Градостроительство

ПРИВЕРЖЕННОСТЬ ПРОФЕССИИ АРХИТЕКТОРА

Марвин Малека
Мой доклад посвящен системе организаций, контролирующих разные компоненты легализации профессии архитектора в США.
Она состоит из пяти компонентов. Первый — это образование и интернатура, иными словами, высшее образование. Второй — это лицензирование, то есть юридическое признание экзаменов на статус архитектора, и постоянная сертификация, связанная с непрерывным профессиональным образованием. Третий компонент — это членство в профессиональной ассоциации (в США это, по преимуществу, Американский институт архитекторов – AIA). Хотя это членство добровольное, его считают важной частью профессионализма. Интересно то, что в 2008 г. в США было примерно 120 тысяч зарегистрированных архитекторов, а четыре года спустя, из-за оттока людей из профессии в связи с экономической рецессией, это число упало до 105–106 тысяч. В 2008 г. было приблизительно 35 тысяч студентов-архитекторов, сейчас их количество снизилось до 29 тысяч. Четвертый компонент профессионализма — безвозмездная деятельность (pro bono): те, кто считает себя профессионалами, должны быть готовы работать во благо общества. Волонтерская работа благотворно влияет на профессию и общество, но ею не исчерпывается комплекс профессиональных услуг, связанных с гражданской позицией архитектора (к чему в Америке относятся очень серьезно). И, наконец, последний компонент — это непрерывное образование, рассматриваемое как стандарт архитектурной практики. Чтобы сохранить свою лицензию в любом из 50 штатов, вы должны все время учиться. В Северной Каролине я должен отчитаться за минимум 12 учебных единиц в год, в Калифорнии, где я тоже владею лицензией, я должен освоить 18 единиц. Мое членство в AIA подразумевает еще 18 выученных единиц. Конечно, часть из них засчитывается во всех трех случаях, но обычно я должен пройти 25-30 единиц каждый год, так как все три программы слегка отличаются друг от друга: так, в Калифорнии я должен прослушать курсы об универсальном дизайне и экоустойчивости, для Северной Каролины и AIA нужно немного иное.



Рис. 1. Профессиональные ассоциации -выражение коллективной ответственности за профессию. Американский институт архитекторов – AIA был основан в 1857 г., когда в США началась индустриализация и связанный с ней быстрый рост городов, особенно быстро увеличивался Нью-Йорк. Он был создан с двумя целями: для организованной взаимной помощи и поддержки равных друг другу коллег, а также совместного участия в разработке новых архитектурных и строительных норм и стандартов для страны, которая тогда еще только формировалась как единое целое, ведь значительной ее частью был Дикий Запад. Членство в AIA абсолютно добровольное. Когда я был его президентом в 2009 г., у нас было около 90 тысяч членов, сейчас в институте чуть менее 80 тысяч. Это национальная сеть местных организаций архитекторов. Она служит голосом архитектурного сообщества, источником знаний, поддерживает полезные для архитекторов законодательные акты, занимается разработкой образцовых контрактных документов.
Следующая по времени основания — Ассоциация университетских школ архитектуры (Association of Collegiate Schools of Architecture, ACSA), также включающая и канадские вузы. В 1912 г. группа из 12 архитектурных школ объединилась в эту ассоциацию, чтобы утвердить статус тех вузов, где обучение велось по всеобъемлющей, цельной программе. Следует помнить, что в это время в очень немногочисленных тогда американских архитектурных школах, в основном, преподавали выпускники парижской Школы изящных искусств (Эколь де Бозар), что дало название и соответствующему методу обучения, и популярному тогда архитектурному стилю — бозар. ACSA сейчас насчитывает 139 членов. Она проводит национальные конференции, конкурсы, курирует недавно созданную Национальную академию экологического проектирования (National Academy of Environmental Design).
Национальный совет Комитетов регистрации архитекторов (National Council of Architectural Registration Boards, NCARB), основанный в 1919 г., состоит из комитетов всех 50 штатов, 3 территорий и округа Колумбия, которые и составляют США. Он занимается сертификацией, проверкой соответствия (equivalency), оценивает профессиональную состоятельность архитекторов, курирует Программу интернатуры (Intern Development Program). Чтобы получить лицензию архитектора, студенты должны пройти обучение в вузе по аккредитованной программе, а затем завершить интернатуру, что подразумевает 5400 рабочих часов в архитектурном бюро под контролем зарегистрированного архитектора. Затем они должны сдать экзамены на лицензию, которые также организует NCARB. Как и AIA, он занимается и непрерывным образованием.
Американский институт студентов архитектуры (American Institute of Architecture Students, AIAS) (основан в 1956 г.), как и AIA — организация с добровольным членством, объединяющая отделения на местах. Она занимается вопросами учебного плана, проводит студенческие конкурсы, защищает интересы студентов. Также она ведет программу Freedom by Design, в рамках которой студенты-волонтеры делают проекты для представителей незащищенных социальных групп.
Все эти организации входят как члены в Национальный совет по архитектурной аккредитации (National Architectural Accrediting Board, NAAB), основанный в 1940 г. Он аккредитует все учебные программы по профессиональной подготовке архитекторов (5и 6-летние), проводит инспекционные проверки вузов для оценки качества их программ, устанавливает критерии и процесс их оценки. При этом он действует по важному принципу «стандарты без стандартизации».
Это значит, что каждый вуз может сам выбрать, каким образом качество его программы будет соответствовать ожидаемому уровню.
Это позволяет, например, сохранять региональные особенности разных вузов, то есть, архитектурная программа в Южнокалифорнийском университете и Университете Северной Каролины могут сильно отличаться друг от друга, но обе будут аккредитованными.



Рис. 2. Таким образом, существует сеть архитектурных общественных организаций.
В ней AIA и AIAS выступают как объединения физических лиц, а ACSA и NCARB занимаются оценкой: в первом случае учебных программ, во втором — интернатуры и готовности индивида к лицензированию. В центре, между учебой и практикой, находится NAAB — форум, где преподаватели могут общаться с управленцами, а отдельные профессионалы — с организациями. Все вместе они определяют, как будет выглядеть профессия архитектора.
В крупном исследовании перспектив архитектурной практики и образования «Создание сообщества» [Boyer E.L., Mitgang L.D.
Building Community: A New Future for Architecture Education and Practice, 1996] была выдвинута идея: преподаватели и практикующие архитекторы должны сформировать единое профессиональное сообщество, создать продуктивные партнерские отношения между вузом и проектным бюро.
Действительно, сейчас граница между ними слишком широка, слишком мало людей, подобных мне, работающих сразу в обеих сферах: я был президентом Ассоциации университетских школ архитектуры и AIA, входил в совет директоров NAAB, работал в различных комитетах NCARB. Я практикующий архитектор, но также я считаю себя и преподавателем.
Вывод исследования Бойера и Митгенга, а также наша самая важная цель — необходимость соединения образовательной сферы и практики для того, чтобы архитектурная профессия соответствовала быстро меняющемуся социальному контексту. Между ними надо выстроить сердечные, не конку рентные отношения, ведь обе эти сферы расположены вдоль одного континуума — изучения архитектуры. Процесс познания никогда не заканчивается, и чем старше я становлюсь, тем яснее я понимаю: сколько всего я не знаю об архитектуре. При этом нельзя забывать о практике во время обучения в вузе: студент должен помнить о важности работы в рамках бюджета и графика и удовлетворения потребностей заказчика.
И мы должны помнить о культуре архитектурной практики, сосредоточиться на практико-академической модели, на сотрудничестве между двумя этими сторонами профессии, что не только вдохновит молодежь на занятия архитектурой, но и позволит им в процессе обучения подготовиться к плодотворной профессиональной жизни. При этом важно привести к возможной гармонии академическую деятельность студентов и преподавателей, а также поддерживать профессиональные исследования, которые были бы полезны и вузам, и практикующим архитекторам. Возьмем, например, тему результативности зеленой архитектуры.
Устав университета Северной Каролины, где я руковожу колледжем дизайна, требует, чтобы все его новые здания проектировались с расчетом на сертификат ресурсоэффективности LEED. Наш ректор спросил меня, где можно посмотреть показатели «работы» уже реализованных объектов. И мой ответ был – нигде. Мы не сертифицировали наши здания. Так когда это будет сделано?
Мы оставим это на откуп инженерам или всетаки архитекторы сами должны выполнять такие исследования? Мы должны этим заняться, потому что это означает следующее: проектное бюро больше не будет только поставщиком услуг, а станет самообучающейся организацией (learning organization), основанной на знаниях. Если вы только поставляете услуги, вы станете общедоступным и заменяемым элементом, если вы поставляете знания, вас будут ценить.
Как этого достичь? Мы должны превратить наши бюро в самообучающиеся организации, вкладывать средства в индивидуальное обучение. И это отличается от учебы в вузах, где, в основном, пожилые люди передают опыт молодым. Но кто сейчас лучше всех разбирается в новых технологиях и новых формах практики, кто будет работать с автоматизированными программами и системами BIM? Я считаю, что это недавние выпускники. То есть у любого сотрудника бюро есть, чему поучиться.



Рис. 3. Чтобы удовлетворить эту потребность в знаниях, AIA провело опрос: доклады на какие темы архитекторы-рядовые члены института хотели бы услышать на очередном
национальном конгрессе? Ответы были: проектирование, руководящая работа, эффективность зданий и практика. Я обозначил основные сферы знаний на схеме, по которой профессионал может составить собственный учебный план, тем более что все эти области взаимосвязаны.



Рис. 4. Где и как вы учитесь? До получения диплома у нас есть «внедренная» схема (учеба – практика) и «прерывистый» опыт (студент учится, практикует, вновь учится).
Есть также «параллельная» модель, когда студенты одновременно учатся и работают в бюро. После получения диплома работает академико-профессиональная система, в рамках которой вузы и бюро плодотворно
сотрудничают на этапах постдипломного образования и интернатуры. После получения лицензии в силу вступает программа непрерывного образования.
Интернатура легко встраивается в эту систему, потому что она обязательное условие для лицензирования, и в ее процессе от поколения к поколению передается профессиональный опыт. Недавние выпускники ощущают ответственность за «здоровье, безопасность и благополучие» сограждан,
а профессиональное сообщество таким образом обновляется. При этом очень важно, чтобы вместе работали архитекторы всех «возрастов» профессиональной жизни. Одно из трагических последствий нынешнего экономического кризиса заключается в том, что многие люди, находившиеся на середине карьерного пути, потеряли работу. Участники круглого стола крупных архитектурных фирм, проведенного AIA, сошлись на том, что уже через три года перестанет хватать профессионалов для руководства новыми проектами, да и вообще опытных сотрудников.
К чему мы должны стремиться? К совместной работе в условиях меняющегося мира по «проектированию проектных профессий» для будущего. К консолидации профессии.
К поддержанию непрерывного процесса становления профессионала от учащегося до опытного практика и педагога, работающего в разных сферах. Наш ключевой продукт — это знание, мы должны применять образовательные стратегии в наших мастерских, должны постоянно заниматься наставничеством в работе с молодежью. Сейчас мы занимаемся прикладными исследованиями в наших бюро, а в крупных фирмах формируются собственные исследовательские центры. Так же сильно изменилась проектная практика: в период с 2008 г. в США практически исчезли ее традиционные формы. Более 40% выполняемых сейчас архитекторами работ в 2008 в принципе не было частью их рабочей нагрузки. У нас есть преимущество в виде профессионального сообщества, которое через ассоциации помогает нам разобраться с организацией энергопотребления, контрактными документами, новыми материалами. Также нам стоит подумать о том, как мы определяем успех в профессии архитектора.
Мы размышляем надо всеми этими вопросами в то время, как наступает будущее, но мы всегда возвращаемся к теме качественной работы как основе профессии. А также мы заинтересованы в расширении отношений между профессиональными организациями, которые несут общую ответственность за начинающих профессионалов и за будущее нашей профессии.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of