на юге Африки. Там с окончанием в мире холодной войны государство, опиравшееся на распределение властных полномочий между тремя племенами, практически прекратило свое существование. Пригодным местом для нормальной жизни остаётся столица страны — Киншаса, подобие того самого регион-государства. Вокруг же — полная разруха и тьма кромешная. Именно такое будущее уготовано миру и России в том числе.

Причём в России гораздо сильнее, чем в других странах, проявляется различие социально-экономических условий между самыми крупными — теми самыми глобальными — городами: Москвой и Питером, с одной стороны, и следующими за ними по размеру с большим отрывом Екатеринбургом, Новосибирском, Нижним Новгородом и другими миллионниками, а также остальными городами. Помимо прочего, нарастание данного разрыва оказывается достоверным индикатором подспудного вызревания социального взрыва.

К.Омаэ на Западе не зря называют «Мистер Стратегия». Согласно его видению, в мире неизбежно должна происходить поляризация социально-политическая — распад человечества на касты, отличающиеся в пределе чуть ли не до видовых признаков, и поляризация экономическая — разделение на центр во главе с золотым миллиардом и на периферию и полупериферию. Причём должна происходить и пространственная поляризация. Речь идёт о тех самых регионах-государствах, буферных зонах и выморочных территориях.

Именно данная идеология, как представляется, лежит в основе проекта «реновации». Вопрос — осознанно или нет? Если его реализуют, миллионы россиян и их потомков превратятся в изгоев. Москва и Питер как процветающие регион-государства станут звеном в глобальной сети, соседние же области — Ярославская, Нижегородская, Тульская и другие превратятся в буферную территорию. Остальная Россия станет зоной инферно, подобно территориям вокруг африканской Киншасы.

«Реновация» — одна из вариаций на тему проводимой в последние десятилетия политики «поляризованного роста / управляемого сжатия», когда ресурсы направляются точечно для реализации заметных в медиапространстве проектов (Олимпиада в Сочи, чемпионат мира по футболу, Универсиада и т.д.). Но такие проекты не оказывают существенного воздействия на оздоровление экономики и социальной сферы страны в целом.

— Эхин. Абсолютно верно. Кончится всё для Москвы и москвичей может плохо.

— Марк Гурари, заместитель председателя совета Союза московских архитекторов по градостроительному развитию Москвы, академик Академии архитектурного наследия. А вот здесь — подробнее, пожалуйста.

— Эхин. Количество людей, которые приедут в новые районы, — не менее 4 млн человек. Но то — лишь цветочки. Хуснуллин и Собянин неоднократно заявляли, что из Москвы они собираются сделать гигаполис. Вообще у правительства прослеживается стратегия — всю страну собрать в 22 крупных города или в 7 агломераций, каждая из которых включает от 3 до 5 городов. Я впервые заметил данную стратегию примерно в 2010 году от ИНСОР (института социального развития), который в то время был официальным советником президента Д.Медведева. Далее о том же говорила Эльвира Набиуллина. И теперь о том же вещает Алексей Кудрин. Они утверждают, что есть некая экономическая теория, в соответствии с которой центром экономической жизни становятся крупные города. Кроме японского гуру, есть ещё шведский экономист и футуролог Кьелл Нордстрём, который заявляет, что в мире утвердится всего 600 гигаполисов, а государств не останется вовсе. Это полностью совпадает с тем, о чём говорит коллега Д.Фесенко.

— Александр Дьяченко, обозреватель «Правды». А наши высоколобые чинуши смотрят западным и восточным «гуру» в рот, как школяры, и воплощают их теоретические бредни в жизнь… Не планируется ли расчленить Россию?

— Эхин. Возможно. Иначе как происходящее объяснить разумно?

— Дьяченко. То есть их цель — оголить территорию страны?

— Эхин. Не только оголить, а возможно — уничтожить жителей городов. Ведь в случае военного конфликта крупные города очень уязвимы. Стоит лишь отключить воду и свет — и…

— Дьяченко. Ну, мы наблюдаем, как подобное пытались сделать в Донецке. Хотя там нет полномасштабных военных действий, но город действительно очень уязвим. А Крым? Там тоже и свет гасили, и воду перекрывали. Неужели факты ничему не учат представителей власти?

— Фесенко. Впервые тема форсированного развития агломераций у нас в стране возникла с подачи Минрегионразвития в середине нулевых годов. Чиновники министерства полагали, что политика, которая проводилась прежде, — финансирование, размазанное по всей территории, — неэффективна. Дескать, у нас нет денег, хотя в те годы росли как на дрожжах цены на углеводороды. Еще они называли эту модель «компактное государство». Говорили о том, что нужно выбрать точки на карте страны, как я уже сказал, и адресно направлять туда средства. Эта политика компактного государства, или поляризованного развития, стала воплощаться в жизнь (саммит АТЭС, Олимпиада и т.д.), а затем в 2010-е годы данная стратегия получила развитие в виде «управляемого сжатия». Речь идет о сжатии пространственном и демографическом. Эльвира Набиуллина (в те годы — первый заместитель Министра экономического развития и торговли РФ) озвучила данную концепцию на Первом урбанистическом форуме вполне артикулированно.

В то же время для нашей страны с её гигантской территорией — водной и сухопутной границей, превышающей 60 тыс. км, рассредоточенным разуплотненным пространством — демографически, экономически, логистически не обеспеченным — подобные преобразования смерти подобны. И мы постепенно естественным образом скатываемся к описанному выше регион-экономическому сценарию. У нас фактически остаются худо-бедно на плаву 15-20 миллионников и агломераций. Якобы своим чередом десятки тысяч сельских поселений УЖЕ прекратили своё существование. Куда же они делись? Происходит стягивание населения в малые города, потом в областные и республиканские центры, а затем в Москву и далее. Москва — тоже лишь мостик и трамплин к ещё более сладкой жизни. Реализация данной модели в пределе ведёт к дезинтеграции страны, её распаду. Если, конечно, не произойдет мощный тектонический слом — к примеру, какие-то события военно-стратегического порядка, которые в одночасье развернут вектор развития.

— Гурари. Очень симптоматично, что инициатива создания гигаполисов с предельной концентрацией населения исходит от японского исследователя, представляющего островное государство, не имеющее сухопутных границ, и где необычайная теснота, и скученность населения. У нас так называемая городская наука при мэре Москвы постоянно ссылается на опыт островных государств — Японии, Гонконга, Сингапура. Но на тропических островах другие природные условия — там избыток освещенности и для них излишняя инсоляция (необходимая в российских условиях) — проблема. Чисто островная теснота возводится во всеобщий принцип. Страшная беда, когда мы хватаем любую завлекательную идею из-за бугра, не разбираясь, подходит ли она нам или нет. Россия — самая крупная страна в мире, у нас необычайные просторы. Из чего и надо исходить.

— Дьяченко. По сути, у нас надо строить 1-2 этажные дома. Как в одноэтажной Америке.

— Гурари. Совершенно верно. США сопоставимы с Россией. 75% жилья там 1-2-этажные отдельно стоящие дома. Манхэттэн с его небоскрёбами занимает небольшую часть.

— Эхин. Деловые центры в США и Канаде — высотные и компактные, а всё остальное строительство 1-2-этажное. Еще 40 лет назад архитекторы и градостроители мира пришли к выводу, что высотная застройка некомфортна для проживания. Вот цитата из весьма значимой книги по устройству городов XX века британца Кристофера Александера «Язык шаблонов. Города. Здания. Строительство» (1977): «Высокие здания не имеют решающих достоинств, за исключением спекулятивных доходов для банков и землевладельцев. Они не дешевле, они не помогают создать общественное пространство, в котором приятно находится. Они разрушают лицо города, разрушают социальную жизнь, способствуют увеличению преступности, делают жизнь трудной для детей. Они дороги в обслуживании, они разрушают градостроительное пространство рядом с собой, отнимая у соседей свет и воздух. Но кроме рациональных причин градостроительного и экономического характера, существуют эмпирические данные, доказывающие, что многоэтажки способны вредить здоровью и ощущениям человека. Многоэтажки сводят людей с ума».

С тех пор мировые архитекторы отказались от многоэтажного строительства, в Европе нет городов выше 4-7 этажей в массовом строительстве. Американцы многоэтажки не строят, кроме компактных деловых центров. У нас же спекулятивные доходы от высотной застройки продолжают получать девелоперы и чиновники, дающие разрешения. При том, что пятиэтажки, которые у нас будут сносить раньше срока, по высотности соответствуют европейской норме. А по комфортности они легко превращаются в современное жилье через реконструкцию и модернизацию — это настоящий путь решения проблемы.

— Гурари. В отличие от нас, высотные кварталы в развитых странах сейчас не строят, а сносят — и в Америке, и во Франции. К тому же криминогенная обстановка в немалой степени зависит от высотности жилья. Одиночество в высотном здании ощущается гораздо острее.

Глупость космических масштабов

— Эхин. Первоначально заявили о том, что снесут 8500 пятиэтажек, потом цифру сократили до 5171, что для наших расчётов не слишком принципиально. Московские чиновники говорят лишь о первой очереди сноса, и потому имеет смысл (для дальнейших выводов и расчётов) отталкиваться от цифры 8500 — именно такова вероятная конечная цель властей. Последствия окажутся просто удивительные! По моим расчётам, если снести 8500 пятиэтажек, то строительного мусора крупного размера возникнет столько, что его можно загрузить в 25 млн грузовиков. Если автоколонну вытянуть в линию, то она обовьёт нашу планету по экватору в 10 рядов: дорога с грузовиками шириной в МКАД, проложенная по экватору Земли. Что делать с мусором не знает никто, в том числе мэр Собянин и его помощники.

Проблему они стали признавать, но она гораздо серьёзней, чем кажется на первый взгляд. Дело в том, что мощностей по переработке нет. Вторично использовать строительный мусор нельзя, потому что нет соответствующего технического регламента, да и экономического смысла в его переработке никакого. Коллеги подсчитали, что делать дороги из чистого бетона марки М400 дешевле, чем размалывать строительные конструкции, а потом преобразовывать полученное в неизвестно что с неизвестными параметрами по несущим способностям.

В Европе тоже много пятиэтажек, однако там сразу увидели проблему с мусором, и решили, что, если подновить крепкие дома и следить за ними, то ещё сотню лет они точно простоят. И не стали ничего сносить — всё реконструировали. Теперь в центре Берлина есть эти обновлённые пятиэтажки, жить в которых престижно. У нас обратная ситуация. Не подумав, не просчитав последствия, не обсудив со специалистами, московская мэрия вывалила проблему на головы гражданам. И тут же получила митинг 14 мая 2017 года на 30 тысяч участников на площади Сахарова.

История с будущим мусором развивается. В Подмосковье митинг за митингом против мусорных полигонов бытовых отходов, а тут ещё строительные. Губернатор Подмосковья Воробьёв старается снизить накал. Тем не менее, есть заявления о том, что четверть строительных отходов (15 млн. тонн) пойдёт на засыпку полигонов, но три четверти остаётся. Теперь речь о том, чтобы открыть полигоны на тысячи гектаров во Владимирской и Ярославской областях, но и там протесты. Бизнесмены отказываются продолжать.

Тут интересна роль сыновей генпрокурора РФ. Артём Чайка, как пишет РБК, занимается строительством недвижимости в Москве, являясь совладельцем строительной компании»3S Property Development«. В Москве, как известно строить без тесных отношений с мэрией невозможно. Другой сын — Игорь Чайка оказывает услуги по вывозу и переработке мусора- купил 60% в ООО «Хартия», что следует из данных СПАРК. Выручка компании «Хартия», как сообщил РБК, в 2016 году составила 2,3 млрд руб., чистая прибыль — 243 млн руб. По словам Игоря Чайки, стратегия «Хартии» предполагает развитие мощностей в Москве, Владимирской и Ярославской областях. Совпадение с нерешёнными задачами «реноваторов» очевидное. Можно найти здесь объяснение того, почему Генпрокуратура, несмотря на многочисленные признаки нарушения законов в ходе разработки документов о реновации и их реализации, не вынесла протестов, не привлекла представителей власти к ответственности. Конфликт интересов подрывает доверие к власти.

— Александр Дьяченко, обозреватель «Правды». Экологию в Подмосковье сегодня часто обсуждают. Но в столице положение не лучше…

— Эхин. Разумеется. В связи со сносом 5 тыс. пятиэтажек властям придётся уничтожить больше ста тысяч крупноразмерных деревьев. Своими кронами эти деревья сегодня создают зелёные лёгкие Москвы. Новые вырастут нескоро, к тому же размер города увеличится. Вот вам ещё проблема, о которой уже говорят экологи и Гринпис.

— Гурари. Добавлю. Если посмотреть сверху на Москву, деревья поднялись выше уровня кровли пятиэтажек. По сути, пятиэтажки окружены парком, который проветривается.

— Эхин. На месте снесённых пятиэтажек планируется строить высотные дома. По данным Росстата, средняя этажность новостроек в Москве в 2017 году составила 21,3 этажа. Законодательство о реновации либерализует градостроительные нормы, что приведёт к уплотнению застройки и увеличению этажности. В среднем плотность застройки окажется в четыре раза выше, чем в кварталах нынешних пятиэтажек. Реальное задание, которое я видел на сайте фонда реновации — 48 тыс. м2 жилья на гектар, то есть в 10 раз больше, чем теперь.

Но при росте плотности застройки в 4 раза, неизбежно возникнет ряд проблем. Во-первых, встанет вопрос об инженерном обеспечении нового жилья. Рост населения в районах потребует увеличения мощностей по воде, электричеству, канализации, теплоснабжению, возможно газу. Значит, потребуется тянуть сети огромного диаметра через весь город. В живой ткани города потребуется прорывать огромные траншеи для труб большого диаметра. К тому же дополнительные источники воды, электричества, газа и т.д. надо где-то взять. Пока что их нет. Очистных сооружений тоже нет…

Всё названное и неназванное перевернёт город вверх дном. Мы уже сегодня задыхаемся в пробках, а к ним прибавятся дополнительно миллионы грузовиков с мусором и огромные траншеи. В Москве в семь раз меньше дорог, чем в Париже или Токио при сравнимых размерах и населении. Современная «фишка» мэра Собянина о его планах строить по 200 км дорог в год означает всего лишь, что для достижения комфортного уровня столицы потребуется больше 110 лет и то при отсутствии роста населения.

Высокая плотность и этажность — удар по комфортности жилья: во дворах будет недостаточная инсоляция. По действующим нормативам в каждой комнате в каждой квартире должно быть солнце не менее 3 часов в день в период с марта по октябрь. Инсоляция необходима для уничтожения болезнетворных бактерий, что обеспечивает комфортное проживание, снижает заболеваемость туберкулезом, золотистым стафилококком и другими болезнями. Ныне действующие нормы инсоляции уже урезаны: теперь солнце должно светить с апреля по сентябрь — то есть на 25% инсоляции стало меньше. Урезанные нормы при этой «реновации» теперь сократят дополнительно. Поэтому жилье, которое строится в рамках программы реновации, по санитарным и психологическим нормам окажется гораздо хуже, чем пятиэтажки.

— Гурари. Эпидемиологическая опасность в новостройках будет тоже гораздо выше.

— Эхин. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов говорит, что на Западе нет норм инсоляции, и они прекрасно живут. На что я ему публично отвечаю: на Западе есть демократия, где ни мэр города, ни архитектор города не могут пойти против жителей. Там насильственная реновация невозможна в принципе. Там проведут референдум, и люди выскажутся, спросят специалистов, и примут осознанное решение. Там отсутствие жестких норм по санитарному обеспечению компенсируется опросом жителей и экспертов. У нас всё по-другому.

Кроме всего прочего, ухудшается аэрация, то есть продуваемость города. Москва становится огромной. Когда у города низкая этажность, то ещё хватает силы ветра, чтоб продувать его насквозь. Но как только этажность повысится в 5 раз, способность ветра потеряется. Нас ожидают смог, загазованность, дворы-колодцы, то есть ухудшение качества застройки в разы. Обычные переселенцы из пятиэтажек пока не понимают до конца, на что идут. Они смотрят на рисунок обоев в новых квартирах.

— Алексей Кротов, член Союза архитекторов, почётный строитель Москвы, руководитель профессиональной мастерской. Несколько лет назад мы, 40 архитекторов, пригласили Хуснуллина, Кузнецова, других руководителей мэрии, и стали свидетелями того, как Хуснуллин, абсолютно не смущаясь, высказал претензии Кузнецову по поводу инсоляции. Дескать, ну, сколько можно муссировать эту тему, нигде в мире таких норм нет. А нам же строить надо. А нормы не позволяют. Когда уберешь эту норму? Нам мешают работать! То было прямое поручение главному архитектору Москвы. Мы были шокированы…

— Дьяченко. Вероятно, они люди одной команды.

Лохотрон по-собянински

— Эхин. Нет сомнений, что они хорошо понимают друг друга. Недавно фракция «Единая Россия» в Госдуме провела круглый о том, что в России надо создавать гигаполисы. Это совпадает с планами глобализации японца Омаэ и шведа Нордстрёма. Это совпадает с «реновацией» Москвы и публичными планами мэра Собянина увеличить население столицы до 30 млн. человек. А чтобы ввести в заблуждение он постоянно меняет ключевые цифры реновации. То говорил, что приедут не больше 500 тысяч новых жильцов, потом — полтора миллиона. Сейчас Москомархитектуры заявляет — 250 тысяч. Но тот же Кузнецов недавно признался, что за двадцать лет обеспеченность жильем в Москве увеличилась всего на один квадратный метр (с 18 до 19 кв. метров). Это означает, что все построенное жилье уходит мигрантам.

Если в ходе реновации они хотят снести 16 миллионов кв. метров жилья, а возвести как было заявлено 60 млн., то рост числа жителей на 4 млн. будет обеспечен. При этом действующая норма постановки на учет москвичей — 5 метров жилой площади (10 общей)- это сталинская норма обеспечения в полуразрушенной войной стране. И данную норму мэр Собянин тянет в ХХI век благодаря «реновации». Расселить коммуналки он согласился только под давлением митингов. Это разве мэр будущего?

— Гурари. К тому же требуют доплачивать за дополнительную площадь. Одна старушка получила квартиру, и должна доплатить за неё 2 млн. рублей. И отказаться нельзя: останешься вообще на улице после того, как выселят!

— Эхин. Из горизонтальной пятиэтажки они делают вертикальную — строить-то будут стометровые дома. Для справки приведу положение ООН: социальная норма жилья сегодня составляет от 40 до 80 кв. метров на человека. Ни о каком реальном улучшении жилищного положения москвичей, включая жителей пятиэтажек, о чём говорит мэр, речи нет. Происходит настоящий обман: вместо снесённого жилья, люди получат не лучшие условия. В новых кварталах будет высокая скученность, дворы уменьшатся, ставить машины негде. Ну, будет у них немного больше коридор. На самом деле, люди проигрывают очень сильно по сравнению с тем, что они имели бы после реконструкции их пятиэтажек. Но, пожалуй главное, что жители теряют землю под домами и становятся бесправными.

В законе о реновации нигде не сказано, что жители становятся собственниками земли под новыми домами. Собственником земли будет фонд реновации. Фондом распоряжаются мэр Собянин и его зам Хуснуллин через назначение ими исполнительного директора. Фактически земля от жителей переходит в собственность мэру Собянину и вице-мэру Хуснуллину. Из чего следует две вещи: собственники земли в любой момент могут ввести оплату за пользование ею, в результате чего коммунальные платежи жителей новостроек могут увеличиться в 2-3 раза. Сейчас за двушку в Москве платят 4-5 тыс. руб., а придётся платить 15 тысяч! Но самое плохое для переселенцев может произойти неожиданно. Согласно статье 265 Гражданского Кодекса РФ, собственник земельного участка имеет право снести любое строение, находящееся на его земельном участке, и построить затем всё, что ему заблагорассудится. И никакого согласия жителей вновь построенных домов не понадобится. Фонд реновации может их переселить куда угодно — хоть за МКАД, хоть ещё дальше.

— Дьяченко. То есть афера с реновацией — двухходовка. Вначале людей переселят в близлежащие к пятиэтажкам дома, чтоб отнять землю, потом переселят в другие, подешевле.

— Эхин. Мы говорим о недвижимости. Это собственность, которая обычно служит владельцам сотни лет. Можно не сомневаться, что Собянин с Хуснуллиным строят весьма долгосрочные планы на драгоценную московскую землю. Они понимают, что делают. Сейчас уговаривают людей переселиться из якобы аварийного жилья, и люди подписывают договор мены, который составляет мэрия. После того, как люди переселятся в новые дома, то теряют права на землю и становятся никем — рабами Собянина или кого-то еще. Кроме того фонд реновации будет продавать по коммерческим ценам излишки построенного за деньги московского бюджета жилья. При этом нет законодательных гарантий возврата денег в бюджет. Деньги остаются у руководства фонда.

— Фесенко. Фонд реновации — суперструктура, которая не заинтересована в реконструкции жилья, так сказать, в мелкой хирургической пластике, её интерес в том, чтобы снести побольше домов с целью побольше затем построить. Раззудись плечо… Мы наблюдаем, как на строительном рынке Москвы происходит монополизация: условно говоря, пять крупнейших девелоперских компаний стягивают на себя большую часть заказов, потому что могут приобрести участки в хорошем месте — ранее в центре, сегодня — все чаще у транспортных узлов, близ природных оазисов, фокусов общественной жизни и т.д. А остальные компании оказываются не у дел. Надо сказать, монополизация разворачивается и в проектном и строительном бизнесе, и даже в реставрационном деле. Монополист-крупный девелопер заинтересован в больших объёмах строительства, подталкивая повязанных с ним чиновников к практике массового сноса пятиэтажек.

— Гурари. Действительно, напрочь уничтожается конкуренция в строительной отрасли. Что приводит к снижению качества жизни миллионов людей и противоречит нормам Конституции.

— Эхин. Происходит нарушение Конституции: изымается у собственников земля, на которых стоят пятиэтажки. А земля сегодня стоит порядка 60 тыс. руб. за кв. м. Выходит, у людей отбирают сотни миллионов рублей на основании закона о реновации, чем умаляют их права. А, как известно, законы, которые умаляют права граждан, являются неконституционными и полежат отмене. И уже только на данном основании закон о реновации должен быть либо отменен, либо изменён в пользу жителей пятиэтажек.

Надо реконструировать, а не сносить

— Алексей Кротов. Мы имеем дело с национальным жилым фондом, который создавался в основном в послевоенное время в разрушенной стране. Темпы роста строительства тогда постоянно наращивались, о ремонте никто не думал. Непроизведённый ремонт накапливался из десятилетия в десятилетие. Тем не менее, мы сумели нарастить жилой фонд, обеспечить граждан минимальным количеством жилья, причем достаточно комфортного по тем временам престижного. То были отдельные квартиры первой категории капитальности со сроком службы 125-150 лет и колоссальным запасом прочности. По словам академика Ю.Бочарова, который всю жизнь занимался проектированием и строительством индустриального жилья, построенные тогда пятиэтажки ныне не амортизированы даже на 20%. Другое дело, что их инженерные системы выходят из строя, потому что дважды был пропущен капремонт, в ходе которого происходит замена инженерных систем. Раз в 25 лет по регламенту капремонт должен был производиться. Но вовремя не сделали, и теперь заменить инженерные системы довольно сложно, хлопотно, а порой и дорого. Но сносить и строить заново — всё равно дороже. За рубежом дома с хорошим капремонтом широко используются, они считаются престижными и содержатся в идеальном порядке. За их инженерными системами следят должным образом. У нас же глава департамента градостроительной политики постоянно твердит о невозможности капитально отремонтировать пятиэтажки, что не соответствует действительности.

— Гурари. Дешевле и правильнее их ремонтировать, но для такой работы требуются специалисты более высокой квалификации, чем те, что есть в строительной индустрии сегодня. Достаточно вспомнить торжественный пуск Зарядья, после чего на второй день его пришлось закрывать. Дешёвая рабочая сила выгоднее, чем квалифицированная, но качественно работать она не умеет.

— Кротов. В капремонте и реконструкции действительно нужна квалификация: работу надо исполнить ювелирно, часто восстанавливать лепнину, которая делает дома красивыми. Ведь во время такого ремонта люди часто продолжают жить в квартирах. Требуется быстро и эффективно заменить старые инженерные системы на новые. Проблемы похожие, но при реконструкции выход вдвое больше. А строительное руководство Москвы не в состоянии выполнять профессиональные задачи и не хочет это делать, чем мешает развитию. Давно пора понять: город уже построен, строить в прежних количествах по примитивным технологиям больше нельзя. Панельные дома не строят нигде в мире — это позавчерашний день. Москве необходим новый инструмент — компании, способные производить капремонт и реконструкцию уже построенных зданий. Данный инструмент должен работать и совершенствоваться постоянно. К сожалению, монополизированный домостроительный комплекс Москвы, основанный на низкоквалифицированной рабочей силе эмигрантов из Азии, имеет мощные лоббистские рычаги, при помощи которых он проталкивает вредные политические решения. По-другому происходящее объяснить трудно.

Сегодня технология реконструкции отработана. Моя мастерская осуществила удачную реконструкцию пятиэтажного пятисекционного панельного жилого дома на северо-западе Москвы (Химкинский бульвар, дом 4). Удалось найти рациональное решение, которое позволило вдвое увеличить жилую площадь, внешний вид, изменить планировку, не нарушив конструктивных особенностей дома. Это на 40% дешевле сноса и нового строительства — вот настоящий ключ к решению проблемы пятиэтажек.

— Эхин. Сторонники реновации утверждают, что нельзя реконструировать панельные пятиэтажки. Кротов ещё 14 лет назад доказал, что можно и нужно делать.

— Дьяченко. А почему данный опыт не тиражируется? Ну, если не в Москве, то в других городах? Почему в других регионах страны не используется ваш опыт? Вы пытались предлагать?

— Кротов. Потому что в 2004 году вышли новые Градостроительный и Жилищный Кодексы, согласно которым требовалось 100-процентное согласие жильцов на реконструкцию, чего добиться на практике весьма сложно. Кроме того, у региональных муниципалитетов нет денег на реконструкцию. Да, и подобная инициатива должна исходить не от архитектора.

— Дьяченко. Другими словами, государство должно быть заинтересовано, чтобы ваш опыт продвигать.

— Кротов. Да, у чиновников, к сожалению, другие интересы: все предыдущие годы местные городские власти торговали землёй и уплотняли существующую застройку. И теперь на каждый жилой дом приходится меньше свободной территории, чем раньше. В таких условиях реконструировать дома сложнее. Да и люди не знают о возможностях реконструкции.

— Дьяченко. Но давайте говорить честно: народ у нас послушный. Если власть захочет уговорить народ — то уговорит. Но она не хочет. Почему? Москва — модель, матрица, по которой события будут происходить по России.

— Эхин. Для власти непонятна реконструкция жилья, при этом нового строят недостаточно, а ветхое растёт. Единственный выход — в продлении сроков службы существующих домов. Более того снос крепкого жилья в виде «реновации» по стране провести невозможно: в регионах, в отличие от Москвы нет денег. А реконструкцию с увеличением площадей, комфорта и этажности можно сделать за счёт граждан дешевле или инвесторов бесплатно для жителей. Депутат Госдумы Г.Хованская пишет свой закон о реновации в регионах, в котором говорится о реконструкции. К сожалению, другие ошибки, вроде отъёма земли, там сохранились. В законодательной и исполнительной власти страны нет специалистов по градостроительству.

— Гурари. Перед страной стоит главнейший вопрос — подъём экономики. В какой степени «реновация» способствует росту человеческого капитала? Ни в какой. В результате мы получим ухудшение здоровья людей, рост автомобильных пробок — то есть потерю производительного и свободного времени, которые являются богатством общества.

Пятиэтажки — целый этап в советской архитектуре и в истории советского города. Их нельзя просто взять и вычеркнуть из ткани города и страны. Напомню, в результате разрушительной войны в стране возник страшнейший жилищный голод. Поэтому в 1954 году начался переход на индустриальное домостроение. За 30 последующих лет жилищная норма на человека была поднята с 5,4 м2 на человека до 15,7. Тем невероятным рывком Советский Союз поражал мир. Из подвалов вышли. Государство давало квартиру на семью, чего тогда не делали ни в одной стране мира.

— Дьяченко. Кто будет жить в новых домах, построенных в рамках реновации?

— Эхин. Приедут мигранты из соседних деревень и городов. Им дадут ипотеку — глобализация, знаете ли.

— Дьяченко. Но чтобы выплачивать ипотеку, надо иметь работу. Достойной работы в Москве и сегодня недостаточно.

— Эхин. Мэр Собянин считает, что работы много, хотя заводы ликвидируют. Взять хотя бы уничтоженный в столице огромный ЗИЛ и завод «Серп и молот», на территории которых строят жильё.

— Гурари. Стоят новые дома в Москве пустые, у людей нет денег, чтобы купить квартиры.

— Эхин. 7 млн квадратных метров жилья в Москве не проданы.

— Гурари. Есть тут ещё один аспект. По моим подсчетам, сегодня в России порядка 40 млн. человек ходят, извините, по нужде на улице: канализации в домах нет. Одновременно в Москве планируют сносить полностью благоустроенные кирпичные дома со стенами толщиной в 2,5 кирпича. Потому что, как сказал спикер Госдумы Володин, «эти дома рано или поздно обветшают».

Если у нас экономический кризис, нет денег, повышают налоги и пенсионный возраст, то массовый снос крепких благоустроенных домов — парадоксален. Нужны разработки на уровне Академии наук, а не городских институтов, созданных наскоро мэрией, для редактирования постановлений мэра. Надо признать: мы оказались не готовы регулировать градостроительство в условиях рыночной экономики. Московские стройкомбинаты надо срочно переориентировать на периферию. В результате решится градостроительный кризис Москвы, столица будет разгружена. Подъем экономики регионов и решение градостроительного кризиса Москвы — неразрывны.

— Эхин. Мы слышим от политиков и официозных экспертов: жилищное строительство — основа экономики, стимул экономического роста, ипотечные кредиты — основа банковского бизнеса. Однако эксперты ООН говорят о губительности такой стратегии для экономики и промышленности. Реализация таких планов ведёт к стягиванию населения в крупные города, что грозит геополитической катастрофой. Демографическая карта России сегодня похожа на головастика: длинный тонкий хвост — Сибирь и Дальний Восток, а голова — Москва и города вокруг неё. Нужно заселять отдалённые регионы, а у нас делается прямо противоположное — забирают людей оттуда и переселяют в центр. Когда-то я о похожей цели уже слышал — из уст Мадлен Олбрайт, бывшего госсекретаря США и ярой русофобки.

— Александр Моргунов, проект «Наследие общества «Знание». Власти не учитывают ни мнение профессионалов, ни мнение горожан как основных заказчиков градостроительной политики. Они постоянно ссылаются на некую группу лиц под кодовым названием «Активный гражданин». Откуда данный «активный гражданин» взялся — никому не известно. То же можно сказать и об общественных слушаниях, которые сплошь и рядом фальсифицируются.

— Дьяченко. У нас строительным бизнесом занимается само государство. Не просто строительством, а именно бизнесом. В Москве этим занимаются Собянин и Хуснуллин. Видимо, именно здесь собака зарыта: крупнейшие бизнесмены у нас —бывшие, либо действующие госчиновники.

— Эхин. Они сносят жилье, которые стоит сегодня примерно 170 тыс. руб. за кв. м. Переселяют в дома, которые строят за деньги из бюджета и называют себестоимость строительства в 90 тыс. руб. за метр. Хотя прошлой весной депутат Николай Гончар, который вносил законопроект о реновации, говорил о себестоимости в 40 тысяч. Откуда такой рост, непонятно, если землю жители пятиэтажек отдают бесплатно, а банковские кредиты не нужны. Девелоперы, которые сейчас строят жилье на коммерческой основе, говорят, что у них себестоимость составляет 70-75 тысяч рублей за метр — с аналогичной отделкой, но с учётом стоимости земли, банковского кредита и согласования (то есть откатов, которые составляют не менее 50% себестоимости).

— Дьяченко. Цифры — официальные?

— Эхин. Насколько я могу понять, да. Руководитель департамента градостроительной политики Москвы назвал себестоимость 90 тыс. руб. по новостройкам программы реновации. Единственный вариант, который, извините, приходит в голову, чтобы получить такую себестоимость, — когда половину озвученной стоимости реновации 3,5 триллиона рублей руководители «реновации» намереваются положить в карманы. Разве тут нет повода для прокурорского расследования?

— Дьяченко. Мы можем опубликовать ваше мнение?

— Эхин. Да, конечно. Но вы можете сказать, что не согласны с ним.

— Дьяченко. Нет, почему же. Я думаю, что вы даже занижаете их способности, как мне кажется. И можно не сомневаться, что цифра с годами только вырастет: посмотрите на себестоимость футбольных стадионов и олимпийских объектов.

— Моргунов. Есть ещё одна опасность: при том низком качестве строительства, которое есть сейчас, вновь построенные дома даже двадцать лет могут не простоять.

— Эхин. Вполне возможно, ведь вице-мэр по градостроительству Марат Хуснуллин по образованию не строитель, а экономист.

— Кротов. Ну даже, если построенные дома простоят двадцать лет, то по логике таких властей, дома к тому времени морально устареют и их опять надо будет сносить, Подмосковье засорять. И так до бесконечности за средства московского бюджета.

— Эхин. Напоследок приведу ещё один свой расчёт. Если 3,5 трлн рублей, которые собираются потратить на московскую реновацию, направить на созидательные цели, то за половину суммы можно облагородить полторы тысячи малых городов России, плюс заново застроить новыми домами 30 тыс. деревень. Хватит денег даже на то, чтобы в лизинг взять сельхозтехнику и тем самым обеспечить занятость на селе и заказы промышленности. В 2014 году социологи Высшей школы экономики пришли к выводу о том, что 30 млн. городских жителей готовы вернуться назад в деревню (те, кто оттуда уехали за последние 25 лет), если там создадут соответствующие условия.

На оставшуюся же половину от 3,5 триллионов можно реконструировать с надстройкой этажей все пять тысяч московских пятиэтажек, не снося их.

 

2
Отправить ответ

avatar
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
2 Comment authors
АннаКристина Recent comment authors
  Subscribe  
newest oldest most voted
Notify of
Кристина
Гость
Кристина

Да как вообще можно быть против реновации? Это все равно что быть против народа!ведь именно по этой программе простые люди имеют возможность получить современное жилье. Просторное комфортное и даже просто напросто красивое

Анна
Гость
Анна

Кто бы что не говорил, но столичные власти сегодня предлагают действительно идеальные условия для участников программы.В новых домах будут соблюдены все правила пожарной безопасности, в них установят датчики учета воды и электроэнергии. Будут созданы комфортные условия для людей с ограниченными возможностями, про отделку квартир вообще молчу, сможет соответствовать самым взыскательным запросам. А лифт…наконец-то у людей в домах будут лифты! В наше время смешно конечно, но для жителей хрущевок — это роскошь.